Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Прошел этот ад и обрел новую жизнь: ополченец Донбасса рассказал, как два года получал вид на жительство

5 Оставить комментарий

«Я прошел этот ад и обрел новую жизнь»: мытарства ополченца, два года получавшего вид на жительство

Государственная дума РФ 25 октября единогласно поддержала в первом чтении принятие поправок в Федеральный закон «О гражданстве Российской Федерации», которые упрощают получение гражданства для соотечественников, желающих вернуться на родину. В Госдуме не скрывают — в первую очередь поправки нацелены на облечение получения российского гражданства для украинцев, которые вынуждены были после государственного переворота в 2014 году, стремительной деградации украинской экономики и гражданской войны в Донбассе искать убежища на территории России и хотят стать гражданами страны.

Тема получения гражданства России соотечественниками поднимается не первый год. Но обострилась проблема в 2014 году, когда в РФ хлынули толпы беженцев из Донбасса, спасавшихся от агрессии Киева.

Вскоре в Россию поехали и бывшие ополченцы, по тем или иным причинам уже не принимавшие участия в боевых действиях. Многие из них, будучи выходцами с территории, контролируемой украинскими властями, в ближайшие годы вряд ли смогут вернуться домой. Некоторые приехавшие из стран, где участие в войне в Донбассе является уголовно наказуемым деянием, также могут надеяться только на Россию. И легализация в России для них — вопрос жизни и смерти в буквальном смысле слова. А ведь помимо миграционного законодательства не стоит забывать и о том, что время идет, и документы бойцов становятся недействительны!

При этом закон есть закон — и время от времени ополченцы оказываются под угрозой депортации, либо экстрадиции. Как, например, Евгений Щербак, которого российские общественники спасли в «ручном режиме».

Предлагаем вашему вниманию историю легализации в РФ участника боевых действий в Новороссии Владимира Александрова, которую он рассказал Федеральному агентству новостей. С такими же проблемами сталкиваются тысячи защитников Русского мира, которые волею судьбы оказались в России, но без права жить тут как граждане.

Написать эту статью меня подвигли невероятные трудности, которые мне пришлось преодолеть ради получения российских документов. Возможно, этот текст привлечет общественное внимание и поможет искоренить вопиющую безответственность, равнодушие, непрофессионализм и произвол чиновников, с которыми мне довелось столкнуться.

В 2016 году, в соответствии с указом президента России, Федеральная миграционная служба была реорганизована в Главное управление по вопросам миграции министерства внутренних дел РФ (ГУВМ МВД РФ). Однако в силу удобности аббревиатуры и ее гораздо большей известности на просторах государства Российского я буду использовать в тексте старую аббревиатуру — ФМС.

Будучи уроженцем бывшей Украины, я не смог оставаться в стороне от происходивших в Киеве событий конца 2013 — начала 2014 годов. Тогда кучка кадровых американских агентов влияния, воспользовавшись чудовищной алчностью и вседозволенностью ныне беглого Виктора Януковича и его команды, по указке из Вашингтона совершила государственный переворот на территории бывшей Украины. 27 декабря 2016 года Дорогомиловский районный суд города Москвы признал те события государственным переворотом.

Пройдя с декабря 2013 года по 21 февраля 2014 года через «Антимайдан» в Киеве, в первых числах марта я приехал в Донецк — помогать организовывать акции народного сопротивления. С июня 2014 года добровольно пошел в ополчение Новороссии — с оружием в руках защищать мирное население.

«Я прошел этот ад и обрел новую жизнь»: мытарства ополченца, два года получавшего вид на жительство

Когда стало понятно, что контрнаступление ополчения на Киев и освобождение бывшей Украины откладывается, я как законопослушный человек решил законным путем оформить свой правовой статус в Российской Федерации.

Проштудировав закон «О гражданстве Российской Федерации» и его статью 33.1, я был приятно удивлен, узнав, что поскольку моя мать — коренная уроженка России, я имею полное право на прием в российское гражданство как «носитель русского языка» (НРЯ) — да еще и в упрощенном порядке!

Радости моей не было предела. Не надо годами томиться в ожидании, не нужно ежемесячно платить за патент, ни к чему дрожать и бояться за просроченную миграционную карту — я буду полноправным гражданином России!

Окрыленный радостными мечтами, в конце апреля 2016 года я отправился в миграционный центр города Москвы, который располагался тогда на станции метро «Новослободская». Зайдя туда, я обомлел... Здание внутри напоминало гигантский муравейник. Всюду, везде, на каждом углу стояли толпы людей. Они стояли под дверями кабинетов, в коридорах, в залах ожидания, нервно ожидая своей очереди. Тут же работали «консультационные столы».

Ну красота, подумал я. Проконсультируемся, что и как мне делать, какие документы заполнять, какие нужно предоставить, — и вперед, за паспортом. Выстояв полтора часа в очереди на консультацию, я узнал от симпатичной девушки, что по вопросам носителей русского языка мне надо подняться в 317 кабинет на третий этаж.

«За дальнейшими консультациями, — она протянула мне визитку, — можете обратиться в эту фирму».

Цены за консультацию для народа начинались от 2500 рублей. Ну, подумал я, это ерунда. Три высших образования, в том числе юридическое, огромный стаж работы на госслужбе до войны — сам все узнаю.

Поднялся на третий этаж, занял очередь перед нужным мне кабинетом, и стал ждать. Люди ходили-выходили из кабинета, какие-то посетители шли по параллельной очереди, дело двигалось крайне медленно.

«Я прошел этот ад и обрел новую жизнь»: мытарства ополченца, два года получавшего вид на жительство

Через три часа ожиданий подошла моя очередь. Я заполнил карточку. Девушка, к которой я сел на прием, выдала мне талончик зеленого цвета, сказала, что нужны мой паспорт с нотариально заверенным переводом, а также нотариально заверенные копии переводов моего свидетельства о рождении, свидетельства о браке родителей, свидетельства о рождении моей матери и ее диплома об окончании вуза в России. Спрашиваю, к какому числу это должно быть готово.

— Ваш день приема — 30 сентября, — ответила она.

— Какое 30 сентября? — оторопел я. — Это ж больше пяти месяцев! Почти полгода целых.

— Ну, пока вы соберете нужные документы... — протянула девушка.

— Так я их за месяц сделаю, максимум, — парировал я.

— Нет, молодой человек. Раз мы вам назначаем на 30 сентября, значит это 30 сентября. И раньше у вас никто документы не примет!

Ну что делать. Мама сделает все документы спокойно, не торопясь, подумал я, и распрощавшись с девушкой, вышел на улицу.

Маме я позвонил радостный, довольный. Еще бы — все проблемы и тревоги, можно сказать, уже позади. Делов-то — нужно пять нотариально заверенных переводов! Два из них я сделаю сам в Москве, три сделает мама в посольстве России в Киеве.

5 июня мама позвонила и сказала, что все переводы, со всеми печатями, подписями и справками, что выполнены в присутствии нотариуса — готовы. Радости не было предела. Я поехал в ФМС на Новослободскую узнать — раз все готово, нельзя ли как-то назначить другой, более быстрый срок подачи. На что получил решительное и непреклонное «Нет!». Зато мне выдали анкету-заявление на четырех страницах и сказали, что ее нужно заполнить и подавать вместе с документами.

15 сентября 2016 года я пошел в ФМС чтобы узнать — все ли осталось в силе на 30 сентября. И тут у меня случился первый шок — оказывается, они уже полтора месяца не ведут никакого приема по вопросам НРЯ!

Моя очередь, как мне сказали — аннулирована! Пребывая в полном шоке, я спросил — ну а почему же вы не перезвонили мне и не сообщили, что прекращается прием? Я же заполнил у них учетную карточку и оставил там все свои контактные данные, и оба номера мобильных телефонов! От меня просто отмахнулись как от назойливой мухи, и сказали, что предварительная запись на новую очередь начнется с 4 ноября... Один из собратьев по несчастью, толкавшихся в коридоре, посоветовал мне приходить за полчасика до открытия ФМС, иначе, как он сказал — «будет поздно».

В половину седьмого утра 4 ноября 2016 года я был под зданием ФМС. Первая мысль, пришедшая мне в голову при виде разворачивающегося действа, напомнила знаменитые кадры штурма Зимнего.... Вокруг входа стояло уже человек 400, готовых ринуться вперед без страха и упрека. В 07.01 одна створка двери приоткрылась — и началось! Визжали женщины, хрипели пожилые люди, вокруг стоял крепкий мат, слышны были вопли задавленных людей...

«Я прошел этот ад и обрел новую жизнь»: мытарства ополченца, два года получавшего вид на жительство

Минут через 15 в здание вошел и я. К консультантам, выдающим талончики на предварительную запись, стояла очередь чуть короче, чем в Мавзолей Ленина при Союзе. После двухчасового стояния я взял талончик. Выпадало мне явиться 15 ноября в деревню Сахарово, что расположена в 66 километрах к югу от Москвы. Уже начиная понимать, с какого рода организационной бестолковостью я столкнулся, я решил взять еще один, «запасной», скажем так, талончик — на 18 ноября.

Пикантности ситуации добавляло то, что за сутки до назначенной даты необходимо было еще раз приехать и взять еще один талончик на подтверждение талончика, подтверждающего вашу очередь в Сахарово. Да, это не ошибка и не преувеличение. Именно — вы берете еще один талончик, которым подтверждаете действенность талончика, подтверждающего ваше место в очереди в Сахарово.

Посмотрев в Интернете схему проезда к Сахарово, ранним утром 15 ноября я бодренько отправился в путь-дорожку.

Открывшаяся взору картина дышала идиллией: везде сеточные заборы, все окутано колючей проволокой, везде стоят охранники с дубинками. Обыски и досмотры при пересечении каждой двери. По абсолютно непонятной мне причине охранники первой линии с удвоенным рвением допрашивали приехавших граждан России — а вы, мол, чего сюда приперлись?

Пройдя все кордоны и заслоны, я вошел в блок, в котором принимали носителей русского языка. Сидящая на входе женщина сурово сверила мои паспортные данные со списком, отметила меня в списке галочкой и отправила получать еще один талончик — уже на очередь непосредственно на прием. Пройдя еще один досмотр, просидев часа полтора в этой очереди, я наконец был вызван к заветному окну!

И тут я понял что все, что было до этого — это были только цветочки. Женщина, принимавшая мои документы, внимательнейшим образом читала мою анкету-заявление, вычеркивая что-то карандашиком. Так я узнал, например, что хоть в бланке анкеты и написано название раздела «Список прилагаемых документов (прилагаются документы (копии)» и я писал «Нотариально заверенная копия свидетельства о рождении...», я совершил страшную ошибку. Писать надо просто — «Свидетельство о рождении...», без дополнительных указаний, что это я подаю нотариально заверенную копию. Что, например, свидетельство о браке моих родителей не нужно — достаточно свидетельства о рождении матери и моего. Что абсолютно необязательно подавать копии миграционной карты и справки о первичной регистрации по месту временного проживания.

Самое интересное — это черкалось карандашом с разборчивостью заправского врача, абсолютно без указания Ф. И. О. и должности сотрудника, осуществляющего прием. В пункте втором «Число, месяц, год и место рождения» кроме города дописали и название республики — УССР — и это была единственная справедливая правка, честно говоря. Именно так было прописано в свидетельстве о рождении...

Никаких образцов заполнения анкет на информационных стендах не было и близко, зато висел хороший и детальный информационный стенд, призывающий соблюдать правила дорожного движения. Как ПДД относится к вопросам носителей русского языка — я так и не понял.

«Я прошел этот ад и обрел новую жизнь»: мытарства ополченца, два года получавшего вид на жительство

Немного ошалевший, но все же еще спокойный и уверенный, я с полученными правками и исправлениями уезжал домой. В запасе у меня был предусмотрительно припасенный «резервный» талончик, и я особо не переживал.

Следующая поездка 18 ноября была абсолютно аналогична предыдущей. В заветном окошке уже другая сотрудница стала мою читать анкету —и там оказались новые правки! С неистовым упорством она переправила мне «УССР» на «Украину», задав уточняющий вопрос — какой дурак мне посоветовал так писать? Я резонно ответил — что посоветовала ее предшественница, сидящая в этом же окне тремя днями ранее, и показал предыдущий вариант анкеты с ее собственноручными правками. Но сотрудница была неумолима, как карающий меч пролетарского правосудия. На мой простой вопрос — а кто же был президентом Украины в 1980, например, году — она так и не смогла ответить, но анкету все равно вернула мне назад.

На мои настойчивые просьбы переставить меня снова в конец электронной очереди, чтоб я переписал анкету с исправлениями, последовал самый решительный отказ. Я до сих пор не могу понять — почему людям не дают возможности тут же, на месте, переписать заявление с поправленными ошибками, а заставляют приезжать снова через полтора-два месяца, тратя на это целый день, попав к новому инспектору и получив от него новые исправления?! Почему нельзя выставить какой-то столик и пять-шесть-двадцать стульев вокруг него, переставить человека в конце электронной очереди, чтобы люди сразу же исправили и тут же подали заново исправленный вариант анкеты?

На прощание сотрудница посоветовала мне обратиться в консультационный центр, где помогут заполнить анкету. Расстроенный, я пошел туда, но, узнав, что эта радость жизни стоит пять тысяч рублей, передумал и решил идти до конца сам.

Благодушные чаяния в получении заветного НРЯ стали развеиваться как туман при солнышке. Ведь дело в том, что существует известное правило 90/180 — находиться на территории России нельзя более 90 суток подряд. Пришлось его соблюдать, и соответственно — обновлять миграционку, то есть временно выезжать с территории России. А это — новый вариант анкеты с новыми данными о постановке на первичный миграционный учет...

И пошло-поехало. Каждый раз новый сотрудник вносила новые правки, перечеркивая то, что правила предыдущая. Три раза ко мне приезжала мать, поскольку потребовалось, чтобы она непосредственно предоставил оригиналы подаваемых мною документов. Это при том, что на электронном табло еще на Новослободской было написано, что предоставляются либо оригиналы с простыми копиями, либо, в случае невозможности предоставления оригинала, — нотариально заверенные копии.

Когда приезжала мать с документами, а путь из бывшей Украины в Москву — нелегкий для пожилого человека, да и недешевый, — у них то болел глава комиссии и поэтому не принимали документы, хотя должно быть лицо, замещающее его. То не могла собраться сама комиссия, поскольку реорганизовывали ее состав, то требовали нотариально заверенной расшифровки печати в документе... Незаметно летели декабрь, февраль, апрель. Удлинялись и промежутки между предварительной записью и фактической датой приема. Если сначала разница составляла дней 10-12, то к апрелю 2017 года она достигла почти двух месяцев.

Наконец в начале июня 2017 года мы с матерью в очередной раз поехали на прием. Шел я к заветному окошку приема с лицом панфиловца, встающего из окопа на немецкий танк.

«Я прошел этот ад и обрел новую жизнь»: мытарства ополченца, два года получавшего вид на жительство

Сев с матерью перед окном и протянув молодому парнишке документы, я на полном серьезе сразу же сказал ему, что за прошедшие 8 месяцев в эту анкету внесены все мыслимые и немыслимые правки. Весь ворох справок, заверений, расшифровок печатей и переводов — предоставляю. Мама — вот она рядом, живая-здоровая, слава богу, вот и ее все оригиналы документов. Миграционка — свежая, регистрация по месту временного проживания — вот она рядом, сверкающая штемпелями районного МФЦ. На всякий случай в анкете оставлены места для их дописывания в случае необходимости и вот рядом лежат заготовленные копии миграционки и регистрации.

Он, видно прочувствовал мое душевное состояние, прочел мою анкету-заявление, и — о чудо! — выдал мне заветный талончик на прохождение через две недели комплексного экзамена по русскому языку! Свершилось! Год и два месяца, проведенные в бесконечных очередях, исправлениях, поездках туда-сюда, нервотрепке, наконец-то принесли результат!

Экзамен я сдал без сучка и задоринки на «отлично» и в начале июля 2017 года я получил заветный сертификат носителя русского языка! Первый этап был пройден! Но впереди предстоял следующий этап — получение вида на жительство (ВНЖ).

Хотя пунктом «в» части 2.1 статьи 14 закона «О гражданстве Российской Федерации», в действующей на тот момент редакции, в частности, предусмотрено, что «отказ от гражданства иностранного государства не требуется, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации либо если отказ от гражданства иностранного государства невозможен в силу не зависящих от лица причин», абсолютно все сотрудники ФМС разных уровней требовали, чтобы я перед подачей документов на ВНЖ предоставил им также поданное мною прошение на имя президента Украины с просьбой о выходе из гражданства этой страны, принятое к тому же к рассмотрению в администрации этого президента.

Все мои доводы, что я не могу этого сделать по не зависящим от меня причинам — поскольку из-за преследований по политическим мотивам я не могу вернуться на Украину, — все эти доводы категорически отметались. Не помогли даже официальные ходатайства Общественной палаты Российской Федерации (все равно — огромное спасибо им за хлопоты) на имя руководства ФМС.

И тут господь даровал еще одно чудо — Государственная дума России приняла поправки в эту статью закона, согласно которых для граждан бывшей Украины отказом от гражданства теперь считается простое составление соответствующего заявления, заверенного в нотариальном порядке.

Красота! Ноги в руки, деньги и паспорт — в карман, и я лечу к ближайшему нотариусу составлять это заявление. Дело сделано, но снова прошел срок миграционки, и снова надо выезжать. В феврале — уже феврале 2018 года — я снова поехал в Сахарово, подавать документы на ВНЖ. Снова талончики предварительные, талончики окончательные, фактические... Появилось новшество. Теперь на выдаче предварительных талончиков отдельно посадили еще инспекторов, которые — как вы думаете что? — правильно! Которые предварительно проверяют ваши документы перед предварительной записью на основную подачу документов.

Как там в анекдоте: «расценки подсматривать за подсматривающим»... Это оказался не анекдот, а суровая реальность трудовых будней ФМС!

«Я прошел этот ад и обрел новую жизнь»: мытарства ополченца, два года получавшего вид на жительство

Снова ворох справок, копий, заверений, переводов, медицинских обследований и анализов, квитанций об уплате пошлин и отправке писем. Снова правки предыдущих правок, снова каждый раз — к новому инспектору и новый вариант. Единственный плюс и отличие от эпопеи с НРЯ — предварительные талончики выдаются в очередь не на два месяца вперед, а на следующий день.

Я взял отпуск и ездил как на работу уже к ним. И снова — непонятно по какой причине — людям абсолютно не дают возможности тут же, на месте, переписать заявление и тут же в этот день его подать. Ведь это же элементарно: очередь идет по принципу электронного распределения номеров талонов, инспектору достаточно нажать кнопочку на компьютере — и отправить человека в конец очереди, с интервалом в час-два-три — чтоб ему хватило времени переписать и снова подать.

Кроме нотариально заверенных копий отказа надо предоставить, непонятно зачем, еще и обычные копии. Чуть ли не целое расследование и допрос с пристрастием вызвал тот факт, что отказ от гражданства бывшей Украины я написал у нотариуса в двух идентичных, юридически равноценных экземплярах, и один отправил в посольство бывшей Украины, а второй принес с собой — чтобы на всякий случай тут же с нотариально заверенной копией предъявить им оригинал.

К этому добавим, что с регулярностью раз в два-три месяца меняются сами формы анкеты-заявления. Естественно с целью «улучшения, усиления и усовершенствования». При этом на официальном сайте эти формы в электронном виде не меняются неделями, и люди, скачивая их из Интернета и заполняя дома, приезжают и на приеме с оторопью и удивлением узнают, что их анкета — устаревшей, неправильной формы, переписывайте заново — т. е. приезжайте к нам снова.

Наконец я выверил текст до последней правки. На последней правке о вычеркивании бывшей жены я сделал два варианта. Один оставил с женой, второй — ее убрал. В остальном тексты были идентичными. Это была моя, если так можно выразиться, «ловушка».

Я иду к окошку инспектора, внешне спокойный, а внутри — напряженный и сосредоточенный. Сработает ловушка или нет? Я подаю ему пакет документов с анкетой, в которой указана бывшая жена. Который априори — неправильный. Суровый дядька внимательно читает, изучает, смотрит, и говорит:

— Все у вас хорошо, правильно и замечательно. Вот если бы вы бывшую жену не указали — я бы у вас принял, а так, извините, не могу принять. Переделывайте и приезжайте по новой — тогда примем.

— А что, это только одна ошибка? В остальном все верно и правильно? — спрашиваю я.

— Да, в остальном все правильно, только это одна ошибка — отвечает он.

— Прекрасно! Вот вариант без жены! Возьмите пожалуйста!

Есть! Сработало! Моему ликованию не было предела! Смекалка армейского разведчика дала свои плоды — противник попался в расставленную ловушку и оказался на минном поле под плотным кинжальным огнем!

«Я прошел этот ад и обрел новую жизнь»: мытарства ополченца, два года получавшего вид на жительство

Деваться дядьке было некуда, он еще минут 20 сопел и кряхтел над моими документами, куда-то отходил, что-то узнавал, но в итоге документы он у меня все же принял. Сказал ожидать в зале, меня вызовут снова.

Прошло четыре часа ожидания, прежде чем меня вызвали снова. На этот раз — к другому инспектору. Строгая женщина еще раз минут 15 внимательно перепроверяла мой пакет документов и наконец-то выдала заветную справку о приеме документов для получения ВНЖ.

Сказать, что я весь обратный путь летел на крыльях, — ничего не сказать. Свершилось! Документы на ВНЖ приняты! Прямо из зала, где приняли, я звоню маме и радую ее!

Ну все, вуаля: теперь два месяца, упрощенный все-таки порядок, — и мой ВНЖ готов! У товарища, прошедшего все это, узнаю, что на официальном онлайн-сервисе Главного управления внутренней миграции МВД России можно отслеживать стадию готовности своего ВНЖ. За дело, товарищи! Наблюдательный пост выставлен: сервис мониторим каждый божий день.

Проходит месяц, проходит второй — тишина. На исходе третьего месяца с даты приема моих документов появляется наконец-то долгожданная запись! Ваш ВНЖ готов, приезжайте и забирайте в любое удобное для вас наше рабочее время. И указано основание — решение УФМС по городу Москва от 20 апреля. Хорошо задним числом дату подобрали — спору нет. Тютелька в тютельку — аккурат два месяца со дня приема документов. Но это все ерунда — главное, что наконец-то готов!

Несусь на крыльях радости и счастья в ММЦ в Сахарово, буквально влетаю в блок №6 — выдачи готовых документов, получаю очередной талончик (на эти мелочи вообще не обращаю внимания) и — в долгожданное окошко! Сидящий там молодой человек берет талончик, внимательно изучает мой паспорт и отправляется за самой книжечкой!

И тут очередной жестокий облом. Он сообщает мне, что моих документов на ВНЖ у них еще нет!

— Как же так? — говорю ему. — Постойте. Ведь на вашем же официальном онлайн-сервисе указано, что мой ВНЖ готов, и я могу приезжать и забирать его в любое удобное для меня время, когда вы работаете.

— Я не знаю. Мы Интернетов не читаем, — отрезал инспектор.

Причем это было сказано в настолько презрительном тоне, будто я сказал не про официальный онлайн-сервис ведомства, в котором он работает, а про какой-то пошленький сайтик желтой прессы. На дорогу он дал мне клочок бумажки с номером справочного телефона — и сказал звонить туда, узнавать, когда у них появится моя заветная книжечка.

«Я прошел этот ад и обрел новую жизнь»: мытарства ополченца, два года получавшего вид на жительство

Наступили тяжелые трудовые будни дежурства на узле связи. Каждое мое утро начиналось со звонка в справочную — не готов ли мой ВНЖ, каждый вечер заканчивался тем же. Прошел месяц, затем второй, а по телефону исправно отвечали одно и то же «Решение УФМС по вам принято, ваш ВНЖ еще не изготовлен, ждите».

13 июля мое терпение лопнуло, и я поехал на прием к руководству ММЦ в Сахарово. Несмотря на то, что приехал я туда к 9.30, таких же отчаявшихся как я уже сидело в ожидании приема 26 человек. В ожидании мы общались между собой, и тут я совсем обомлел. Я был возмущен тем, что мне вместо положенных двух месяцев делают ВНЖ уже пять месяцев, а люди стоят — у них уже по восемь, девять, десять месяцев документы находятся в состоянии неизвестности.

На приеме у руководства я обозначил свою проблему, подробно ее расписал. Приятная женщина-подполковник вежливо все выслушала, взяла справку о приеме у меня документов, и пообещала, что сейчас выяснят на какой стадии застрял мой ВНЖ. Через два часа вышла, отдала мне мою справку и сказала что разобрались, нашли его, и я могу идти в блок № 6 — на получение ВНЖ!

Я туда, в прямом смысле этого слова бежал! Снова очередь, снова талончик, снова жду. Минут через 20 меня вызывают. Я подхожу — женщина спрашивает что у меня, и узнав, что получение ВНЖ, спрашивает: «Вас сверху отправили?». Да, говорю. Записывает мою фамилию и говорит, что сейчас сами книжечки ВНЖ им занесут, посидите-обождите, мы вас снова вызовем. С двумя десятками таких же, как я, начинаем томительный процесс ожидания. Время от времени выскакивают номера моих собратьев по несчастью, они подходят к окну выдачи, получают заветные книжечки и радостно убегают домой. Наша группа все тает и тает, а меня так и не вызывают.

Наконец спустя четыре часа ожидания я остаюсь один, и внутри снова начинает расти тревога. Подхожу к окну снова и спрашиваю у инспектора: «Извините, не подскажете — а почему мне еще не выдали книжечку? Может что-то не так? Все кто с приема от руководства со мной вышел — все уже получили, а в чем у меня задержка?».

Она уточнила фамилию, куда-то отошла и через минуту вернулась, выдавив из себя презрительное: «Мы не нашли ваших документов». Интонация этого высказывания буквально сквозила словами «мальчик, пошел вон отсюда, не компостируй мне мозги».

Я чуть не упал со стула. И тут, конечно, меня просто перемкнуло. В крайне эмоциональной форме я переспросил у нее — не опухли ли они от безделья и как вообще себя чувствуют? Далее последовал краткий, эмоционально-насыщенный спич о том, что их руководство только что сказало мне, что мои документы готовы и что я могу их идти забирать. И поэтому у них есть время до 20.00 (т. е. до конца рабочего дня), чтобы мои документы найти. Иначе следующий мой визит к ним в гости состоится в сопровождении журналистов и по результатам этих журналистских сюжетов руководство с ними сделает то, чего даже в самых жутких порнофильмах не показывают.

Только животный страх за собственное благополучие заставил эту особу еще раз подняться и пойти еще раз «поискать» мои документы. Через минуту она опять вернулась и сообщила мне, что мои документы нашлись, — «они просто лежали в соседнем ящике»!

Я, конечно, обалдел. От степени безразличия чинуш, их равнодушия и презрения к людям, к будущим гражданам твоего государства. От их крайне низкого профессионального уровня, неспособности работать на благо государства и людей. Три месяца не удосужиться повернуть голову с одного ящика на другой — это высшая стадия пофигизма, непрофессионализма и прямого вредительства.

«Я прошел этот ад и обрел новую жизнь»: мытарства ополченца, два года получавшего вид на жительство

Отправив в новое окно за получением книжечки ВНЖ, мне сунули еще и расписку. О том, что мне разъяснены положения, предусмотренные статьей 9 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». Чисто шутки ради я попросил инспектора разъяснить мне положения этой статьи. Запнувшись и остолбенев от неожиданности, она промямлила: «Вы имеете все такие же права как и гражданин России, кроме права избираться и голосовать». Это свидетельствует о том, что сотрудник, работающий в органах ФМС, не открывал даже и оглавления профильного закона! На мой уточняющий вопрос — имею ли я право работать в банковском секторе экономики? — последовал прекрасный ответ: «Спрашивайте в банке». Занавес!

ВНЖ спустя два года и три месяца я все-таки выгрыз. Два года и три месяца — по «упрощенному порядку». Выгрыз — практически в прямом смысле этого слова. Теперь впереди — битва за получение гражданства. Но это если брать только меня в отдельности.

А если брать в целом страну, то становится просто дико — как ведомство, призванное закладывать у будущих граждан первые, самые сильные впечатления о своем новом Отечестве, делает все, чтоб впечатления эти были максимально негативными? Иногда складывается впечатление, что это как будто нарочно делается, специально.

Зашкаливающий абсурд бюрократии, бесчеловечное и хамское отношение, абсолютное равнодушие и презрение к судьбе человека, запредельно низкий уровень профессионализма, непомерно раздутые штаты проверяющих — за проверяющим над перепроверяющим — вот то, что выносят будущие граждане от общения с «прелестной» ФМС — Главного управления по вопросам миграции МВД России, если брать полное ныне действующее юридическое название…

Россия недавно провела великолепнейший, самый лучший в истории чемпионат мира по футболу. И сотни тысяч восторженных отзывов иностранцев о нашей стране свидетельствуют о том, что у них остались только самые лучшие, самые позитивные мнения.

Но иностранцы приезжают и уезжают, а граждане страны остаются. И сколько сотен тысяч и миллионов граждан получают свои первые впечатления о России от общения с ФМС, окрашенные в самые ужасные тона, которые хочется как можно быстрее забыть?

И никакие «строгие указания» тут не помогут, пока не будет проведена системная очистка, позволяющая нормализовать наконец-то работу ФМС, а не латать в авральном порядке самые ужасные, дикие и вопиющие дыры. Ведь таким своим отношением к выполняемым обязанностям ФМС дискредитирует не только страну, но и руководство страны, и проводимый им курс государственной политики.

Автор: Владимир Александров
Новости партнеров