Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

«Амир» из клана палачей: захвативший Дубровку Мовсар Бараев во всем подражал своему дяде Арби

0 Оставить комментарий

Мовсар Бараев

О главаре отряда террористов, захвативших московский театральный центр на Дубровке 23 октября 2002 года, известно не так уж и много. Родившийся в 1979 году в большом чеченском селении Алхан-Кала, примыкающем к Грозному, Мовсар Бараев был племянником кровавого убийцы Арби Бараева, разбогатевшего на торговле заложниками. На счету этого живодера, бывшего старшины ГАИ, — около 200 человеческих жизней, включая лично им обезглавленных заложников-англичан. 

«Слава» дяди с младых лет не давала покоя молодому племяннику, успевшему побывать в его телохранителях. Затем Мовсар Бараев возглавил т.н. «джамаат» — боевую террористическую ячейку бандподполья. Там он перешел к «прикладному» террору — закладке взрывчатки, засадам, подрывам, добиванию раненых. Бизнес на заложниках и классические «гоп-стопы» по завладению наличностью всегда были в приоритете ячейки молодого Бараева. 

Что двигало этим, с позволения сказать, человеком, устраивавшим акты террора? Убивать Мовсар научился давно. Но всегда этот уроженец Алхан-Калы находился в тени людоеда-дядюшки, ревновал к его славе, старался походить на него во всем, даже в мелочах. 

Можно сказать, что клан Бараевых, поднявшийся на бандитизме после распада СССР, штамповал молодых, дерзких, готовых на безумство пролития крови лидеров. Одним из них и стал Мовсар, который после ликвидации дяди в 2001 году возглавил громкую структуру в военной иерархии Ичкерии — т. н. «Исламский полк особого назначения». 

Горы Чечни

Эта структура, как и конгломерат «джамаатов» во главе с молодыми и не очень «амирами», кристаллизовалась в период между двумя чеченскими кампаниями. Арби Бараев повел «ипоновцев» подчинять банды по селам и городам Чечни, откуда в 1996 году были выведены федеральные войска. Самые громкие бои произошли в 1998 году в Гудермесе, где ваххабиты ИПОН устроили перестрелки с отрядами братьев Ямадаевых. Из Гудермеса тогда Бараевых выбили. 

Во время моих командировок в зону проведения контртеррористической операции на Северном Кавказе и работы в отделах внутренних дел, спецподразделениях МВД и внутренних войск, мне пришлось ознакомиться с огромной массой материалов, касающихся функционирования и ликвидации бараевского бандподполья, участвовать в операциях по обезвреживанию преступников.

Спустя 16 лет после захвата заложников на Дубровке в Москве я отчетливо понимаю, что Мовсар Бараев даже во время этой операции опирался на опыт своего дяди, старался копировать его действия, даже повторять его выражения, выступая перед журналистами. 

Бараев, называя себя и своих подельников «шахидами» (смертниками), блефовал до конца, рассчитывая, что в Москве повторится буденновский сценарий, что ему позволят вернуться в Чечню «победителем», почти как дяде Арби, участвовавшему в рейде на Буденновск в банде Шамиля Басаева. Он до последнего надеялся на удачу. Этот наивный «амир» забыл о главном — в России уже третий год как был новый президент, который не идет на переговоры с террористами.

Разбирая архивы второй чеченской кампании, я нашел дневниковые записи о моих встречах с участниками операции по ликвидации Арби Бараева в 2001 году.

Арби Бараев

Значение самой спецоперации в Алхан-Кале 23 июня 2001 года старались занизить с самого начала. Уже через несколько часов после известия о ликвидации «эмира Тарзана» (один из позывных Арби Бараева) появились утверждения, что его «шлепнули» свои же — то ли по ошибке, то ли по причине кровной мести.

Подробности начала той спецоперации мне тогда рассказал заместитель министра внутренних дел России генерал-полковник милиции Александр Чекалин. По его словам, информация о том, что «неуловимый» Бараев находится в Алхан-Кале, поступила 19 июня 2001 года. Уже через несколько часов началась блокада селения. 
 
Сразу по тревоге были подняты спецподразделения ФСБ, сводные отряды группировки МВД в Ханкале, включая штурмовые подразделения московского и ставропольского ОМОНа, спецназа Внутренних войск и Минобороны. В обстановке полной секретности и радиомолчания спецназ окружил эту сельскую агломерацию, примыкающую к Заводскому району Грозного. У здания школы Алхан-Калы был развернут штаб. 

В ночь с 19 на 20 июня и затем 20—21 июня шел усиленный поиск Бараева по всему селению. ОМОН, спецназовцы, сотрудники ФСБ проверили тысячи домов, чуть ли ни в каждом втором вскрывая полы и простукивая стены. 

В первые же сутки произошло несколько боестолкновений с группами боевиков. Были ранены несколько сотрудников. На Партизанской улице спецы уничтожили восемь террористов, подогнав к строению, где те укрылись, БТР. Среди убитых оказался зам Бараева с позывным «Таксист», некто Маус Джамандиев, входивший в группу «Аль-Бара». 

Судя по тому, что происходило на улицах Алхан-Калы, силовикам удалось вскрыть серьезный бандитский анклав. Только в первые сутки число задержанных по подозрению в бандитизме превысило сотню человек. Но сам Арби Бараев, словно подтверждая слухи о своей неуловимости, исчез.

Шамиль Басаев

Кульминация наступила 22 июня 2001 года, когда группы спецназа внутренних войск и московского ОМОНа вышли к особняку из красного кирпича на Совхозной улице. 

Дом сторожили две женщины. Когда спецназ стал занимать позиции, чеченки, надрываясь, завели знакомую до боли «шарманку»: «Сколько можно зачисток? Десять раз уже проверили! У нас нет ни денег, ни золота, лучше убейте нас!» Когда бойцы сделали первые шаги внутрь помещения, истерично причитающие женщины исчезли буквально за секунды. 

Две штурмовые группы 8-го отряда спецназа «Русь» Внутренних войск МВД РФ зашли в дом. В одной из пристроек бойцы обнаружили груду поломанной мебели, коробки с гуманитарной помощью, мешки с сахаром и мукой. 

Старший стрелок-гранатометчик рядовой Евгений Золотухин шел первым и стал разбирать завал. В него выстрелили в упор. Евгений, оказавшись на линии огня, прикрыл собой товарищей и командира группы. Очередь попала в бронежилет, одна из них — в незащищенную шею. Командир группы был ранен в руку. 

Спецназ отступил, вытащив тело Золотухина. Когда во второй раз бойцы пошли на штурм, в них полетели гранаты. Еще трое спецназовцев получили ранения. 

Штурмовые группы отошли на исходную позицию. К дому подоспели спецы из ФСБ и разведка 46-й бригады. Московский ОМОН работал по чердаку из огнеметов «Шмель». Бараевцев прижали к земле, лишив возможности маневра. Под грудой коробок уничтожили двух телохранителей Бараева — братьев Элисхановых с позывными «Гиббон» и «Пантера». Но главного фигуранта — самого Арби Бараева — под завали не оказалось. 

Поиск продолжился. Главарь был совсем рядом, буквально в нескольких метрах. В ночь на 23 июня «Эмир Тарзан» последний раз вышел в эфир, прося помощи у бандподполья. Ему обещали помочь, но пробиться сквозь двойное кольцо оцепления у террористов шансов не было. 

Мовсар Бараев

Как оказалось, Бараев, раненый в голову и грудь, сумел во время боя в дыму выползти из кирпичного дома в соседний двор через туалет. Там его подобрали подельники. В пять утра 23 июня он умер у них на руках. 

Поиски тела главаря продолжались еще несколько часов. Оперативная работа с населением принесла результат. В итоге труп Бараева, обложенный кирпичом, был обнаружен под кучей щебенки, досок и репчатого лука. 

Кроме главаря, в ходе боестолкновений в селении Алхан-Кала были уничтожены 16 террористов. Опознаны — 11, из них десять чеченских боевиков и принявший ислам Владимир Соседов. Еще один фигурировал в оперативных документах как араб Салех (личность не установлена). 

Почему так важны сам факт и детали той спецоперации в чеченском селе, где был убит Арби Бараев? Как минимум, по двум причинам. 

Во-первых, именно там российские силовики в рамках не общевойсковой, а специальной операции, ограниченной местом, временем и арсеналом применяемых средств, сумели действовать единым кулаком, фактически разгромив тот самый «Исламский полк особого назначения». Именно отсюда берет начало череда успешных акций по ликвидации лидеров бандподполья в Чечне и Дагестане. 

Во-вторых, с убийством Арби Бараева был дан старт финальной активности копировавшего его племянника. В июне 2001 года Мовсар Бараев избежал смерти, скрылся и отсиделся во время спецоперации федеральных сил. В итоге кровавая дорожка племянника матерого бандита завершилась в Москве 26 октября 2002 года, в его день рождения. 

На Дубровке Мовсар Бараев не «отключился» под действием усыпляющего газа, выбрался из зрительного зала и встретил штурмовые группы «Альфы» автоматными очередями, укрывшись в подсобном помещении. В ответ террорист получил гранату и несколько пуль. Рядом с трупом кровавого палача журналисты зафиксировали початую бутылку коньяка. 

Так в биографии бандитского клана Бараевых была поставлена точка. 

Автор: Юрий Котенок