Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Он не успел найти свое место в России или рядом с ней. Роман Носиков об уроке Ассанжа

3 Оставить комментарий

Он не успел найти свое место в России или рядом с ней. Роман Носиков об уроке Ассанжа

Сначала самой популярной игрой в нашем дворе была игра в войнушку. Это когда немцы нападают на Брестскую крепость, в качестве которой выступало что угодно, а ее защитники героически гибнут, не отступая и не сдаваясь, делая до ста выстрелов «из последних сил» и подрывая себя и врагов гранатами.

Потом мы посмотрели «И на камнях растут деревья», и во дворе закипели «морские» сражения на двух сдвинутых лавках, которые заменяли драккары викингов. Бабки, считавшие лавки своей собственностью, эти седые светские норны, гоняли нас и предрекали нам в будущем детскую комнату милиции, а затем неизбежную, по наклонной, тюрьму.

Потом, кажется, была «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго», которая ввергла нас в пучины романтики, прекрасных дам (наконец-то девчонкам нашлось какое-то место в нашей жизни) и рыцарских турниров.

А затем был «Робин Гуд». Мастерились луки, стрелы, избирались шерифы, отцы Туки, Робины Гуды и Гаи Гизборны.

Я был Робином всего пару раз, но я могу отчетливо вспомнить почти каждую минуту, прожитую в этой роли, — просто потому, что это были одни из лучших минут жизни.

Потом мы повзрослели.

Несколько позже, в 1992-м, кажется, году мы с приятелем шли из компьютерного кружка Дворца пионеров и рассуждали о том, что наступает время новых «робингудов» — людей, Шервудским лесом которых будет мировая компьютерная сеть, и они будут красть у богатых и отдавать бедным не золото, а информацию.

Кое-что из этого, как мы видим, сбылось.

Мы понимали, что таких людей, скорее всего, будут преследовать (как и того самого Робина, в которого мы играли в детстве), но подростковое наше воображение, ограниченное Дюма, Скоттом и Высоцким, не могло нарисовать нам хотя бы что-то более или менее приближенное к реальности, данной нам сейчас в ощущениях. 

Он не успел найти свое место в России или рядом с ней. Роман Носиков об уроке Ассанжа

Они преследовали его восемь лет.

Против Джулиана Ассанжа возбуждали дела об изнасилованиях, США назначили его врагом американского государства, губернатор Аляски Сара Пейлин и маститые журналисты Time требовали его убийства. 

Семь лет он провел взаперти в посольстве Эквадора в Лондоне.

И вот, наконец, они до него добрались.

Эквадор не просто отказал Ассанжу в политическом убежище, право на которое предоставил ранее. Эквадор мог просто выдворить Ассанжа с территории своего посольства, дав ему шанс добраться до любого другого.

Эквадор не просто нарушил Конвенцию о статусе беженцев 1951 года, запрещающую выдавать граждан в государство, из которого они бежали.

Эквадор лишил его ранее предоставленного гражданства.

Эквадор зашел в своем предательстве настолько далеко, что пригласил на территорию своего посольства британскую полицию, чтобы Ассанж не имел ни одного шанса бежать и остаться на свободе.

При этом Эквадор заверили, что Ассанж не будет отправлен в США, где его, возможно, ожидает смертная казнь, но уже через несколько минут после ареста стало известно, что британская полиция действует именно по запросу США. 

Он не успел найти свое место в России или рядом с ней. Роман Носиков об уроке Ассанжа

«Добро», когда побеждает, оно побеждает всегда именно так — предательством, ложью, подлостью, надругательством над законами. «Добро» окружено угодливыми трусами, лизоблюдами, палачами. «Добро» всегда хочет заткнуть, угрожает, шантажирует и лжет. 

Такое у нас нынче «добро».

«Добро» исключительной нации.

И вот какой урок нам дает очередная победа этого «добра».

Башар Асад — жив и правит. А вот Муаммар Каддафи — нет.

Эдвард Сноуден жив и на свободе. А его коллега Ассанж — нет. 

Александр Лукашенко — жив и правит. А его коллега Виктор Янукович — дает интервью из Ростова о том, что его «развели как лоха». Но хоть дает интервью. И заметьте — из Ростова. Не из Лондона. 

Анна Чапман живет и работает в России, а Борису Березовскому, Александру Литвиненко, Сергею Скрипалю — с этим повезло куда меньше.

И есть подозрение, что во всех недостаточно счастливых исходах главному герою не хватало именно России.

Он не успел найти свое место в России или рядом с ней. Роман Носиков об уроке Ассанжа

Маргарита Симоньян цитирует свой разговор с нашим героем:

«Ассанж нашел убежище в эквадорском посольстве. Надо было, конечно, в нашем. Надо было. Жил бы сейчас, как Сноуден: ездил бы в Сочи, свободно общался с кем хочет. Я бы его научила раков варить. Но он не советовался. А вытащить его из эквадорского посольства было уже невозможно — взяли бы сразу.

— Зачем тебе это нужно? — спросила я. — Ты же принес свою жизнь на алтарь. Ради чего?

— Просто я ненавижу врать. И ненавижу, когда врут мне, — сказал Ассанж».

Так вот, урок в том, что если ты ненавидишь ложь, ненавидишь лгать, ненавидишь, когда лгут тебе, если ты сомневаешься в доброте «добра», в исключительности исключительной нации — ты русский.

Так уж получилось.

И твое место — в России или с Россией.

Если ты Робин Гуд, или Д’Артаньян, Эйнар, Торир или Сигню, Мэрион, леди Равенна или Айвенго — твое место рядом с людьми, которые читали в детстве нужные книги.

Автор: Роман Носиков
Новости партнеров