Поиск
Лента новостей
Закрыть
Весь мир
Боевики ИГ начали использовать в Сирии «джихад-мобили» нового поколения
Общество
Школьник-гей «закрыл» Америку
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Школьник-гей «закрыл» Америку

    12:53  23 Октября 2014  /обновлено: 22:26  27 Октября 2015
    476

    Америка для многих является несбыточной мечтой

    Америка для многих является несбыточной мечтой Россия намерена добиться возвращения из США 17-летнего юноши, который приехал в Америку по программе FLEX и решил не возвращаться на родину. О том, что с американской стороной по всем каналам ведутся переговоры о возвращении подростка, заявила вице-премьер РФ Ольга Голодец. По ее словам, подросток был усыновлен в США незаконно и поэтому должен быть возвращен в Россию. Ранее уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Павел Астахов заявил, что из США не вернулись 15 российских школьников, участвовавших в американских образовательных программах. Что касается истории с беглым подростком с программы FLEX, то сообщалось, что мальчика, неожиданно объявившего себя геем и отказавшегося возвращаться на родину под предлогом возможных преследований, якобы усыновила гомосексуальная пара.

    Акселерация как панацея

    На самом деле не совсем понятно, как Голодец намерена добиться возвращения беглого россиянина на родину. Дело в том, что американский суд провел в связи с этим делом слушания и досрочно признал 17-летнего российского школьника совершеннолетним. Теперь, согласно американским законам, он, а не его родители (у мальчика в России осталась мать) может принимать решения, касающиеся его жизни. «Сам он возвращаться не планирует. И даже разговор с мамой не смог повлиять на его решение, - вынужден был признать Астахов, - По нашим данным, мальчик получил разрешение американского суда по акселерации (досрочному достижению совершеннолетия). У него есть распоряжение американского суда о том, что он теперь решает все без родителей». При этом Астахов выразил опасения, что ребенку, не имеющему образования и источников дохода, придется в Америке очень несладко. Кроме того детский омбудсмен обвинил американские власти в том, что они фактически сманили мальчика, а нанятые для него адвокаты (возможно, также придерживающиеся нетрадиционной сексуальной ориентации) подучили подростка, что именно нужно говорить в суде.

    Места российских детей отдали Украине

    В связи с этой историей Россия объявила о приостановке участия в совместной с США образовательной программе Future Leaders Exchange (FLEX). Москва обвинила американскую сторону в нарушении условий проведения программы. Несмотря на то, что некоторые депутаты Госдумы, а также школьники, претендовавшие на участие в программе FLEX, писали письма и петиции, с просьбой отменить запрет, на ситуацию это никак не повлияло. Программу российская сторона возобновлять не стала. При этом, по неофициальной информации, речь идет не о временной приостановке, а о полном отказе от участия в программе российских школьников. Москва явно не хочет посылать морально неокрепших подростков в Америку, которую многие всерьез воспринимают как главного врага России. Программа FLEX была создана в начале 1990-х годов после падения «железного занавеса» по инициативе Соединенных Штатов и полностью оплачивается американским правительством. В программе, которая для участников полностью бесплатна, могут принять участие отобранные путем жесткого конкурса школьники из стран бывшего СССР. Дети в течение года живут в американских семьях и учатся в местных школах. Организаторы FLEX декларировали в виде цели программы налаживание культурных связей и взаимопонимания между странами. За эти годы через FLEX прошли более восьми тысяч российских школьников, в прошлом году из 14 тысяч претендентов в США по этой программе смогли поехать только 238 детей. Теперь места, зарезервированные за юными россиянами, согласно решению американской стороны, отойдут украинским старшеклассникам, а также подросткам из Грузии, Молдавии и Армении.

    Остаться в Америке

    О подоплеке истории с закрытием для российских детей программы FLEX корреспондент Федерального агентства новостей побеседовал с петербургским художником и дизайнером Еленой Сталь, которая сама некоторое время жила в Америке, обучаясь по одной из образовательных программ. Теперь Елена, основываясь на собственном опыте, на общественных началах ведет семинары, призванные познакомить российскую аудиторию с возможностями бесплатного online образования от лучших университетов мира, как американских и европейских, так и некоторых российских. Что касается истории с оставшимся в США подростком, то Елена обсудила эту тему со своими друзьями, курирующими американские образовательные программы, и они вместе попытались реконструировать события, которые могли на самом деле иметь место. - Там история достаточно логичная, — рассказала Елена. — Этот мальчик действительно поехал по FLEX. Он жил в приемной американской семье в каком-то маленьком городке в Мичигане. Они по воскресеньям ходили в церковь, что совершенно нормально и естественно для маленького городка в Мичигане. И там он, судя по всему, (в конце концов, мы точно не знаем – там или не там) познакомился с гей-парой. Он, как я понимаю, и как понял человек, который мне это объяснял, захотел остаться в США после программы. Мальчик, по-видимому, был очень впечатлен возможностями, которые предоставляют Соединенные Штаты умным и талантливым молодым людям, готовым ради этого много работать. В СМИ были упоминания, что он говорил о том, что хотел бы поступить в Harvard. Эти люди – гей-пара – вероятно, ему подсказали, как это сделать. То есть, он объявил себя геем и сказал, что на родине его ждут преследования. Является ли действительно этот мальчик геем – мы не знаем, это его глубоко личное дело, но если это правда, то это, безусловно, на мой взгляд, послужило дополнительным фактором в его решении остаться в США – отношение к геям в этой стране предельно толерантное и доброжелательное. О своем решении мальчик объявил в тот момент, когда программа обучения по FLEX была уже полностью завершена, и он должен был возвращаться домой. По завершении любой программы культурного обмена Институт Международного Образования (IIE), курирующий эти проекты, спрашивает о желаемой дате вылета на родину и высылает обратный билет по почте с уведомлением о вручении под роспись. Я уверена, что в том случае именно так и было сделано. То есть, в тот момент, когда мальчик обратился за статусом беженца, его легальный статус автоматически выпал из поля деятельности IIE, который администрирует все образовательные программы и программы культурного обмена и курирует людей, приезжающих в США по всем этим программам. Он, вероятно, получил как бы временный статус беженца, и его дело перешло в совершенно другое ведомство. Таким образом, ни программа FLEX, ни IIE уже больше никоим образом не несли за него ответственность и не могли влиять на его решение. То есть программа была уже закончена, и только тогда он получил временный статус беженца, в данном случае это важно. То же самое он мог бы сделать, приехав в США, скажем, как турист. При этом сама FLEX предприняла усилия для его возвращения на родину, для чего привезла в США его маму, вероятно в надежде, что она уговорит сына вернуться в Россию. Потому что отказ участника программы вернуться на родину – это, конечно, пятно на репутации FLEX, поэтому им это было абсолютно не нужно. Я прекрасно помню еще по своей программе – нас никто не пытался «переманить» или как-то простимулировать к тому, чтобы мы остались. Никто и никогда. Несмотря на то, что в моем случае участниками программы были не школьники, а в основном молодые и перспективные ученые, уже многого достигшие в своей области. Задача американских программ культурного обмена как раз в том и состоит, чтобы люди вернулись к себе на родину и поделились своим опытом с коллегами и друзьями, а также применили полученный опыт на практике. Но вернемся к нашей истории. Мама съездила к сыну, они там как-то пообщались, но мальчик остался. Он, видимо, сказал маме что-то вроде того, что он считает, что в США у него есть шанс получить хорошее образование и не подвергаться преследованиям на почве того, что он гей. Вероятно, парень попросил маму его понять и дать ему возможность использовать этот, как он считает, шанс на более успешную жизнь. Американские законы позволяют резидентам страны запрашивать разрешение на проживание для своих ближайших родственников, и, получив со временем легальный статус, сын смог бы пригласить мать в Штаты, таким образом, семья бы воссоединилась. Вероятно, это и объяснил мальчик маме, так мне представляется… Что касается усыновления мальчика гей-парой – это, на мой взгляд, и на взгляд моих американских друзей, какая-то очень странная и неправдоподобная информация. Никто из нас не может себе представить, чтобы мальчика так быстро можно было усыновить. Потому что американские законы в этой части очень сложные. Когда я жила в Штатах, меня попросила о помощи одна семейная пара, которая усыновила двух русскоязычных украинских детей. Родители не говорили по-русски, а дети – по-английски. Я помогала детям адаптироваться и сделать первые шаги в изучении английского. Приемные родители мне рассказывали, через что они прошли, прежде чем получить разрешение на усыновление. Там тысячи медицинских тестов, там тысячи справок о финансовой состоятельности, там очень многое надо сделать, чтобы тебе вообще разрешили быть усыновителем. Поэтому вообще невозможно представить, чтобы этой или любой другой гей-паре разрешили это сделать так быстро. Там на это годы уходят. Поэтому мы думаем, что все разговоры о его усыновлении геями – это фейк, этого просто не может быть. Единственное, они могли получить над ним какую-то временную опеку, это действительно возможно… Но усыновить, особенно при его непонятном статусе – нет, не могли. - Может, вся эта история с мальчиком – просто повод к закрытию программы? - Да, мне кажется, что это действительно просто послужило поводом, потому что, как я замечаю, сейчас в России программы культурного обмена с заграницей не приветствуются. Возможно, этим поводом просто воспользовались, поскольку мальчик ездил именно от программы FLEX. - Есть ли шанс, что парня всё-таки удастся вернуть обратно? - А зачем ему сюда возвращаться? Что хорошего его здесь ждет? Ему надо жить, принимать свои собственные решения и жить в соответствии с принятыми им решениями. Если он там получит легальный статус, значит, он и маму сможет рано или поздно пригласить, если они захотят воссоединиться. Маме тяжело конечно, но надо пережить, потому что обратного пути уже нет – по моему мнению, если он вернется, то будет хуже. В Штатах его никто не будет преследовать ни по каким признакам, ни потому что он остался, ни потому что он гей – и он рано или поздно получит свой официальный статус. Наймет хорошего юриста, и хороший юрист ему поможет оформить вид на жительство. Это будет небыстро, это может занять года три-четыре. Но в эти три-четыре года его никто не будет преследовать, потом он пригласит маму, и у него всё будет хорошо. А программа FLEX, возможно, сама решит свои проблемы – тут уже петиции российские школьники написали, и куча народу борется, чтобы ее восстановить. - Ну, пока не очень похоже, что запрет собираются отменять. А некая американская журналистка даже написала открытое письмо, предложив этому мальчику вернуться, чтобы, так сказать, «не подставлять» других школьников, которые из-за него лишились шанса поехать в Америку по FLEX. - Я считаю, что это просто подло. Он мальчик, ему 17 лет, и он не может нести ответственность за всю эту катавасию на уровне большой политики. Наше правительство, скорее всего, не пойдет на то, чтобы признать свои ошибки. Они хотели закрыть программу, и они ее закрыли. Они ее, может, и откроют, как обещали, через пару лет, но возвращение мальчика тут точно ничего не изменит. Для этого наши власти должны признать ошибку, признать, что погорячились. На самом деле, мне кажется, что они просто воспользовались этим поводом. Что было бы, если бы мальчик, например, поехал туда как турист и точно также попросил бы там убежища? В ответ запретили бы туризм в США? На самом деле случаев с оставшимися в Америке туристами много, гораздо больше, чем среди участников программ. А если мальчик вернется, то он себе сломает жизнь, здесь его, может быть, даже будут преследовать. Я не готова сказать, что мальчик поступил правильно, для этого мне нужно гораздо больше информации о том, действительно ли он подвергался или мог подвергнуться преследованиям в России. Но он принял свое решение. К сожалению, да, он создал повод к закрытию программы, но сделанного не воротишь, и не надо теперь требовать от него жертвы. Надо просто возобновить программу FLEX, признав, что единичный случай с этим мальчиком не повод, чтобы наказывать всех российских школьников. - А вообще насколько часто участники американских образовательных программ пытаются остаться в США? - По какой бы программе ты не ехал, остаться там очень трудно. В то время, когда я ездила, это было, наверное, еще труднее, практически никаких шансов. Для участников почти всех программ культурного обмена существует правило: виза J-1 выдается в американском консульстве с условием: two year home residency requirement. Это означает, что по окончании программы человек обязан вернуться на родину и прожить у себя дома два года, прежде чем он получит право запрашивать рабочую визу или вид на жительство в США. Исключений, практически, не делают. Доказать в американском иммиграционном суде, что для тебя должно быть сделано исключение, и это правило нужно отменить, так как тебя могут на родине преследовать по каким-то мотивам – политическим, социальным, гендерным – очень и очень трудно! Необходимо привести веские доказательства, например, судебный процесс, факты избиения, отказов в приеме на работу и т.д. Но дело в том, что сейчас, когда у нас принят закон против пропаганды гомосексуализма, у многих появился веский аргумент, чтобы сказать, что тебя могут преследовать как гея. Не могу утверждать с уверенностью, что американский иммиграционный суд примет это как достаточный аргумент, чтобы присвоить человеку статус беженца, но такой повод наш закон о гей-пропаганде, безусловно, дает. Это очень хороший крючок для желающих остаться в Америке. - Получается, что чуть ли не все, кто приезжает в США, поголовно хотят остаться? - Я не могу так сказать. Все зависит от того, чем человек занимается в жизни, и как он может реализоваться у себя на родине. Повторюсь, если речь идет об участниках программ культурного обмена, то это, как правило, люди, ориентированные на образование и интеллектуальную деятельность или же на создание и развитие своего собственного бизнеса. Повторю уже сказанное – США предоставляет практически неограниченные возможности для получения прекрасного образования, а также фантастические возможности для молодых ученых для занятия наукой. Вполне естественно, что многие молодые ученые стремятся вернуться в США, чтобы развивать свое научное направление в условиях великолепных лабораторий, библиотек и многочисленных грантов, позволяющих осуществлять самые смелые эксперименты. Но Америка принимает только тех, кто умеет противостоять трудностям и работать день и ночь. Поначалу всем всегда тяжело. Просто так ничего не дается, нужно доказать, что ты чего-то стоишь. Далеко не всем это подходит. В реальности, многие не выдерживают «американский темп» жизни и работы и кроме того все очень скучают по дому. Поэтому я не могу сказать, что «все поголовно» хотят остаться. После окончания программ участники возвращаются домой. Ты возвращаешься домой и проводишь два года на родине, но у тебя остаются в США связи, друзья, деловые контакты, понимание тамошних реалий, и дальше, если ты хочешь, и у тебя есть потенциал, ты, конечно, найдешь путь снова туда уехать. Но это можно сделать и не будучи участником никакой программы обмена. Просто найти свой путь для реализации в Штатах и эмигрировать туда. - Может, в этом всё дело, и наши власти просто не хотят, чтобы Америка «высасывала» к себе нашу талантливую молодежь? - Задача программ культурного обмена - это именно и только cultural exchange (культурный обмен). И американцы заинтересованы не только в том, чтобы показать нашим молодым и талантливым людям «американскую жизнь», но и в том, чтобы привезти в свою страну молодежь из разных стран. Они хотят, чтобы и молодые американцы из первых уст услышали о жизни, культуре, обычаях нашей и других стран. Они декларируют это как: «привезти людей, чтобы показать американцам весь мир», так как считается, что средние американцы крайне мало путешествуют, и мир для них замкнут в Америке. Когда я жила в Штатах, мне задавали очень-очень много вопросов о жизни в России, я делала презентации, проводила семинары и всячески популяризировала российскую культуру и искусство, так как это именно моя область. Я не могла избежать и острых вопросов о политике, меня тогда много спрашивали о войне в Чечне. Мне было очень сложно, приходилось много читать и готовиться, так как это, как раз, не моя сфера, но я старалась максимально объективно и аргументировано отвечать на все острые вопросы. Но организаторы всех программ обмена крайне заинтересованы в том, чтобы после программы ты вернулся домой. Им не нужно, чтобы ты там оставался. Им нужно чтобы ты, поучившись у них, вернулся со своими знаниями на родину и поделился опытом, полученным в США. А талантливой российской молодежи просто необходимо создавать достойные условия для научной работы в России, чтобы они могли конкурировать с условиями, существующими в Соединенных Штатах – и тогда еще и американская молодежь к нам потянется. А закрывать программы и ограничивать возможности образования – это просто тупик, — резюмировала Елена Сталь.

    Объятия родины

    Что касается усилий России по возвращению домой «заблудших детей», то трудно избавиться от опасений, что судьба мальчика, о котором идет речь, на родине может сложиться не слишком удачно, особенно после того, что он публично объявил себя геем, что в России, как известно, не поощряется. Вообще истории о возвращении оказавшихся на Западе детей бывают разные. Вспомним две из них – одна малоизвестная, еще сталинских времен, и другая, произошедшая совсем недавно. Чудом выживший во время Холокоста мальчик из Минска Давид Левин оказался после концлагерей сначала во Франции, а потом в Израиле, где подростком участвовал в Войне за независимость. В 1949 году Москва потребовала от Франции вернуть советского ребенка в СССР. Давиду, жившему в это время в израильском кибуце, сообщили, что родина ждет его. Надеясь найти выживших родных, подросток согласился. Впрочем, родных он так и не увидел. Следующие 23 года Давид провел в ГУЛАГе. Поскольку обвинение ему так и не было предъявлено, ни амнистия, ни реабилитация его не коснулись. Выпустили его только в 1973 году, отправив жить в Свердловск без права покидать город. Давид Левин умер в 2001 году во время съемок документального фильма о его жизни. Фильм «Давид» режиссера Алексея Федорченко был показан на фестивале «Послание к человеку», а позже прошел на телеканале «Культура». Другая история у многих на слуху. В 2009 году португальский суд, приняв во внимание доводы российской стороны, отобрал у опекунов и предал родной матери шестилетнюю Сандру Зарубину. Кадры, как рыдающего ребенка буквально вырывают из рук приемного отца, тогда обошли все мировые СМИ. Так девочка оказалась в российской глубинке, в деревне под Ярославлем: с туалетом на улице, баней по субботам, среди любящих, но не слишком благополучных родственников. Впрочем, местные власти и органы опеки, учитывая, что история слишком резонансная, были начеку: семья получила квартиру, мать взялась за ум, а подросшая и забывшая португальский язык Сандра стала обычной российской девочкой Сашей. Сейчас Саше 12 лет, она хорошо учится, присматривает за ребенком старшей сестры и строит планы на будущее – мечтает после школы поехать в Ярославль и поступить в театральное училище. В Португалию ее не возят, хотя бывшие опекуны постоянно приглашают – мать Саши боится, что ребенка отберут назад. Впрочем, приемные родители Сандры когда-то ей пообещали, что будут ждать ее хоть 30 лет. Елена Янкелевич  

    Автор: Алексей Громов
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях