Лента
01 декабря 19:03
Все новости
Легенда «Шахтера» — о Ярославе Ракицком, Александре Усике и трагедии команды без болельщиков
marmazov.ru  / 

Легендой в футболе становится далеко не каждый игрок или тренер. И уж совсем в крайнем случае в такую престижную категорию попадает администратор команды. Не так давно, когда Украину интересовали не вопросы выживания, а вещи куда более позитивные, вся футбольная общественность знала Дамира Зиннатуллина. Точнее, его не такую уж простую фамилию в памяти держал, возможно, и не каждый, но факт, что в донецком «Шахтере» есть боевая единица Дамир, был известен всем.

Человек из эпохи Луческу

Уникальность его заключалась в том, что Дамиру Зиннатуллину удавалось решать вопросы, с которыми больше никто справиться не мог. А поскольку пик его деятельности пришелся на «золотую эпоху Луческу», персона администратора обросла качествами буквально мистическими. Какие-то его свершения были реальными, какие-то выдумывали досужие обыватели, но главное, что все это шло на пользу «Шахтеру». Свирепая слава команды Рината Ахметова ковалась не только на футбольном газоне, но и за его пределами.

Казалось, что такие люди остаются в клубе на всю жизнь. Но некоторое время тому назад, когда «Шахтер» уже вовсю кочевал, не имея собственного стадиона и пытаясь обжиться во Львове, Киеве, Харькове, пути «горняков» и Дамира разошлись. Сегодня заслуженный работник физкультуры и спорта Украины находится вне футбола, да и вне Украины. Мой звонок из Москвы застал его в Чехии, хотя, если бы Зиннатуллин оказался в Индии, Непале или на Шри-Ланке, я бы не удивился, очень уж это непоседливый и деятельный джентльмен.

Но за футболом, да и за общей ситуацией на Украине Дамир следит. Уж в этом-то я был уверен, потому и вопросы заготовил соответствующие. Стоит сказать, что с героем публикации автора этого текста связывает многолетняя дружба. Раньше, когда Дамир был главным администратором «Шахтера», я возглавлял пресс-службу этого клуба. Совместных приключений у нас за плечами столько, что многотомник написать можно. Расставшись по работе, мы сохранили теплые дружеские отношения, потому как объединяют нас не записи в трудовых книжках, а общность взглядов, стиль жизни.

Легендарный администратор ФК «Шахтер» рассказал о трех местах силы
wikipedia.org / Komul/CC BY-SA 3.0

Белые пятна футбольной карты

— Дамир, в «Шахтере» ты проработал 20 с лишним лет, а в футболе и того больше. Скажи, глядя сегодня со стороны, как развивается украинский футбол? Сильно ли он отличается от того, что мы привыкли видеть в довоенные годы?

— Ответ на этот вопрос простой и печальный. Украинский футбол упал до самого низкого уровня, какой только можно представить. Собственно, и представить себе такое еще недавно мы не смогли бы. Фактически исключение составляет только донецкий «Шахтер», за счет своего потенциала. В какой-то степени киевское «Динамо». С некоторой натяжкой можно в эту компанию записать «Зарю». В последнее время еще «Александрия» кое-что показывает. Но это все. Самое же главное — общий уровень чемпионата оставляет желать много лучшего.

— Причины финансового свойства? Общее падение экономики страны отразилось в футболе, как зеркале?

— Сам суди. Даже полтавская «Ворскла», которая играла в прошлом году в еврокубках, уже много месяцев не может выплатить футболистам зарплату. Бюджеты команд даже в Высшей лиге настолько урезаны, что их можно уже причислять не к профессиональным клубам, а к аматорам. Исчезли с футбольной карты «Металлист», «Днепр», запорожский «Металлург», еле дышит «Черноморец». А ведь это команды с именем, авторитетом, с традицией, заметь, из городов-миллионников. Если в таких городах нет футбола, о чем же мы можем говорить?

— Самые злые случаи в Днепропетровске и Харькове. Большие клубы растворились в воздухе, как будто их и не было. Кстати, это именно те города, где ультрас особенно активничали в 2014 году. В итоге остались без команд. Хотя что-то там сейчас пытаются создать вместо исчезнувших клубов.

— Что создать? Никакой «Днепр-1» или «Металлист-1925», играющие сегодня в украинской Первой лиге, не могут заменить «Днепр» и «Металлист», которые мы помним, которые претендовали на высокие места в УПЛ. Это разные измерения. Клубный футбол Украины вымирает, и на примере Днепропетровска и Харькова это заметно лучше всего. 

Команда и болельщики через линию фронта

— А я знаю, что тебе оппоненты ответят. Скажут: зато посмотри на сборную Украины. Она в первом матче отбора на Евро-2020 сыграла вничью 0:0 с португальцами. С действующими, между прочим, чемпионами Европы, причем на их поле.

— Сборная провела удачный матч с Португалией. Андрей Шевченко строит новую команду. Да, 0:0 в гостях для Украины успех в данном случае. Но не стоит обольщаться. Думаю, что все в этой группе решится в Белграде. Украине предстоит тягаться за второе место с командой Сербии. Португалия для Украины не является прямым конкурентом. Это совершенно другой уровень. Просто на этот раз получился положительный результат. Благодаря определенным обстоятельствам.

— Каким?

— Во-первых, португальцы подошли к этой игре не в лучших своих кондициях и без максимального настроя. Во-вторых, сборную Украины выручил вратарь Андрей Пятов. Кроме него, нормально смотрелись Коля Матвиенко, уроженец Крыма, Тарас Степаненко и Саша Зинченко.

Легендарный администратор ФК «Шахтер» рассказал о трех местах силы
marmazov.ru /

— И все они так или иначе имеют отношение к «Шахтеру». Зинченко, правда, в «Манчестер Сити» выступает. Попал туда из «Шахтера» транзитом через «Уфу».

— А что я могу поделать? Объективно лучшие исполнители.

— Ты говоришь, что экономическая ситуация в стране косой проходится по украинскому футболу. Но «Шахтер» все равно более-менее держится. За счет запаса финансовой прочности?

— Кстати, а «Шахтер» в экономическом плане не такие уж страшные потери понес. Участие в Лиге чемпионов приносит приличные дивиденды. Но дело не только в этом. В свое время в основу работы клуба были заложены правильные концепции, которые до такой степени отладили, что они работают и в сегодняшних условиях. «Шахтер» покупает молодых талантливых бразильцев, растит их и продает в серьезные клубы за большие деньги. При этом получаются и спортивный результат, и финансовые поступления. Но не только деньгами все измеряется. «Шахтер» остался без болельщиков — вот настоящая футбольная трагедия.

— В смысле команда выступает с одной стороны линии фронта, а ее болельщики остались с другой?

— В подавляющем своем большинстве болельщики «Шахтера» находятся в Донецке. В свое время «Донбасс Арена» заполнялась даже на рядовых матчах, на трибунах собиралось по 35–40 тысяч любителей футбола. В Харькове полный стадион — это редкий праздник. Такое случается разве что на играх Лиги чемпионов. Аудитория «Шахтера» осталась в Донецке. А футбол без болельщиков теряет всякий смысл. Менеджмент клуба может наизнанку вывернуться, пытаясь привлечь к «Шахтеру» внимание харьковчан или киевлян, но ничего не выйдет.

— Ну, кто-то из Донецка на Украину переехал, наверное, ходят же на игры «Шахтера».

— Это совсем не то. Разве может быть атмосфера «Донбасс Арены» где-то кроме Донецка? Кстати, пока «Шахтер» играл во Львове, там приходилось наблюдать забавные ситуации. До появления в городе нашей команды футбола такого уровня там никогда не было. И тут вдруг манной небесной на Львов обвалилось шоу европейского уровня. Местный бомонд потянулся в ложи стадиона, дамы цокали на 20-сантиметровых каблуках, в лучших нарядах. В футболе, понятно, они мало что понимали, но футбольный спектакль притягивал.

— Вообще, курьезная, конечно, история. Команда из Донецка играет для львовского бомонда, а донецкие болельщики в это время от снарядов прячутся. Сюрреализм какой-то.

— Да уж, нормального в этой истории мало. Что касается болельщиков, пока мы не ушли далеко от темы матча Португалия — Украина, хочу обратить внимание вот на какой штрих. На стадионе в Лиссабоне было три тысячи украинских любителей футбола. Запросто могло быть и больше, но есть квоты УЕФА, болельщикам гостей отводится 5% мест на стадионе. Вот только кто эти люди? Заробитчане, которых в Португалии пруд пруди. Из собственно Украины приехала сотня-другая болельщиков, не больше. Остальные в Португалии и живут: пришли, посмотрели футбол, пофоткались. Но после игры на Украину никто из них не едет. Они работают на Португалию, там им лучше.

Легендарный администратор ФК «Шахтер» рассказал о трех местах силы
marmazov.ru /

Злой шоколад и нацисты-невидимки

— В каком-то смысле понять их можно.

— Это вообще их дело, где жить, работать, что любить. Я к другому веду разговор. Украинцы, живущие за границей, — любопытная тема. Большая часть — это трудяги, которых за границу загнала нужда. Но есть и прослойка профессиональных патриотов с украинским паспортами. Недавно был взрыв возмущения по поводу перехода Ярослава Ракицкого из «Шахтера» в «Зенит».

— Точно, был. Не заметить его было сложно.

— Скажу сразу, я к Ракицкому отношусь положительно и с уважением, как к футболисту, настоящему патриоту родного края и как к человеку. А его обсуждают какие-то боты, ничего в жизни не сделавшие и ничего не стоящие. Понятно, это касается не только ситуации с Ракицким. Точно так же обсуждают боксера Александра Усика, певицу Maruv, еще очень многих заметных и талантливых людей. Указывают им, как следует поступать, ярлыки на них цепляют, оскорбляют. Все это делают одни и те же деятели — диванный легион. Интернет-пространство позволяет чувствовать себя экспертом во всех сферах. И пользуются этой возможностью очень часто далеко не гении, наоборот, закомплексованные, убогие люди, дорвавшиеся до клавиатуры.

Легендарный администратор ФК «Шахтер» рассказал о трех местах силы
fc-zenit.ru / Пресс-служба ФК «Зенит»

— Профессиональные украинцы имеют к этому прямое отношение?

— Я видел в Европе,  как они отмечают так называемый день вышиванки. Надели сорочки, выпили по паре бокалов пива, повысили национальное самосознание и самоуважение, прошлись по улицам, показали себя. Но на Украину, чтобы любить ее в непосредственной близости, вернуться никто не спешит почему-то. Гораздо удобней лежать в вышиванке на диване в Европе и поучать оттуда через сети, как надо жить на Украине, на каком языке разговаривать, кого считать героем, а кого врагом. 

— Таких деятелей не только за рубежом хватает, их и на Украине целые пласты. Причем заметил, как по команде включаются. Дружно Ракицкого клевали, потом — бац! — переключились на Евровидение. Зато им всегда есть на кого негодовать.

— Только объекты для своего негодования они интересно выбирают. Я часто бываю у родственников в Татарстане, там есть магазины сети «Магнит». Их по России около пяти тысяч. И в каждом горы конфет «Рошен». Причем расположены они грамотно: полки на среднем уровне — самые выгодные места для реализации. Продукция фирмы, принадлежащей президенту Украины, на полках российских магазинов — это ничего страшного, все у Петра Порошенко хорошо. Зато Ракицкий в «Зените» — это предательство. Да он, или Усик, или Лешка Гай, обладатель Кубка УЕФА, славы стране принесли больше, чем всем диванные боты вместе взятые. Вообще, для современной Украины характерна удивительная избирательность в восприятии многих явлений. Скажем, в книгах великого Михаила Булгакова вдруг обнаружили признаки агрессии. А у нацистов, марширующих по Киеву, ее не замечают. И самих нациков почему-то не видят.   

— Сдается мне, Порошенко ты недолюбливаешь?

— А кто его долюбливает? Посмотри на рейтинги Порошенко. Это исхитриться надо было — так против себя страну настроить. Впрочем, то, во что сегодня превратилась Украина, — это дело его рук. Порошенко — самое большое зло для страны. Есть, конечно, зло и помельче, но с тем надо будет разбираться по мере поступления, когда наибольшее зло исчезнет.

— Я заметил, что многие наши общие знакомцы и коллеги, даже те, у кого с нынешними киевскими руководителями есть свои счеты, воздерживаются от подобных резких суждений на публике. Носят возмущение в себе, максимум на кухне изливают. Они на что-то надеются?

— Не знаю. У каждого свой путь. В одном фильме персонаж рассуждает: «Раньше мне мама все запрещала. Теперь жена. Когда я уже повзрослею?» Мне 54 года, совсем взрослый уже, имею полное право на собственное мнение и высказывать его не стесняюсь.

Легендарный администратор ФК «Шахтер» рассказал о трех местах силы
marmazov.ru /

Порция здоровой напряженности

— Как-то мы с тобой совсем убежали в сторону политики. Давай еще о футболе поговорим лучше. Какие-то планы в этом смысле имеются?

— Ближайшие — на футбол сходить. Собираюсь посмотреть в Праге матч «Славия» — «Челси», ¼ финала Лиги Европы.

— Понимаю. Там пара наших парней будут участвовать.

— Да, Виллиан в «Челси» играет. Там же медицинскую службу уже много лет возглавляет знаменитый доктор Пако Биоска, испанец. Европейским светилом он стал, работая в Донецке. У меня хорошие отношения с ними. Да и не только с ними, разумеется. С игроками, другими людьми футбола я провел большой кусок своей жизни, очень интересный и яркий. Когда появляется возможность, разумеется, стараюсь пересечься с бывшими одноклубниками, пообщаться.

— Аналогичная ситуация и у меня. В прошлом году в Москве была сборная Бразилии, а в ней тот же Виллиан, Фред, Дуглас Коста, Фернандиньо. Ясное дело, встретились, поболтали, вспомнили былое. Я еще подумал: надо же, футбольные монстры мирового масштаба, а состоялись, огранку прошли в «Шахтере».

— В том-то и дело. Был чемпионат соответствующего уровня. Оттуда могли выйти игроки уровня Виллиана или Фернандиньо. Ведь была сумасшедшая конкуренция «Шахтер» — «Динамо», да и «Днепр» с «Металлистом» добавляли порцию здоровой напряженности. В таком чемпионате вырастали большие игроки, причем не только в «Шахтере», но и в других клубах. А в сегодняшнем первенстве Украины могут появиться звезды европейского калибра? Это вопрос. Те игроки, которых покупают, талантливы. Но чемпионата нет. Матчи в основном полупроходные, скучные, низкого уровня.

Три центра силы

— Покинув «Шахтер», ты не перестал носиться по планете. А где сегодня твой дом?

— Пожалуй, можно сказать, что я живу на три дома. Один в Чехии, в Карловых Варах. Здесь живет семья моей дочки, которая родила мне замечательную внучку, ей уже три года.

— Как их туда занесло?

— Покинули Донбасс из-за войны. Получили статус беженцев. Теперь уже обжились. Там прекрасное место, русскоязычное. Я достаточно комфортно себя чувствую в Карловых Варах. Много выходцев из бывшего СССР. Заметь, у русских и украинцев нет никаких проблем, никаких конфликтов. Все заняты делом, не до глупостей. Выходцы с Кавказа есть, из Средней Азии — все мирно уживаются. По соседству киргиз живет, недавно собрались компанией, козла в складчину купили, зажарили. Посидели, покушали, побеседовали, отдохнули. Люди работают, вечерами смотрят футбол, выпивают пиво, о чем-то ностальгируют. Наверное, у каждого есть свои причины для этого.

— С европейской базой понятно. Где вторая точка силы?

— Это Татарстан, оттуда мои родители, там у меня родственники, много друзей. Удивительное дело, но я ни разу в Татарстане не слышал разговоров о политике. А как там празднуют Сабантуй — это обалденный праздник. Нам с тобой обязательно надо будет на него вместе съездить. Настоящий праздник труда: поработали и радуются хорошо сделанному делу. Со многими интересными людьми там познакомился. Сейчас вспомнил, к слову, я же в прошлом году встречался с Минтимером Шаймиевым.

Легендарный администратор ФК «Шахтер» рассказал о трех местах силы
marmazov.ru /

— Первым президентом Татарстана?

— Да. Правда, так сложилось, что произошло это не в Татарстане, а в Карловых Варах. 12 апреля, в День космонавтики, мы вместе возложили цветы к памятнику Юрию Гагарину. Он бывал в Карловых Варах, там память о нем чтут. Для меня общение с Шаймиевым — это большое жизненное событие. Мудрый человек, сумел сохранить мир. В Татарстане могла быть такая же заваруха, как в Чечне, но он не допустил. Когда знакомились, Минтимер Шарипович услышал, что я из Донецка, говорит, мол, как же, знаю, в Донбассе много татар. Отсюда вопрос. Ты же в курсе, почему в Донбассе столько татар?

— Да я-то в курсе. Приехали в свое время в надежде выжить.

— Правильно, голод гнал из Поволжья. Ехали на шахты, работать за пайку, только бы остаться в живых и спасти семьи. Крестьяне срывались с насиженных мест, учили русский язык в поезде, а доучивали в забое. Повсеместно был голод, а не исключительно на Украине, как любят рассказывать создатели мифов о геноциде украинского народа, голодоморе. Считаю, что спекулировать на этой беде — преступление.

— Татары, как правило, деловые люди. Не поверю, что ты на родину предков ездишь исключительно поучаствовать в Сабантуе. Строишь какие-то проекты с земляками?

— Сказать, что это проект, было бы слишком смело. Пока, пожалуй, лишь небольшие зарисовки к проекту. Если сложится, хотел бы организовать помощь из Татарстана татарам Донбасса. Сам знаешь, война идет, многие люди живут очень тяжело, нуждаются в поддержке.

— Место расположения третьего твоего дома угадать не сложно. Особенно после сказанного тобой только что.

— Все верно, это Донецк. Только не третий тут дом, а самый главный. Я горд своей донецкой пропиской и ни на какую другую ее не променяю. Здесь мой родной дом, здесь мои друзья. Конечно, нам всем сейчас непросто. По сравнению с довоенными временами жизнь стала куда суровей и скромней по возможностям. Но я недавно прочитал фразу, которая мне запомнилась и понравилась: «Лучше есть кабачковую икру с друзьями, чем черную икру с недругами». Это правильный принцип. Понятно, что лучше бы с друзьями есть черную икру, но сейчас, видимо, не тот момент.

Легендарный администратор ФК «Шахтер» рассказал о трех местах силы
marmazov.ru /

Кто ответит за беспредел?

— У нас такой период был.

— В смысле, когда друзья и черная икра? Был, еще и какой! Теперь другая ситуация. Но друзья остались. И остались принципы. Ты же знаешь, я терпеть не могу, когда мне навязывают чужое мнение, дикое причем. Что угодно рассказывайте, но не будет для меня Бандера героем. Мои герои такие же, как у моих отцов и дедов. А с теми, у кого георгиевская ленточка вызывает припадки эпилепсии, мне не по пути. Поэтому я остаюсь с Донецком. Идет пятый год конфликта. По кому стреляют ВСУ? По жителям Донбасса, формально — по гражданам Украины. За что? Только за то, что у людей есть свое мнение и оно отличается от мнения тех, кто дорвался до власти в Киеве? Убивать за убеждения — это по-европейски? Почему никого за такое не убивают, скажем, в Испании?

— Имеешь в виду каталонскую тему?

— Да. Там есть существенные разногласия, их обсуждают, возможно, на это уйдет много времени, даже годы. Но главное, что никто никого не убивает в Барселоне. На Украине же ситуация доведена просто до абсурда. В Донбассе, понятно, это просто катастрофа. Но в Харькове, например, радикалы могут себе позволить остановить автобус «Шахтера» и вызвать игроков, в том числе и сборной Украины, на унизительный разговор. Заставили футболистов в чем-то оправдываться… Кто дал этим обалдуям такое право? Кто ответит за этот беспредел?

— Никто не ответит, это ясно. Все списывается на выдуманную «российскую агрессию». Между прочим, очень удобная позиция.

— У меня есть знакомый генерал украинской пограничной службы, уволившийся в запас в 2014 году. Он мне как-то рассказал, что, когда начался конфликт в Донбассе, его люди разделились пополам. Практически поровну. Одна половина выбрала ДНР, там они сейчас и служат. Другая половина выбрала Украину. У каждого была своя позиция. Что это, если не гражданская война?

Вернуться назад
Комментировать
Какой вопрос вы задали бы Владимиру Путину?
Написать