Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

США охвачены маниями интернет-вредительства и сексуальных домогательств. Колонка Евгения Беня

0 Оставить комментарий

США охвачены маниями интернет-вредительства и сексуальных домогательств. Колонка Евгения Беня

Для США привычно обвинять Россию в регулировании Интернета. Однако как раз в Штатах в этом плане, по признанию Bloomberg, на самом деле все обстоит далеко не лучшим образом. Американские компании ограничивают доступ пользователей к информации под разными предлогами — скажем, под предлогом борьбы с «ненавистью в Интернете». Критерии же понятия «ненависть» чрезвычайно неопределенны.

«В США мы любим притворяться, что мы выше всего этого. Но это, разумеется, не так. Да, мы не отключаем весь Интернет. Мы лишь ограничиваем доступ к сайтам с «неправильной политикой» — почти как Китай. Единственное, чем мы отличаемся, так это тем, что решения о том, какую информацию можно делать доступной, принимают скорее частные корпорации, а не правительственные бюрократы», — отмечает автор Bloomberg.

На самом деле, зацикленность американского истэблишмента на вредительстве в Интернете по степени общественного резонанса становится сопоставима только с массовым помешательством на 40-летней давности так называемых сексуальных домогательствах со стороны нынешних высокопоставленных чиновников. Такие госчиновники вызывают бурю негодования у части местной публики иной раз лишь из-за того, что подростками откровенно проявили свою традиционную ориентацию — как Бретт Кавано, выдвинутый президентом Дональдом Трампом в члены Верховного суда.

Помешательство на «вмешательстве»

В последнее время Google, Facebook и Twitter массово блокируют иранские аккаунты. К примеру, иранец Сайид Мусави столкнулся с прямым проявлением идеологической цензуры: администрация Twitter заблокировала его аккаунт, обвинив в поддержке политического курса Ирана. Мусави же всего лишь делился личными впечатлениями об Иране.

Это похоже на борьбу с «вмешательством» России в президентские выборы 2016 года в США, когда Facebook и Twitter заблокировали большое количество аккаунтов, потому что они якобы принадлежали «интернет-троллям». Никаких объективных доказательств тому предъявлено не было.

Красноречивый пример так называемого довода в пользу «российского вмешательства» приводит журналист The Washington Post Кейси Мишель, который уверен, что Россия моделирует сепаратистские настроения в Техасе и якобы имеет отношение к какой-то местной странице в Facebook. Единственным «аргументом» в пользу такой версии, который приводит The Washington Post — бурный рост посещаемости страницы.

Некоторое время назад в США подвергались цензуре также аккаунты палестинцев и венесуэльцев.

С начала XXI века Google, Microsoft, Yahoo и другие многие годы оттачивали методику интернет-цензуры на контенте из таких стран, как Китай, Иордания, Тунис, Саудовская Аравия, ОАЭ, Вьетнам. Едва ли американские компании готовы прямо заявить, что развивали интернет-цензуру при кураторстве спецслужб, хотя никто не склонен опровергать этот очевидный факт.

Отмена «сетевой нейтральности» узаконила тотальную цензуру

США охвачены маниями интернет-вредительства и сексуальных домогательств. Колонка Евгения Беня

Декабрь 2017 года открыл в США новые горизонты и возможности контроля над Интернетом. Возглавляемая республиканцами Федеральная комиссия по коммуникациям (FCC) проголосовала за отмену введенного в 2015 году при бывшем президенте Бараке Обаме принципа «сетевой нейтральности». США отказались от правовых установок, в рамках которых провайдерам было запрещено блокировать сайты или применять дискриминацию любого трафика в Интернет. Такой принцип ранее получил название «сетевой нейтральности». Нынешний председатель комиссии Аджит Пай, назначенный на этот пост после вступления в должность президента Дональда Трампа, давно выступал против «сетевой нейтральности».

В самой комиссии отмену принципа «сетевой нейтральности» с то ли циничной, то ли безрассудной непосредственностью назвали «мерой по восстановлению свободы Интернета», которая, по мнению FCC, должна будет «повысить прозрачность [контента] для защиты пользователей», а также «простимулировать инвестиции и инновации» и «повысить конкуренцию».

«Отмена этой нормы не приведет к разрушению Интернета и к прекращению его работы в том виде, в каком мы знаем его сейчас», — утверждал Пай, подчеркивая также, что FCC своим решением «не собирается убивать демократию» и «подавлять свободу выражения в Интернете».

Сторонники «сетевой нейтральности» выражали озабоченность из-за того, что отмена указанного принципа может дать интернет-провайдерам слишком большой контроль над доставкой онлайн-контента.

Если раньше принцип «сетевой нейтральности» не позволял интернет-провайдерам открыто блокировать сайты или искусственно замедлять доступ к онлайн-контенту, то теперь подобные действия становятся узаконенным произволом.

В соответствии с обновленными нормами, неугодный властям США ресурс в Интернете может быть немедленно без объяснения причин заблокирован по сигналу из соответствующих структур. И подобная практика сейчас способна превратиться в систему, когда, например, давление на WikiLeaks станет всего лишь частным случаем в ряду подобных инцидентов.

Один из результатов отказа от «сетевой нейтральности» — постоянные в этом году блокировки сетевых аккаунтов радиоведущего Алекса Джонса, основателя известного портала InfoWars. Ресурсы Spotify, Apple, Facebook, YouTube и Twitter блокировали его аккаунты. Единственный аргумент довольно расплывчат: Джонс использует «язык ненависти». Сам радиоведущий считает, что против него идет настоящая информационная война. Не исключено, что интернет-цензура отрабатывает на Джонсе развитие технологий информационной блокады в современных условиях.

Этим летом в соцсетях был заблокирован новостной проект USA Really, над которым работали российские журналисты. Доступ к нему ограничили Facebook, Twitter, Google, Instagram и YouTube.

Кстати, и американскими глобальными соцсетями, и серверами из США пользуются и в других странах, а потому отмена «сетевой нейтральности» и ужесточение цензуры отражается и на глобальном доступе к информации.

Между тем нежданно-негаданно даже президент Дональд Трамп в августе 2018 года на своей странице в Twitter уличил американские соцсети-гиганты в том, что они вводят цензуру, чтобы «заткнуть рот миллионам своих пользователей». Трамп высказался о недопустимости таких действий. Правда, президент США не уточнил, какие именно соцсети и какие конкретно их действия он имеет в виду.

Как всё начиналось и к чему пришло

США охвачены маниями интернет-вредительства и сексуальных домогательств. Колонка Евгения Беня

Цензура в Интернете — явление куда более относительное, нежели цензура в печати. Ее специфика связана в первую очередь с тем, что Интернет бесконечен, и к тому же межнациональные границы Сети размыты. Само по себе удаление той или иной информации на каком-то носителе вовсе не означает, что «преданный анафеме» контент не возникнет на совсем другом ресурсе.

При этом жители страны, в которой данный ресурс перекрыт, могут найти опальный сайт в доступе в других странах. Полностью подвергнуть цензуре Интернет практически невозможно в силу самой природы глобальной сети — однако можно бесконечно совершенствоваться в области технологий ограничения контента.

Признаки интернет-цензуры появляются в США с 2000 года, когда фильтрация на национальном уровне, согласно Акту о защите детей от Интернета (2000), осуществлялась в целом ряде просветительских организаций, таких как школы и библиотеки. В то же время в США шла полемика вокруг конфиденциальности виртуальной связи, а чуть позднее — в связи системой «полной информационной прозрачности» Джона Пойндекстера, предложенной после террористических атак 11 сентября.

Патриотический акт 2001 года стал основой для системной интернет-цензуры, той, которая еще в конце 1990-х предполагалось немыслимой исходя из самой природы Интернета.

Если история с контролем над Интернетом в Штатах начиналась «за здравие», то вскоре дело пошло «за упокой». Уже в 2000-е годы Google, игнорируя право на доступность информации, отказывал в выдаче статей и ссылок, содержащих сведения о работе администрации Джорджа Буша-младшего, о войне в Ираке и о политических скандалах в США. Имели место и многочисленные спам-атаки на компьютеры пользователей, якобы исходящие именно с «неблагонадежных» сайтов.

С того времени America On Line (AOL), Microsoft, Yahoo и другие операторы интенсивно внедряют и развивают всевозможные технологии проверки информации о пользователях.

Патриотический акт дал соответствующим компаниям полномочия проверять и электронные письма, и вложения в них, и это происходит по сей день. Бывшие сотрудники AOL утверждают, что и AOL, и другие интернет-провайдеры сотрудничают с властями в деле тотального контроля за электронными почтовыми отправлениями. В частности, AOL выполняет требования ФБР, подвергая перлюстрации все электронные сообщения.

Аналогично работают почтовая служба Hotmail, почтовые сервисы Yahoo и Google. И главный вопрос вызывает не сколько сам контроль за перепиской, сколько то, что большинство пользователей даже не догадываются, что их отправления постоянно просматриваются третьими лицами.

Принцип «сетевой нейтральности», в 2015 году ставший формальным заявлением о том, что США не заинтересованны в цензуре Интернета, за два года своего существования практически ничего не успел изменить.

В 2016 году уволившиеся из Facebook сотрудники раскрыли изданию Gizmodo подробности о процессе отбора новостей в блок с популярными трендами, которые предлагает своим пользователям соцсеть. По их словам, в компании применяется настоящая цензура, так как предпочтение отдается в основном новостям либерального толка, а сообщения консервативной направленности вручную выбрасываются из популярных новостей.

Бывшие «новостные кураторы» Facebook, как их называли внутри компании, рассказали, что им давали указание искусственно вводить идеологически удобные истории в новостной модуль — даже если эти истории не были на самом деле популярны. И это происходило еще до отмены принципа «сетевой нейтральности».

Каково же Интернету в США теперь, при расцвете цензуры, если даже в годы ее послаблений он испытывал на себе давление?

Автор: Евгений Бень