Поиск
Лента новостей
Закрыть
Происшествия
Житель Мурманска заступился за мать, избив ее сожителя битой
Общество
Юрий Соломин: Положительных ролей для политиков на Украине не вижу
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Юрий Соломин: Положительных ролей для политиков на Украине не вижу

    19:25  10 Октября 2014  /обновлено: 22:31  27 Октября 2015
    76908

    Юрий Соломин

    Юрий Соломин Народный артист СССР, деятель театра и кино Юрий Соломин, несмотря на свои восемьдесят лет, внимательно наблюдает за политической жизнью, и в его размышлениях ощущается глубокая тревога за Россию и Украину. В эксклюзивном интервью корреспонденту Федерального агентства новостей Юрий Соломин рассказал о своем отношении к происходящему на Украине. - Юрий Мефодьевич, что в головах людей сегодня происходит? На глазах ссорятся братские народы, молодое поколение разобщено, водораздел зачастую проходит по семьям… - А вы посмотрите — через ЕГЭ нельзя поддержать творчество. Людям сегодня не хватает духовности. На Украине я по телевизору вижу несрежиссированные кадры: тысячи школьников — девочки, мальчики — лозунги кричат против России. А я-то помню войну, я эту правду из жизни знаю. И руководители на Украине тоже ее знают — и про Бабий Яр, и про другие подобные злодеяния. Просто они живут в своем мире, и изначально, в зародыше у них уже было семя яда и обмана. Вот возьмите Коломойского. Если не знать про него ничего — то, казалось бы, такой обаятельный человек. И смотрите, — он всегда улыбается. Но это не улыбка, это что-то другое… - Что? Оскал смерти? - Может быть. Помню, кто-то из евреев сказал: в каждом народе есть говенные люди, и я с ним согласен. Начиналось, мне кажется, с Западной Украины. Там очень многие имеют гражданство Венгрии, Румынии, Чехии… Я бы им сразу сказал: хотите отделяться – отделяйтесь, и все это привело бы к тому, что та часть, которая сегодня баламутит, уже ушла бы в Румынию, Польшу, Венгрию. Ежу ясно, как я говорю моей собаке Джульбе, чего они на самом деле добиваются. - Они не просто добиваются, они убивают мирных людей Донбасса. - Я не прощу им этого никак. Эти с Западной Украины пришли с оружием. При чем тут женщины и дети?! Так и хочется сказать им: «Вы же бьете и уничтожаете жилые дома. Ну как вам не стыдно!» Обратите внимание, украинские военные чаще всего в масках. Я объясню. Это молодежь 18-20 лет. Мне очень жалко, что все это происходит на Украине. Я очень любил Украину. - А почему в прошедшем времени «любил»?  - Сегодня я не могу сказать, что «люблю», потому что вижу, что там делается. А раньше мы каждые три года любили ездить туда на гастроли. И первые мои театральные гастроли были в Днепропетровске. А сейчас там Коломойский. Сегодня там эти в масках просто придут в театр и начнут бить всех ногами. Если был бы лет на сорок помоложе — может, и сумел бы им показать... В Киеве я много снимался. Там у меня остались друзья-актеры. Связи рвутся. Но не все так просто. Вот у нас в Малом есть актер Слава Изепов, который работал когда-то в Академическом театре русской драмы Леси Украинки в Киеве, но лет двадцать уже с нами в Малом выступает. Он лет десять ездит в Киев играть центральную роль Антона Павловича Чехова в спектакле «Переписка Чехова». Когдя я 18 сентября я его отпускал в Киев, он мне сказал: «Понимаете, я не могу не поехать». И я его понимаю… - У вас нет ощущения, что украинские пропагандисты написали некий сценарий и ставят свой адский спектакль с реальными смертями и стрельбой? - Когда я смотрю по телевизору новости, то нередко представляю, на какую бы роль принял того или иного политика с экрана. Вот один в очках, Яценюк. Смотрите, как он ходит, как смотрит. Его роль мне понятна, ведь профессионально мы психологи. Пока ни одной положительной роли для этих высокопоставленных людей из украинских политиков не нахожу. Как я ни любил раньше Кличко — который, чувствуется, мастер своего дела, элегантный такой, — но и ему нет в моем представлении пока хорошей роли, но я для него в классике отыщу что-нибудь. Честно говоря, я два месяца не отхожу от телевизора — смотрю новостные выступления, репортажи журналистов. Я страдаю. Иногда после всех этих передач я пью валокордин. А у меня, извините меня, шунтирование было 10 лет назад. Меня жена гоняет от телевизора. Это сложно воспринимать. За политиканами стоят деньги. Для меня это уже стало ясно. За разговорами о прекращении огня продолжается стрельбы. И мне ясно, что они хотят сравнять с землей Донбасс. - Творческие люди, как вы, могли бы своим талантливым искусством пробуждать в затуманенных головах огонь правды. Не кажется ли вам, что Малый театр мог бы своим творчеством поддержать народ Донбасса, съездив к ним на гастроли? - Мы-то поедем без вопросов. Но, скорее всего, нас туда не пустят. То, что делается на Украине, этого делать нельзя — это моя гражданская позиция. Меня сегодня возмущают беспочвенные обвинения в адрес России, которая якобы напала на Украину. На кого мы напали? Не было этого и быть не могло! …А зритель предпочитает смотреть телевизор. Это легко дается. Театр требует от зрителя уделить ему время. Мы готовы к постановкам о сегодняшней трагедии на Украине. Но театру это пока сложно, прежде всего, потому что нет соответствующей литературы. Никто не написал об этом. Для описания происходящего и постановки этого в Малом театре сегодня нужны произведения, наподобие Васильева, который много писал о войне. Беседовал Сергей Бендин

    Автор: Алексей Громов
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Читайте также
    Закрыть