Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное
29 МАРТА 2019
Проект «Ледниковый период. Дети»
собрал лучших юных фигуристов России
Автор шоу Илья Авербух рассказал, какое место по популярности в стране занимает его вид спорта
Алексей Ягудин и Оксана Домнина высказались против того, чтобы их дети занимались фигурным катанием, а Илья Авербух включил свой любимый вид спорта в число наиболее популярных в стране. Они поведали об этом во время съемок второго сезона телешоу Первого канала «Ледниковый период. Дети».

Многочасовой марафон (за один присест снималось сразу несколько выпусков программы) проходил на ледовой площадке Малой спортивной арены «Лужники», и на нем побывал корреспондент Федерального агентства новостей.
Прошлогодний успех дебютного сезона — премия ТЭФИ за лучший телевизионный проект о спорте — подвиг команду во главе с продюсером проекта Авербухом продолжить работу в деле выявления, обучения и развития юных талантов, которым, возможно, через несколько лет предстоит защищать честь России на международных соревнованиях самого высокого уровня.

Что-то осталось прежним, но есть и небольшие изменения. Например, никак не изменился квартет наставников — в нем тот же Авербух, Татьяна Навка, Роман Костомаров и Максим Траньков. Сплошь чемпионы и призеры Европы, мира и Олимпийских игр. Ну, а во главе авторитетного жюри как всегда — несравненная Татьяна Тарасова.
«Говорить детям «нет» — очень трудно»
До последнего момента было неизвестно лишь одно — кто будет ведущими. ФАН удалось стать первым СМИ, которое назвало заветные имена и фамилииАлла Михеева и Алексей Ягудин.

Первый вопрос еще одному прославленному фигуристу, триумфатору зимних Игр-2002, в эксклюзивном для Федерального агентства новостей интервью напрашивался сам собой.
— Алексей, вы столько лет уже ведете это шоу (включая несколько сезонов взрослого «Ледникового периода». — Прим. ФАН). Нет ощущения дежавю?

— Нет, ведь здесь главные действующие лица — как раз новые участники. Не Татьяна Анатольевна Тарасова: понятно, это человек навсегда. Все крутится вокруг тех, кто выступает. А поскольку постоянно разные детишки (или взрослые), то нет такого ощущения. Всегда что-то новое, всегда пытаешься найти какие-то другие слова. Часто говоришь экспромтом. Стандартные только какие-то подводки. А так, в основном, сам уже отталкиваешься от того, что показал, например, на льду ребенок. Всегда по-разному, если честно.

Алексей Ягудин
Олимпийский чемпион 2002 года
— Сейчас наставники жестко судят, по вашему мнению? Или так и должно быть?

— Сегодня они не судят, а набирают себе команды.

— Да, набирают, и очень много красных «огоньков» говорят участникам «нет».

— Здесь, как и в жизни, нет бесконечного веселья. Все равно рано или поздно праздник заканчивается. Конечно, есть победители и проигравшие. Но этот проект сложен тем, что в нем дети. Говорить им «нет» — очень трудно. Поэтому ты пытаешься подбадривать и делать так, чтобы юные участники чувствовали себя достаточно комфортно.
Здесь самое главное — представить, как будто это твои дети. У меня есть двое детей, и я вижу как будто, что это моей дочке показывают сейчас красный свет. Поэтому пытаюсь найти те слова, которые сказал бы ей»,
— рассказал Алексей Ягудин.
— Что тяжелее — одно выступление на Олимпийских играх или съемки здесь в течение всего дня?

— Конечно, Олимпиада! Даже сомнений нет.
Алла Михеева и Алексей Ягудин
— Алла Михеева как вам в роли соведущей?

— С ней приятно работать. Она обязательно втянется. Слушайте, ну это же то же самое, как меня привести в проект, например, «Русский керлинг». Что там говорить? Это не мое. А здесь все понятно.

Вот она сидела со мной: «Слушай, а как ты вот сразу видишь, что хорошая девочка?» Я говорю: «Мне надо просто увидеть какой-нибудь прыжок». Алла: «А что она сделала?»

Понятно, что ей тяжеловато. Когда мы с Женей Медведевой вели это шоу в прошлом году, она сразу видела то же, что и я. И мы от этого отталкивались.

— У вас две дочки, девятилетняя Елизавета и трехлетняя Мишель. Отдадите их в фигурное катание?

— Старшая не хочет им заниматься. Заставлять специально? Нет, не буду. Правда, мы (жена Алексея — олимпийская чемпионка 2006 года в парном катании Татьяна Тотьмянина. — Прим. ФАН) достаточно плотно «давим» на Лизу по поводу образования. Потому что умный и образованный человек пригодится всегда и везде. А спорт… Старшая ведет достаточно активный образ жизни, но не в фигурном катании. Ну, а младшая хочет заниматься гимнастикой или балетом. Будем ее куда-нибудь отдавать…
Первая — подопечная Тутберидзе
Первыми на лед МСА вышли девочки-одиночницы, потом в дело вступили мальчики, и довершили программу дня танцевальные пары. Поначалу наставники не спешили нажимать на зеленые кнопки, и красные огоньки порой вызывали недовольный гул со стороны многочисленных зрителей — на трибунах не было ни одного свободного места!

Впрочем, наставников можно было понять — из огромного количества претендентов им надо было выбрать всего лишь по трем девочкам, троим мальчикам и по три танцевальных пары, которые потом будут соперничать каждые в своей дисциплине (в первом сезоне было не так).

Первой, и единственной среди одиночниц, на «максимум» сработала десятилетняя москвичка Вероника Жилина. Как признался ФАН ее папа Владислав, идеи участвовать в этом шоу особо и не было, просто тренеры сказали, что «она пойдет, и все».

А тренеры, признаться, у девочки еще какие! Группой руководит не кто-нибудь, а сама Этери Тутберидзе! Красноречивый факт: на недавнем чемпионате мира, который проходил в Японии, ее подопечные — россиянка Алина Загитова и Элизабет Турсынбаева из Казахстана — заняли две верхние ступени пьедестала…
Перед Жилиной встал вроде бы нелегкий выбор: ей надлежало выбрать наставника, под руководством которого девочка продолжит свои выступления на этом «Ледниковом периоде». Однако все было решено заранее. Вероника назвала Авербуха.

— Она его хотела выбрать, да, — отметил Владислав. — Почему? Нравятся его постановки, которые дочь видела до этого, нравится, как он работает. Смотрели мы и первый сезон этого шоу…
Сам продюсер проекта до начала съемок, да и во время них тоже, а также в перерывах успевал решать различные вопросы.

Авербух и Ягудин даже сумели вспомнить девочек, которые участвовали в первом сезоне шоу, но в финал пробиться не смогли. А ведь что тогда, что сейчас перед их глазами предстало огромное количество детей.
Сначала у Ильи захотелось узнать об изменениях, которые есть по сравнению с дебютным сезоном.

— Отчасти, конечно, мы пошли по победной схеме, потому что аналогов такому проекту в мире просто не существует. Был найден особый формат, рожденный в России, который придуман мной. И мы продолжим то, что было начато ранее — за исключением некоторых нюансов. Расширился круг детей. Теперь у каждого наставника будут свои команды одиночников, девочек и мальчиков, и танцоров. В прошлом году такого не было. Но суть остается той же. Мы соревнуемся по такой системе — сначала внутренний отсев в командах, потом внешние, скажем так, столкновения, полуфиналы и финал.

Илья Авербух
Чемпион мира 2002 года
«Здесь собраны сильнейшие на данный момент в России»
— Учитывая, что это дети, удается ли вам оставаться беспристрастным?

— Вы знаете, это непросто. Однако между «обычными» детьми и детьми, занимающиеся спортом, причем профессиональным, — большая разница. Помню, в первых эпизодах прошлого «Ледникового периода» нас критиковали за, может быть, чрезмерную суровость и даже где-то жесткость по отношению к детям: «Как такое вообще возможно?»

Это все осознанно, потому что одна из идей и задач данного проекта, в том числе, — приоткрыть занавес, показать, как все это происходит в реальном спорте, где действительно есть жесточайший отбор, есть порой даже слишком циничные отзывы и очень жесткая критика.

Это важно. Чтобы у телезрителей, родителей, думающих, отдавать ли своего ребенка в профессиональное фигурное катание или не отдавать, было понимание, что требования тут высокие. И что спортивная жизнь — реально сложная и жесткая.

Но, конечно, мы стараемся поддерживать всех, хотя спортивный ребенок состязается с детства, он все время находится в соревновательном стрессе.
Это все для обывателей: «Ой, как же так, ребенку сказали «нет»?!» Да ему говорят «нет» практически каждую неделю, на каждом турнире! Потому что идет ежедневный отбор, ежедневный тренинг»,
— отметил Илья Авербух.
Это закаляет и вырабатывает дух у тех, кому мы потом рукоплещем на чемпионатах Европы и мира.

— Какое количество заявок было всего подано для участия в телешоу?

— Более двухсот. Но еще раз хочу сказать, этот проект не для тех, кто просто хочет попробовать покататься на коньках. Это возможность именно для тех, кто является лучшим в своем возрасте, получить опыт общения с наставниками, опыт выступления перед телевизионной аудиторией. Тоже очень важно — получить слова поддержки или замечания от Татьяны Тарасовой, побыть в кругу чемпионов, когда вокруг тебя Навка, Траньков, Костомаров, Ягудин!..

Поэтому сюда собраны не те, кто просто катается на коньках, а те, кто сильнейшие на данный момент во всей стране. Ну, за исключением тех, кто победил в прошлом сезоне. Тех ребят мы уже отправили в долгое плавание, и они, по правилам, принимать участие сейчас не могут. Только те, кто был, но не вышел в финал.
— Можно предположить, что больше всего участников будет из Москвы. Но наверняка ведь этот проект является еще и неким социальным лифтом для тех детей, которые занимаются фигурным катанием вдали от столицы? В каких-то регионах, где для этого есть не очень хорошие условия...

— Абсолютно верно. Многих детей из первого сезона, которые тогда выступали, заметили, и они, по решению родителей, переехали в Москву, тренируются теперь в местных школах. Я могу назвать примерно десять таких ребят из Казани, Перми, Нижнего Новгорода, Костромы, а также Подмосковья. Дело в том, что сейчас все так скоротечно — пересидишь, как говорится, один сезон, и уже будет поздно что-то менять.

— То есть эти дети уже серьезно занимаются профессиональным фигурным катанием?

— Да.
Переживающие мамы
— Можете ли вы, как профи, рассмотреть будущих, скажем так, участников или даже победителей чемпионатов мира, Олимпийских игр?

— В таком возрасте пока сложно что-то увидеть, потому что впереди у детей будет очень много антропометрических изменений. Кто-то быстро вырастет, кто-то прибавит в весе, у кого-то не хватит характера и он, что немаловажно, потеряет интерес, мотивацию... Еще бывают травмы.

На самом деле, это огромное сито, и прежде чем кто-то дойдет до борьбы за медали... Но бесспорно то, что дети видят по телевизору своих сверстников, и это подталкивает их все больше и больше заниматься фигурным катанием.

Соответственно, тем больше будет шансов у нашей страны вытащить в столь огромном неводе будущих чемпионов. И мы по-прежнему будем оставаться мировыми лидерами в данном виде спорта. Как это случилось на днях на чемпионате мира в Японии, где мы завоевали больше всего медалей (пять — одну золотую, по две серебряные и бронзовые. — Прим. ФАН).

— Но вы же все равно как-то видите, что, допустим, у этого мальчика или у этой девочки может потом получиться?

— Да, абсолютно. Детям из первого сезона было по 8—10 лет. Года через два, когда они поедут на юниорский чемпионат мира, мы уже точно сможем понять, что да как.
Спортивная жизнь очень скоротечна. Если начинаем следить за ними с 10 лет, то когда им будет по 16, появится ощущение, что мы очень много сделали»,
— подчеркнул Илья Авербух.
И мы уже будем знать этих героев, а не тех, кто выскочил, полюбился всем и тотчас исчез…

— В новом сезоне следует ждать каких-то сюрпризов?
Заслуженный тренер СССР Татьяна Тарасова
— Особых нет. Например, у нас те же самые наставники. Возможно, в следующем сезоне здесь будет ротация. А отличия только в том, что у нас будут другие дети, которые будут по-другому кататься (смеется).

— Вы сказали про следующий сезон. Только начался нынешний, а уже думаете о будущем?

— Думаю, весь олимпийский цикл мы должны пройти. До следующих зимних Игр (состоятся в феврале 2022 года в Китае. — Прим. ФАН).

— Илья, фигурное катание — это самый популярный вид спорта в стране?

— Нет, конечно. Я думаю, что оно находится в топ-5, это вот точно. Конечно, впереди футбол и хоккей. Объективно фигурное катание занимает третье место, хотя есть еще биатлон и баскетбол.

— Думается, немалую роль играют здесь и такие проекты, как ваш.

— Считаю, что все началось с первых «Ледниковых периодов» (дебют на ТВ состоялся в сентябре 2007 года. — Прим. ФАН). Мы помним этот бум, большое количество производных телешоу. Первый канал, надо сказать, очень много сделал для развития фигурного катания, не ставя при этом перед собой такую задачу. Потому что это все-таки не спортивный канал. Но в итоге сыграл колоссальную роль в развитии нашего вида спорта. Ну и мы 13 лет уже это делаем…
«Россияне более артистичные»
Первым члена своей команды обрел Траньков, двукратный олимпийский чемпион Сочи-2014, выбравший приглянувшуюся ему девочку. Любопытно, что он — единственный среди всех наставников, кто во время спортивной карьеры выступал в парном катании, а вот его друзья-соперники были танцорами.
— Максим, с какими чувствами вы опять бросаетесь в этот омут?

— Честно говоря, со смешанными. В прошлом году был довольно сложный период. Дети работают много, а наставники работают еще больше. Постоянно нужно генерировать в голове новые идеи, какие-то новые элементы.

Участников в этот раз больше, чем в прошлом году. Поэтому все обещает быть еще сложнее. Но и интереснее в то же время.

— Вместе с одиночниками здесь соревнуются и танцевальные пары. Насколько это тяжело лично для вас, «пáрника»?

— Да, для меня самое сложное, наверное, — работа с танцевальными дуэтами. Потому что это вообще не моя специфика. Если три других наставника являются чемпионами именно в танцах на льду, то я — в парном катании. Это же совсем другая дисциплина. И здесь мне, конечно, тяжелее, чем другим. Но, тем не менее, в прошлом году это не помешало именно моей паре одержать победу (улыбается).

Максим Траньков
Двукратный олимпийский чемпион 2014 года
— А вы не пытались предложить, чтобы пары тоже участвовали?

— Я очень хочу, чтобы было представлено и парное катание. Но это ведь самый сложный вид фигурного катания. Вся проблема в возрасте. В парном катании, к сожалению, ребят такого возраста у нас практически нет. Их время приходит гораздо позднее. Девочки начинают заниматься парным где-то в 13—14 лет, а мальчики — только в 15—16. И под возрастной ценз нашей программы они, увы, не подходят.

— Летом прошлого года вы стали тренером Евгении Тарасовой и Владимира Морозова. На том же первенстве планеты-2019 в Японии они стали серебряными призерами. Велика ли разница в работе со взрослыми и юными подопечными?

— Это абсолютно разные, скажем так, ипостаси — детский тренер и тренер сборной России. Конечно же, мне проще быть тренером сборной. Тут разная ответственность. Здесь, пока снимается передача, ты можешь ребят научить каким-то элементам, наставить на какой-то путь. Научить их быть творческими личностями. Что как раз нашу сборную отличает от других, — россияне более артистичные.
Наша задача тут — не научить детей прыгать (этим будут заниматься их тренеры), а раскрыть свой потенциал с точки зрения артистизма, актерского мастерства»,
— рассказал Максим Траньков.
Все-таки со взрослыми я больше работаю над технической частью и в то же время отрабатываю какие-то программы. А здесь такой полет для творчества!

— Какие критерии вы предъявляете своим юным подопечным? И что конкретно будете требовать от них в течение всего проекта?

— Основной критерий для меня — раскрепощенность. У многих детей она бывает врожденной, а у других бывает приобретенной — благодаря работе личных хореографов. Для меня, наверное, еще важнее будет артистизм, а не техническая составляющая. В принципе, прошлый сезон это показал — я брал в свою команду не только детей, прыгающих тройные, но и тех, кто просто мне нравился, с точки зрения артистизма.

Еще один критерий — работоспособность. Потому что это не просто две тренировки по часу. Очень большая работа, и детям на самом деле приходится проводить со своими наставниками на льду колоссальное количество времени. Бывало, в прошлом году мы и по шесть часов тренировались. Так что два основных критерия — возможность интерпретировать мои идеи на льду и работоспособность.
— Вы больше тренер-демократ или тренер-диктатор?

— Демократ. Я больше стараюсь научить своих спортсменов, и взрослых, и детей, самостоятельности, творчеству. Всегда прислушиваюсь к идеям, если дети сами их предлагают. Здорово же! И если они хотят раскрыть на льду какой-то образ, это просто замечательно. Ребята сами горят желанием, а ты только помогаешь им.

— Бывали такие чувства, что вы уже набрали в свою команду нужное количество человек, а хочется еще кого-то взять — вон того мальчика или вон ту девочку?

— Очень правильный вопрос!
На самом деле хочется взять практически всех, и нам всегда очень сложно кому-то отказывать и нажимать эту дурацкую красную кнопку. Потому что ты можешь помочь всем, но выбрать должен только трех в каждом виде»,
— признался Максим Траньков.
Однако таковы правила. Мы привыкли к тому, что находимся в спорте, где высокие достижения, жесткий отбор и жесткие правила. Не взяли тебя у нас в команды — идешь и тренируешься дальше! Ничего страшного. В следующий раз будет по-другому.

Да, для нас, наставников, самое тяжелое — это отбор. Потому что приходится отказывать, видеть эти слезы. Не так все просто. Но не такие мы уж и жестокие люди, как кажется с экрана (смеется).

— Как вам удается все объяснять им?

— Тоже сложный процесс. Нужно понимать, что это дети. Но понятно, что ни для кого из них отказ не является трагедией. И, как показал прошлый сезон, уже через пять минут после того, как они плакали, не попав в наш проект, дети бегали по всему катку, играли, хохотали, заводили новые знакомства.

Никогда нельзя отчаиваться, потому что кого-то всегда могут вернуть. В первом сезоне были случаи, когда мы возвращали ребят. Если кто-то, например, травмировался. Или после какой-то судейской ошибки. И новый сезон, думаю, исключением не будет…
Плюс иностранки
Одним из самых заинтересованных лиц в этот первый день съемок была Оксана Домнина, бронзовый призер зимних Олимпийских игр 2010 года и победительница чемпионата мира-2009 в танцах на льду. А еще она — жена Романа Костомарова и, как выяснилось, член его команды на шоу «Ледниковый период. Дети».

Так что за отбором участников Домнина следила, как говорится, не праздности ради.
It is necessary to choose a visual aid that is appropriate for the material and audience.
— Оксана, совпадает ли ваш выбор с выбором Романа?

— Всегда! С Романом я полностью согласна. Никаких разногласий у нас нет. Поэтому я очень надеюсь, что у нас получится хорошая команда. Мы сможем помочь деткам развиться и для этого проекта, и для дальнейшей спортивной карьеры.

— Значит, вы тоже будете в команде?

— Да.

— А сами хотели бы побывать здесь в роли наставника?

— Я себя отлично чувствую и так, в качестве помощника, хореографа. Поэтому — нет! Очень уже волнительно. И большая ответственность. Надо иметь железные нервы (смеется).

— А ваши дети будут заниматься фигурным катанием (у Домниной и Костомарова — восьмилетняя дочь Анастасия и трехлетний сын Илья. — Прим. ФАН)?

— Нет!

— То есть уже решено?

— Не знаю, жизнь покажет, но пока что не занимаются…
В заключение — несколько интересных фактов. Среди 19 девочек, претендовавших на участие в проекте, сразу пятеро имеют практически одинаковое имя — София, Софья и даже Софья-Мишель.

А еще две девочки и вовсе иностранки! Это Барбара Вранкова, чешка из города Брно, и Джастина Уилан, у которой папа канадец, а мама русская. Правда, родилась девочка в Москве, где тренируется в ЦСКА. Примечательно, что обеих тренируют Сергей Давыдов и Александра Кравцова

Первый телеэфир на Первом канале — в воскресенье, 31 марта.
Марат Лашкин

Использованы иллюстрации Максима Ли (Первый канал) и автора.
Читайте далее