Лента новостей Выбор региона Поиск
AR
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Как школа «Чертаново» превратилась в клуб ФНЛ и кузницу футболистов для сборных России

0 Оставить комментарий

Как школа «Чертаново» превратилась в клуб ФНЛ и кузницу футболистов для сборных России

Совсем недавно топ-5 московских футбольных клубов включал в себя «Спартак», ЦСКА, «Локомотив», «Динамо» и «Торпедо». Последние покинули элиту российского футбола 12 лет назад, но продолжали по инерции считаться представителями данной когорты. Несколько лет назад на авансцену вышло «Чертаново», которое в этом сезоне занимает 4-е место в ФНЛ и уже летом может оказаться в РПЛ. В команде нет иностранцев, а все футболисты — воспитанники одноименно школы, директор которой Николай Ларин дал большое интервью Федеральному агентству новостей. В нем он рассказал о проблемах детско-юношеского футбола, бюджетных деньгах в профессиональных командах, лимите на легионеров и остальных, не менее актуальных темах.

— На сайте «Чертаново» сообщается, что помимо мужского есть женское отделение. Чем оно отличается от мужского?

— На самом деле, все то же самое, что и в мужском. Девочки приходят заниматься футболом, переходят в команды старших возрастов и вершиной пирамиды для них является наша команда, которая выступает в Высшей лиге. Она в том году заняла второе место и вышла в Лигу чемпионов — две лучших команды России будут представлять нашу страну в этом турнире. Мы туда попали впервые.

— Значит, женская команда даже успешнее мужской…

— Для женщин путь в Лигу чемпионов легче.

Директор «Чертаново» Николай Ларин: Пока есть бюджетное финансирование, клубам неинтересно воспитывать молодых футболистов

— Разделение между тренерами мужских и женских команд существует?

— Есть тренеры, которые работают в мужском отделении, а есть, которые в женском. Тех, кто работает и там, и там, нет.

— А методика отличается?

— Несмотря на то, что раньше женское отделение было более развито в «Чертаново», до 2008 года, на тот момент они были ярче. Но приход очень сильных специалистов за последние 10 лет в мужское отделение привел к тому, что женское отделение очень серьезно пересмотрело свою методику работу. Конечно, у женского футбола есть своя специфика, связанная, прежде всего, с физиологическими моментами.

— Мужская с женской командой не играли никогда?

— Нет, даже в каких-то юмористических, товарищеских матчах. Кстати говоря, неплохая идея — может быть, возьмем на вооружение и на 8-е марта что-нибудь такое придумаем. Вообще, поскольку у нас школа по женскому футболу лучшая в России и уровень сопротивления со стороны других школ недостаточно высокий для нас, у нас женское отделение выступает в первенстве Москвы среди мальчиков в одной из низших лиг и играют там с командами мальчиков на год старше. Соответственно, в более молодом возрасте девочки почти всегда обыгрывают мальчиков, которые на год старше. Но потом, когда происходят физиологические изменения, тогда на старших возрастах ребята обыгрывают девчонок. Федерация футбола Москвы пошла нам навстречу и допустила девчонок до таких соревнование. Это большой шаг для развития женского футбола, потому что конкуренция в нем реально низкая. Достойное сопротивление мы получаем только когда играем на первенство России с представителями Московской области, Краснодара и других регионов.

Директор «Чертаново» Николай Ларин: Пока есть бюджетное финансирование, клубам неинтересно воспитывать молодых футболистов

— Про деньги. Финансирование академии «Чертаново» полностью осуществляется из средств бюджета города Москвы, на выступление команды в ФНЛ ищете спонсоров.

— У нас академию, два мужских и одно женское отделения, а также выступление женской команды в Высшей лиге финансирует Москомспорт полностью. Что касается выступления нашей мужской команды в Футбольной национальной Лиге, то на сегодняшний день Правительство города Москвы не выделяет на это денег. Возможно, когда-нибудь произойдут изменения, потому что мы не профессиональный футбольный клуб, а образовательное учреждение. Это уникальная ситуация — мы единственные, кто участвует в профессиональных соревнованиях в качестве образовательного учреждения. Соответственно, наше выступление в ФНЛ — там достаточно большие расходы — покрываются за счет спонсоров, рекламодателей и продажи футболистов.

— Спонсоры или инвесторы «Чертаново» — кто они?

— Инвесторов у нас пока нет, хотя, скрывать не буду: уже появляются заинтересованные компании и бизнесмены, которые могли бы инвестировать. Но пока что мы находимся в стадии переговоров, потому что на сей счет нужно проводить консультации с нашим учредителем. Сейчас у нас есть спонсоры — фирма DiaSport, которая в России стелет футбольные поля. И они большую часть своей прибыли направляют нам как безвозмездную помощь на уставные цели нашего учреждения, а конкретно — на выступление в ФНЛ. Вторая компания – экипировочный центр Футболомания. Сейчас мы подписали контракт на 4 года — это наш первый такой серьезный договор — с компанией Nike, которая будет полностью одевать наши команды. В случае успешного выступления подразумевается увеличение суммы контракта. Детали называть не буду, но это первое наше большое достижение. Плюс есть компании, которые за небольшие деньги размещают у нас рекламу на стадионе.

— По поводу контракта с Nike хотел подробнее. Что он в себя включает?

— Nike нам ничего не платит, он нас одевает. У нас команд очень много, их 38 в школе. Контрактом предусмотрено, что нас одевают на определенную сумму в год: мы выбираем товар по оптовым ценам. Этого товара на сегодняшний день не хватает на то, чтобы одеть все 38 команд академий. Остальные расходы по экипировке будет брать на себя Правительство Москвы.

— А до этого дети одевались за свой счет?

— Нет, у нас в школе этого нет. Полное обеспечение всего тренировочного процесса, выездов, участия в соревнованиях, экипировки за счет средств Правительства Москвы, выделяемых нам на работу нашего учреждения.

Директор «Чертаново» Николай Ларин: Пока есть бюджетное финансирование, клубам неинтересно воспитывать молодых футболистов

— Вы в «Чертаново» очень давно, больше 20 лет.

— Я в «Чертаново» с 5 января 1993 года, больше 26 лет. Пришел играть в футбол, потом стал тренером, дальше – директором, работаю уже 11 лет.

— Что за 11 лет удалось сделать?

— Самое главное, с чего необходимо было начать, собрать коллектив единомышленников. Я про административный и тренерский штаб. Считаю, что нам это удалось. Также за это время удалось добиться того, чтобы нам разрешили открыть интернат, он работает с января 2009 года. Хочется заниматься подготовкой спортивного резерва для сборных России и, когда есть возможность талантливым ребятам жить в интернате, имеешь большое подспорье. Это могут быть не только ребята из других городов, но и москвичи из других районов, которым долго добираться. У нас есть такие примеры. За счет интерната мы получили возможность развиваться, приглашать способных детей и, например, в 2013 году в юношеской сборной России, которая выиграла чемпионат Европы, было 6 человек. У «Чертаново» в той сборной было больше представителей, чем у «Спартака», «Краснодара», ЦСКА, «Динамо», «Локомотива», «Зенита». Начался футбольный бум, нам пришлось открыть второе футбольное отделение. Когда я работал тренером, в набор приходило 15-25 человек, а сейчас приходит 400-500.

Еще одним важным достижением, которое было сделано совместно с Москомспортом и Правительством Москвы, открытие Сергеем Семеновичем Собяниным нашего стадиона, которого до 2016 года у школы просто не было. Представьте: школе 40 лет, а у нее до сих пор не было своего поля. И даже команда, которая выступала на тот момент в ПФЛ, тренировалась на маленькой площадке, в хоккейной коробке. Стадион — наша гордость. Результаты все равно забываются, а арена — это надолго, следующие поколения москвичей могут на нем заниматься.

Директор «Чертаново» Николай Ларин: Пока есть бюджетное финансирование, клубам неинтересно воспитывать молодых футболистов

— Жизнь в интернате абсолютно бесплатная?

— Конечно. Проживание, питание, медицинское обслуживание, стирка — абсолютно все.

— Сколько воспитанников «Чертаново» живет в интернате?

— Примерно 6-7%. В интернате предусмотрена возможность проживания 100 человек, нам этого вполне достаточно. Он бывает целиком заполнен, бывает, что есть свободные места. В интернате останавливаются, например, когда приезжают к нам на просмотры. Плюс у нас есть программа, которую мы придумали для тренеров школ по всей стране. У нас есть ответственный человек, с которым может связаться любой тренер школы или академии России, записаться на стажировку. С них — только билеты, могут пожить, питаться у нас бесплатно и свободно смотреть за тем, как мы работает.

— Когда мы договаривались об интервью, вы сказали, что будете присутствовать на конференции РФС, посвященной выборам Президента организации. Какие у вас от нее впечатления?

— Нужно понимать, что кандидат был один (Александр Дюков). Мне очень нравилось, как работал исполняющий обязанности президента РФС Александр Алаев, до этого — гендиректор. Очень надеюсь, что он останется в системе управления российским футболом. Я был делегирован от ФНЛ, у меня было право голоса. Я голосовал за Дюкова. Надеюсь, у него все получится. Насколько я знаю, он очень быстро вникает в процесс.

— В своей речи Дюков уделил большое внимание проблемам детско-юношеского футбола. На ваш взгляд, тезисно, что нужно сделать для того, чтобы был сделан значительный шаг вперед?

— Я бы обратил внимание на 3 направления: инфраструктура, тренеры, регламенты. Инфраструктура – прежде всего, создание региональных центров, о которых уже давно говорят, но, по большому счету, особо ничего не сделано. В каждом регионе России должен быть создан интернат, куда собирались бы дети со всего региона и обучались. Второе: нужно иметь хороший пласт тренеров, занимающихся, желательно, по одинаковой методике, чтобы все понимали, к чему идем. В-третьих, изменения очень многих регламентов, которые сейчас далеки от совершенства и привязаны к достижениям побед в местных соревнованиях. Это связано также с финансирование бюджетных школ. Более того, могу сказать, что недавно отмененный регламент компенсации клубами ПФЛ за молодых футболистов, позволит сделать шаг вперед. Я был одним из инициаторов данного проекта, мы три года работали над этим вопросом. Также долго и упорно я бился за то, чтобы клубы ПФЛ были обязаны на поле выпускать сначала одного, а потом и двух молодых футболистов — это тоже было сделано совместно с Российским футбольным союзом и лигой. Надеюсь, еще ряд предложений, которые у меня и моих коллег из федерации футбола Москвы есть не только в голове, но и на бумаге, будут реализованы.

— Почему вы были за отмену компенсации за подготовку молодых футболистов для клубов ПФЛ? Ведь, по факту, для всех школ, включая вашу, это означает недополучение денег.

— Абсолютно уверен, что школы при этой системе не пострадают, а наоборот увеличивают шансы получить какие-то деньги в конечном счете. Потому что предусмотрена фиксированная сумма, которую клубы ПФЛ платят за отмену компенсации в РФС, а РФС обещает эти деньги пустить на академии. Во-вторых, когда футболист из ПФЛ перейдет в команду ФНЛ, школа все равно дополучит свою компенсацию. То, что мы даем молодому футболисту сделать первый шаг в профессиональном футболе, на мой взгляд, выгодно всем. Потому что сейчас многим директорам на местах, по большому счету, совершенно все равно, что будет с футболистом в дальнейшем — им бы сейчас получить свои 60-100 тысяч рублей. Я понимаю, что школы заслуживают компенсации, но мы не должны вредить при этом футболистам, которым после окончания школ тяжело трудоустроиться в ПФЛ как раз из-за необходимости платить компенсацию.

— Вы — последовательный сторонник лимита на легионеров. Вместе с тем, Александр Дюков, за которого вы проголосовали на выборах президента РФС, считается крайне либеральным в отношении лимита и неоднократно говорил о вреде ограничений.

— Посмотрим, что будет дальше. Я от своей позиции не откажусь. Считаю, что пока у нас есть бюджетное финансирование клубов, клубам неинтересно воспитывать молодых футболистов, чтобы пополнять свой бюджет — потому что бюджет у них один и тот же ежегодно. Пока данная система существует, лимит необходим. Если все клубы станут коммерческими или привлечение бюджетных средств будет строго лимитировано, тогда руководитель клуба будет думать о том, где искать деньги. Он (руководитель клуба) будет вынужден раскручивать футболиста с целью последующей перепродажи. Сейчас этого нет, поэтому нужно заставлять клубы выпускать на поле россиян.

— Мне понятны аргументы обеих сторон в вопросе лимита на легионеров, но разве отказ от лимита не позволил бы клубам существенно сэкономить на зарплатах российских футболистов, а освобожденные средства потратить на те же нужды детско-юношеского футбола?

— Я считаю, что зарплаты россиян не связаны с лимитом на легионеров. Они связаны только с тем количеством денег, которые есть в российском футболе. Руководитель любого клуба вправе не платить такие деньги: если бы клубы захотели, они могли бы не платить. Говорят, что если не заплатит один клуб, то заплатит другой — не думаю, что это так. Клубы могут договориться между собой и платить российским футболистам меньше. Если у нас история из бюджетной превратится в частную, лимит можно будет отменять — тогда руководители клубов будут тратить деньги так, как они считают нужным. А сейчас, пока у нас клубы финансируются за бюджетные деньги, они должны думать об интересах сборной России. Нельзя допустить даже возможность присутствия на поле 22 легионеров в одном матче.

В начале 90-х годов у нас не было таких бюджетов в клубах, но все было нормально. Деньги пришли большие в тот самый момент, когда пришли первые легионеры, в середине 90-х. Это был «Арсенал» Тула, «Локомотив» Нижний Новгород, а потом «Спартак». Именно с приходом легионеров и тем, что им стали платить большие деньги, россияне захотели зарабатывать столько же. Считаю, что именно легионеры спровоцировали рост зарплат, а не лимит. Не вижу проблемы в том, чтобы найти футболистов, готовых играть в премьер-лиге за меньшие деньги. Пример «Чертаново» показателен: у нас некоторые ребята играют за 18 тысяч рублей. Мы же не платим им 300 тысяч, а ребята у нас не слабее, я считаю, тех, кто получает такие зарплаты и выступает в премьер-лиге. Но как-то мы выкручиваемся. Почему этого не делают другие руководители клубов? Связи с лимитом я здесь не вижу.

Директор «Чертаново» Николай Ларин: Пока есть бюджетное финансирование, клубам неинтересно воспитывать молодых футболистов

— Вы уже говорили о том, что «Чертаново», несмотря на выступление в ФНЛ, не имеет статуса профессионального клуба. В чем подводные камни?

— Поскольку мы наделены всеми правами профессионального футбольного клуба — например, можем участвовать в трансферных операциях, то каких-то минусов для нас я в отсутствии статуса не вижу. Плюс я вижу в том, что, поскольку ребята, выступающие в ФНЛ, находятся в академии, выступление на профессиональном уровне для них является завершающим этапом обучения. Мне кажется, государство, в нашем случае, в лице Москомспорта, имеет моральное право молодым российским футболистам для участия в профессиональном соревновании выделять средства. Если я категорически против истории со взрослыми футболистами, а уж тем более легионерами за бюджетные деньги, то здесь, на нашем примере, я вижу возможность делать такие команды в каждом регионе и именно в них можно вкладываться. Потому что, как бы громко это не звучало, это будущее российского футбола. Почему я еще против легионеров – когда какой-то клуб платит за иностранца бюджетные деньги, не имея для своей академии должной инфраструктуры, мне это непонятно. Потому что легионер эти деньги получит и, в конечном итоге, уедет. Дай бог, чтобы его выгодно продали — тогда это еще хоть как-то аргументировано. Но мне кажется, что бюджетное финансирование нужно ограничить какой-то минимальной суммой, чтобы не убить футбол в регионах, в ПФЛ — тем более, что там нельзя заявлять легионеров. Пусть это будут условные 30 млн рублей, например, которых достаточно для второй лиги.

— Вы уже говорили, что видите «Чертаново» клубом, комплектующимся исключительно своими воспитанниками. Допускаете, что в будущем ситуация изменится и за клуб будут выступать представители других школ, иностранцы?

— Это возможно только если мы поймем, что выживать так, как мы это делаем сейчас, у нас не получается. Допустим, мы сейчас продали футболистов, нам полученных денег хватит на то, чтобы доиграть этот сезон в ФНЛ. Для выступления на следующий сезон нам нужно будет либо снова продавать футболистов, либо искать деньги. Возможно, это приведет к тому, что появятся некие инвесторы, готовые вложить деньги в клуб, но их возможным условием будет создание профессионального клуба, окупаемого, приносящего доход. Если такие предложения будут, а другого пути развития мы не будем иметь, то такое возможно. Мы, конечно, идеалисты, но закрывать клуб, чтобы оставаться правильными, мы не хотим. Но все это будет возможно, если мы этот путь развития будет поддержан нашим учредителем в лице Москомспорта.

— Сейчас «Чертаново» имеет шансы выйти в премьер-лигу. Расходы для клуба в таком случае будут ниже?

— Да. Мало того, еще и доходы будут выше.

— За счет денег от телетрансляций?

— В том числе. Есть еще и спонсоры. Если пофантазировать и представить, что некое чудо когда-нибудь произойдет, то, думаю, что нам было бы там комфортнее выступать. Главной проблемой для нас стал бы стадион, но, надеюсь, что в таком случае город пошел бы нам навстречу, чтобы мы играли в «Лужниках», условно — это сейчас единственный стадион, где после чемпионата мира нет своей команды. А мы сейчас все-таки считаемся пятой командой Москвы, я этим горжусь — идем вслед за «Спартаком», ЦСКА, «Локомотивом» и «Динамо». Дай бог, еще может «Торпедо» выйдет в ФНЛ — искренне за них переживаю, потому что тренер там наш воспитанник Игорь Колыванов, есть наш футболист — Артем Селюков.

— Вам нравится идея региональных центров, которые пошли бы по пути «Чертаново». Уровень футбола в стране вам хорошо знаком. Назовите школы в регионах, которые могли бы справиться с этой задачей?

— Те школы, которые находятся в крупных городах своего региона, желательно с наличием манежа. Там уже сейчас можно было бы начать реализовывать этот проект. В большинстве школ различных регионов России есть огромный потенциал для роста.

Помимо открытия этих центров очень важно, чтобы там еще и работали люди, которые понимают, что нужно делать, как ими управлять. Кадры решают все. До 2016 года у нас не было поля своего, однако мы успели на хоккейной коробке подготовить 6 чемпионов Европы.

— Найти деньги на выступление во второй части сезона удалось, прежде всего, благодаря тому, что «Чертаново» успешно начало сезон. Вы этот момент как просчитывали?

— Если честно, ставили перед собой задачу удержаться в лиге. На сегодняшний момент, математически мы ее пока что не выполнили, несмотря на то, что находимся на 4-м месте. Плотность в таблице очень высокая. Несколько поражений и ты можешь оказаться практически в зоне вылета. А у нас впереди несколько очень сложных выездов: Владивосток, Новосибирск, Тюмень, Сочи, где очень амбициозные задачи. Нам будет очень тяжело. При этом все понимали в команде, что, чем лучше будем играть, тем больше шансов получить какие-то предложения. Продав трех футболистов, мы показали, что подготовка своих воспитанников это эффективная модель работы.

Директор «Чертаново» Николай Ларин: Пока есть бюджетное финансирование, клубам неинтересно воспитывать молодых футболистов

— Нет ли опасений, что, постоянно продавая лидеров, команда рано или поздно просядет?

— Наша главная задача — подготовить футболистов для российского футбола. На сегодняшний день самое ужасное, что может для нас случиться — вылет из ФНЛ. Для этого нам нужно найти финансирование, чтобы сохранять тех футболистов, которые могут выполнять эту задачу. Если финансирование будет больше и мы сможем позволить себе сохранять всех игроков, то сможем решать более серьезные задачи. Сейчас мы просто хотим выигрывать. У нас есть премиальные за победы и наши футболисты просто хотят выигрывать и ждать предложений от других клубов. Если удастся по спортивному принципу подняться лигой выше, думаю, никто не будет против.

— Вы говорили, что зарплаты у вас до 100 тысяч рублей. А сколько премиальные?

— Больше 100 тысяч мы не платим никому. В прошлом году премиальные были 15 тысяч, иногда были двойные. Сейчас премиальные 30, но иногда бывают двойные.

— «Чертаново» сейчас находится в авангарде нашего футбола в том, что касается подготовки молодых футболистов. Наверняка это приковывает внимание самых неоднозначных элементов отечественного футбола — агентов. Как с ними выстраиваются отношения?

— Все это было до тех пор, пока мы не стали заключать договора профессиональные. Второе — мы стали сотрудничать с агентом Павлом Андреевым, мы дружим и работаем с ним.

— По факту у Андреева монополия?

— Я бы так не сказал. Никто не заставляет наших футболистов подписывать контракт именно с ним. Это же не рабовладельческий строй. Мы можем сказать свое мнение, но решения они принимают с родителями сами. Нам бы хотелось, чтобы это был Андреев — у него много футболистов в премьер-лиге, в сборной, он во всех наших отношениях вел себя достойно. Плюс наш воспитанник, который уже выступает в премьер-лиге, Артем Тимофеев, тоже помогает нашей школе со своей зарплаты.

— «Чертаново» заявило на весеннюю часть 14-летнего Сергея Пиняева, который уже долгое время находится на карандаше европейских топ-клубов. Он будет играть?

— Если тренер команды, которая выступает у нас в ПФЛ, решит выпустить его на поле, это непременно произойдет. Что касается заявки на сезон, мы это сделали для того, чтобы, в случае, если он будет этого достоин, дать ему возможность выйти на поле. Конечно, наша пресс-служба и знакомые говорят, что есть уникальная возможность поставить кучу рекордов, что 14-летний парень выйдет в матче профессиональных команд. Да, наверное, с точки зрения пиара это может быть интересно. Но искусственно никто ставить его не будет.

— Ему 14. Это сложный возраст. Как в этом возрасте его уберечь от столь пристального внимания, которое может буквально сломать?

— Уберечь от внимания невозможно, можно лишь помочь правильно это преодолеть. Внимание будет, и оно уже никуда не денется. Разговоры ведем с ним, с родителями. Нужно сделать все, чтобы футбол не отошел на второй план.

Новости партнеров

Новости партнеров