Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Беззубые и с тонкой шкурой: бронекатера ВМСУ «Гюрза-М» — это БТРы, загнанные в море

1 Оставить комментарий

Беззубые и с тонкой шкурой: бронекатера ВМСУ «Гюрза-М» — это БТРы, загнанные в море

На фоне очередной годовщины «Евромайдана» военно-морские силы Украины ударились в ностальгию. На ресурсах ВМСУ как грибы после дождя стали массово выскакивать тексты про бесчисленные «перемоги» мореходов под жовто-блакитным прапором.

Например, про то как 19 ноября 1992 года лихо прибыл на Севастопольский рейд «прихватизированный» у ЧФ украинской стороной корабль управления «Славутич». 

Собственно, «лихость» того деяния заключалась в том, что ВМСУ, в соответствии с указом президента Украины Леонида Кравчука, к ноябрю 1992 года уже как бы существовали, но в Москве этого официально еще не признали. Так что украинские «флибустьеры» на «Славутиче» швартовались в Севастополе с опаской. 

Еще одним забавным нюансом той истории было то, что у ВМСУ на тот момент еще не было своего утвержденного военно-морского флага. Поэтому «Славутич» нес кормовой флаг и гюйс, разработанные и подаренные экипажу корабля украинским кутюрье Михаилом Ворониным. «Кормовой флаг от кутюрье» — согласитесь, это звучит гордо!.. 

21 ноября 1993 года случилась следующая «перемога». В Севастополь пришел малый противолодочный корабль «Луцк», построенный «молодой украинской промышленностью с опережением любых советских графиков». Секрет этого фокуса был прост. МПК заложили на Киевском судостроительном заводе «Ленинская кузница» 11 января 1991 года, еще при СССР. 26 декабря 1992 года новые владельцы МПК перезаложили корабль для ВМСУ, после чего именно эта дата и стала фигурировать в украинской прессе как день начала постройки «Луцка». Забываем про два предыдущих года строительства корабля — и рекорд готов.

Итог всех этих «перемог» известен: «Славутич» и «Луцк», как и многие другие корабли ВМСУ, весной 2014 года перешли под контроль России. Мало того, командир «Луцка» после этого даже был назначен командиром российского МПК «Суздалец».

Откуда выползли «Гюрзы»

«Крымская весна» поставила точку в конце истории ВМСУ как сколь-нибудь значимой в военном смысле корабельной группировки. Это стало вполне закономерным итогом существования военно-морских сил, созданных Киевом в рамках стратегической концепции «Шоб було». 

Со второй половины 2014 года на Украине начался вялотекущий период «возрождения флота». Заключался он в том, что Киев клянчил боевые корабли за границей, раз за разом анонсировал достройку заложенного в 2011-м корвета «Владимир Великий» и «форсировал» стартовавшее еще в 2012-м создание малых бронированных артиллерийских катеров (МБАК) проекта 58155 «Гюрза-М».

На данный момент лишь последние сумели реально пополнить состав ВМСУ. Но вот насколько это усилило боевой потенциал Украины на море — вопрос неоднозначный. Хотя бы по той причине, что «Гюрзы» как раз на море, по исходной задумке, должны были действовать в последнюю очередь.

История этих бронекатеров началась… с террористических актов в США 11 сентября 2001 года. После того как захваченные террористами «Аль-Каиды»1 (террористическая организация, запрещенная в РФ) авиалайнеры врезались в башни Всемирного торгового центра и здание Пентагона, американцы инициировали проведение операции «Несокрушимая свобода» в Афганистане. Тогда же они получили во временное пользование аэродром Ханабад на территории Узбекистана. Одним из условий этого стало получение Ташкентом от Вашингтона финансовой помощи в размере 5,6 млн долларов для модернизации матчасти Термезской речной флотилии пограничных войск Узбекистана.

Беззубые и с тонкой шкурой: бронекатера ВМСУ «Гюрза-М» — это БТРы, загнанные в море

Основной задачей этой флотилии являлся контроль 156-километровой границы с Афганистаном по реке Амударья. То есть в первую очередь речь шла о противодействии перевозке наркотиков, контрабанде и незаконной миграции.

Доставшиеся от СССР Узбекистану речные бронекатера к началу 2000-х годов выработали свой ресурс и требовали замены. Так что американский денежный «подгон» оказался для узбеков очень кстати. 

Поскольку деньги у Узбекистана имелись, быстро нашлись и те, кто был готов построить для Термезской флотилии новые бронекатера. Николаевское госпредприятие «Исследовательско-проектный центр кораблестроения» переживало в связи с нехваткой заказов не лучшие времена, так что для украинцев узбекский заказ на проектирование речных бронекатеров оказался манной небесной.

Техзадание было незамысловатым. Узбекам нужен был небольшой, с малой осадкой, плоскодонный, имеющий противопульное бронирование и унифицированное с БМП и БТР вооружение катер, способный уместиться в Ан-124 «Руслан». Именно такой катер проекта 58150 шифр «Гюрза» в Николаеве и спроектировали.

Оснащенный водометами МБАК «держал» 7,62-мм пули, весил 30 тонн, имел в качестве вооружения башни от БМП-2 и БТР-70, а также — со снятой рубкой — влезал в «Руслан». «Бонусом» к этим тактико-техническим характеристикам шла заявленная проектировщиками новомодная «стелсовость» МБАКа. В поперечном сечении корпус катера имел форму плоского шестиугольника. Теоретически это должно было обеспечивать «Гюрзе» значительное повышение участка радиолокационной отражательной способности. 

Заказчик не совсем понял, зачем ему на Амударье стелс-катера. Зато сразу выразил сомнение в целесообразности наличия на речном бронекатере большой и заметной издалека рубки, легко прошиваемой насквозь из станкового пулемета. 

Однако украинцы сумели убедить узбеков, что с надстройкой все в порядке. В конце концов, лупить по «Гюрзе» из «станкача» будут не каждый же день! А без такой рубки — «стелосовость» никакущая, да и микроволновку с холодильником некуда больше на катере воткнуть. В итоге слабобронированную большую рубку на МБАКе таки оставили… 

А вот наш супер-пупер стелс!

За февраль—декабрь 2004 года две «Гюрзы», «Джайхун» и «Сайхун», были построены ЧАО «Завод «Ленинская кузница», испытаны, переправлены «Русланами» в Узбекистан и сданы заказчику. После этого лет на шесть о «Гюрзах» забыли, пока не пришел SOS из Измаильского отряда морской охраны Украины. 

В 2010 году измаильские «прикордонники» оказались примерно в той же ситуации, что и узбекские речные пограничники в начале 2000-х. Советские катера у украинцев полностью выработали свой ресурс, ЗИПа к ним уже не было. В то же время у румынских соседей на Дунае водились не только артиллерийские катера, но даже вполне себе мониторы со 100-мм орудиями.

Правда, у украинцев, в отличие от узбеков, не было американских денег. Поэтому реанимацией проекта «Гюрза» для себя, любимой, Украина занималась куда медленнее, чем постройкой МБАКов для Узбекистана.

Кучу времени заняли разнообразные согласования. В ходе последних решили, что украинская «Гюрза» должна быть, во-первых, больше «Гюрзы» узбекской, во-вторых — лучше вооружена. 

Модернизированный Украиной для Украины вариант МБАКа стал именоваться проектом 58155 «Гюрза-М». Полное водоизмещение старого-нового МБАКа вымахало до 50,7 тонн, что уже не позволяло таскать «Гюрзу-М» самолетом, но еще оставляло возможность катать катер по суше на автотрале. Но — осторожно. Но — оставляло.

Беззубые и с тонкой шкурой: бронекатера ВМСУ «Гюрза-М» — это БТРы, загнанные в море

Да, водоизмещение катера пришлось увеличить — иначе обеспечить «Гюрзе-М» требуемую «прикордонниками» мало-мальскую возможность действовать вблизи морского побережья просто не представлялось возможным. Впрочем, мореходностью проект 58155 все равно не блистал. Да этого от него никто и не требовал. «Прикордонники» лишь хотели, чтобы «Гюрзы-М» с Дуная своим ходом могли добираться по воде до Одессы. 

Увеличение габаритов МБАКа позволяло визуально обнаруживать «Гюрзу-М» с большей дистанции, чем «Гюрзу». Зато рост размеров катера дал украинцам возможность усилить вооружение МБАКа. Сам комплекс вооружения подбирался исходя из того, что «Гюрза-М» будет действовать на пограничных реках и озерах, то есть при минимальном волнении. В таких условиях МБАК должен был иметь возможность на дальности прямого выстрела бороться с живой силой и легкой бронетехникой противника. При этом разработчики «Гюрзы-М», с оглядкой на опыт «Гюрзы», тоже решили унифицировать вооружение бронекатера с вооружением сухопутной бронетехники.

Вот так и получилось, что на «Гюрзе-М» «прописались» два боевых модуля, разработанные для бронетранспортера БТР-3Е. В стандартную комплектацию одного такого модуля входили 30-мм автоматическая пушка ЗТМ1, 30-мм автоматический гранатомет, 7,62-мм пулемет ПКТ и ПТРК «Барьер», имеющий паспортную дальность поражения цели в 5 км. 

Устанавливаемому на МБАК модулю украинцы дали новое название — БМ-5М.01 «Катран-М», на чем, по сути, «оморячивание» комплекса вооружения «Гюрзы-М» и завершилось.

А дальше было весело.

Ознакомившись с ТТХ проекта 58155, ВМСУ объявили, что тоже хотят для себя такие катера! Между украинскими военными моряками и пограничниками возникла ведомственная склока, из которой победителями вышли ВМСУ. 

Зачем военно-морским силам понадобились катера с вооружением БТРов и их же мореходностью, понять было трудно. Видимо, опять в дело был пущен тот самый неотразимый довод — «Шоб було!» 

Так или иначе, но он сработал. 25 октября 2012 года на все том же ЧАО «Завод «Ленинская кузница» была заложена первая пара МБАКов «Гюрза-М». Была заложена и… зависла на стапелях по причине хронического отсутствия финансов. Два недостроенных катера ржавели на стапелях вплоть до «Крымской весны», когда внезапно выяснилось, что от ВМСУ осталось лишь название.

ВМСУ надо было возрождать, но за счет чего?

Беззубые и с тонкой шкурой: бронекатера ВМСУ «Гюрза-М» — это БТРы, загнанные в море

«У нас же есть два супер-пупер новейших стелс-катера! Срочно нужны госденьги на их достройку!» — должно быть, нашелся в этой ситуации владелец ЧАО «Завод «Ленинская кузница» и, по совместительству, немножко новый президент Украины Петр Порошенко

Понятно, что в такой ситуации президент Украины владельцу «Кузницы» не мог отказать. И не отказал. Финансы тут же были выделены, работа закипела. 11 ноября 2015 года первые две «Гюрзы-М» спустили на воду и приступили к их испытаниям. В море. 

После чего стало еще веселее.

Пушка не стреляет, ПТУР не летает

Мореходность МБАКов в «нецелевых» условиях применения оказалась прогнозируемо отвратительной. Но это хоть ожидалось. О чем все как-то позабыли в постмайданном угаре, это то, что комплекс вооружения МБАКов был не совсем морским. Точнее — совсем не морским. Что в условиях морской качки и забрызгивания соленой водой тут же сказалось. 

Универсальный комплекс управления огнем «Триада» упрямо отказывался корректно работать. Постоянно что-то замыкало и отказывало. Приводы наводки боевых модулей работали с такими рывками, что оружие удавалось нацелить не туда, куда нужно, а просто «куда-то». 

К моменту ввода МБАКов в строй с этими проблемами удалось справиться лишь частично. Более того, уверенного функционирования комплекса вооружения МБАКов украинцам не удалось добиться до сих пор. При этом больше всего проблем возникло с «оморячиванием» ПТРК «Барьер», в катерной версии получившего название «Барьер-ВК». 

Соль и постоянная влага быстро выводили ракету в пусковом контейнере ПТРК из строя. Поэтому «Барьеры» пришлось хранить внутри катера — там где, по проекту, должна была сидеть разведывательно-десантная группа. Но это еще пол беды! 

Главной бедой оказалась использованная в «Барьере» полуавтоматическая система наведения ракеты по лучу лазера. Чтобы попасть в цель, оператор «Барьера» должен после пуска ракеты непрерывно удерживать на цели луч лазера. На суше при стрельбе со стоящего на месте БТРа такая система работала вполне исправно. А вот при стрельбе с активно маневрирующего, зарывающегося в морские волны, да еще и постоянно окруженного завесой из брызг катера эта система не работала вообще.

К августу 2018 года в составе ВМСУ числилось уже шесть малых бронированных артиллерийских катеров проекта 58155, но к решению задачи, как заставить «Барьер» попадать туда, куда надо, это украинцев не приблизило. Поэтому, пока киевские пропагандисты живо обсуждали, как «волчья стая» МБАКов мгновенно растерзает флагман ЧФ ракетный крейсер «Москва», сами «Гюрзы-М» патрулировали в море с «пустыми кабурами». ПТРК «Барьер-ВК» на своих штатных местах отсутствовали. Боевые модули украшали лишь пустые кожухи для ПТРК.

Испытания непрерывно «допиливаемых» украинцами ПТРК с завидным постоянством доказывали одно и то же. В хорошую погоду с крупного корабля, подверженного качке и забрызгиванию гораздо менее, чем катер, поражение цели «Барьером» возможно. Причем — цели неподвижной. С МБАКа поражение такой же цели «Барьером» возможно лишь если на море — полный штиль, а сам катер не имеет хода. То есть представляет собой прекрасную мишень. 

Вот так и получилось, что номинально имеющие еще с 2015 года ракетное вооружение украинские МБАКи официально впервые отстрелялись им лишь 19 ноября 2018 года. Точнее, отстрелялся один катер БК-04 «Кременчуг» в полигонных условиях Азовского моря. Находясь на «стопе», в штиль, по неподвижным мишеням. 

Со стороны, надо полагать, не без интереса за этой комедией наблюдал российский ПСКР. 

«В районе стрельб был замечен пограничный корабль ФСБ РФ, который постоянно находился возле района проведения стрельб, — так выглядел этот момент в изложении украинцев. — Провокаций со стороны пограничников РФ не было». 

«Выросшие» из узбекских «охотников за наркотрафиком» украинские «Гюрзы-М» как были, по сути, насильно загнанными в море БТРами, так ими и остались — со всеми вытекающими последствиями.

Не стоит, кстати, переоценивать «убойность» ПТРК по относительно крупным морским целям (а в мелкие из ПТРК попасть ой как непросто). Скажем, 21 ноября катера MPAC Mk 3 ВМС Филиппин впервые отстрелялись из ПТРК Spike-ER по надводной цели. В роли мишени выступил списанный ракетный катер BRP Dionisio Ojeda (PG-117), вполне сравнимый по габаритам и тоннажу с российскими ПСКР. 

Что мы видим на размещенном в Сети ролике? Что филиппинцы стреляют из ПТРК так же, как и украинцы. Со «стопа», в штилевую погоду, по неподвижной цели. Причем, даже после прямого попадания ракеты в цель та, мягко говоря, на дно не торопится…

Разбирать реальную «стелсовость» украинских МБАКов не будем — ФАН это уже делал ранее. Отметим лишь, что она в украинских СМИ сильно преувеличена.

Бронекатера внезапно не нужны

Вывод? Беззубые, с тонкой «шкуркой» МБАКи проекта 58155 «Гюрза-М» оказались весьма сомнительным приобретением для ВМСУ, неспособным эффективно действовать нигде кроме рек и озер. 

Переброска в сентябре этого года двух МБАКов по суше из Одессы на Азовское море местную группировку сил ВМСУ, безусловно, усилила. Но с чисто военной точки зрения, это усиление следует рассматривать как околонулевое. Действующие на Азове российские ПСКР, не говоря уже о кораблях Черноморского флота, по сумме своих ТТХ полностью превосходят украинские МБАКи. 

Попытки использования «бронезмей» против побережья, контролируемого вооруженными формированиями ДНР, для МБАКов тоже может плохо кончиться. В конце августа 2014 года украинский погранкатер BG 119 рискнул приблизиться на 5,5 км к азовскому побережью в районе населенного пункта Безыменное. После чего получил с берега несколько попаданий танковыми управляемыми ракетами, полностью выгорел и затонул. 

Думается не надо объяснять, что 5,5 км превосходят предельную дальность стрельбы из «Барьера-ВК», а противопульную броню МБАКов танковая управляемая ракета прошивает, как лист бумаги?..

Судя по всему, именно эти соображения и привели к тому, что серия украинских МБАКов ограничилась лишь шестеркой катеров. Впрочем, тут могло сыграть свою роль еще одно обстоятельство. Во второй половине ноября 2018 года компания «Эвинз лимитед» выкупила у инвестиционных фондов президента Украины Петра Порошенко и депутата Верховной рады Игоря Кононенко простые именные акции судостроительной «Кузницы» общей стоимостью 300 миллионов долларов. 

Иными словами, постройка МБАКов лично пана Порошенко больше не обогащает. А раз так, то зачем их, бесполезных, строить?

1 Организация запрещена на территории РФ.

Автор: Андрей Союстов