Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Безудержный поток мигрантов испытывает Москву на прочность. Колонка Евгения Беня

0 Оставить комментарий

Безудержный поток мигрантов испытывает Москву на прочность. Колонка Евгения Беня

«Реальное количество населения в Москве — от 13 до 15 млн человек. Москва и Московская область — эта агломерация составляет от 21 до 25 млн человек», — рассказывал мэр столицы Сергей Собянин, выступая в прошлом году в рамках правительственного часа в Совете Федерации.

По данным Собянина, в Центральном федеральном округе проживают около 40 млн человек. В 2016 году Собянин заметил на Московском урбанистическом форуме, что население Москвы не 12,5 млн человек, как принято думать, а в два раза больше — все 25 миллионов. Упомянув в данном случае 25 млн, градоначальник, вероятно, имел в виду примерный ежедневный показатель присутствующих в столице, включая в том числе ту часть лиц, для которых Москва на данный момент оказалась перевалочным пунктом.

При этом столица, по словам Сергея Собянина, производит внушительный 21% ВВП России.

В 1897 году население Москвы превысило 1 млн человек, в 1959 году составило 5 млн, в 2001 году перевалило за 10 миллионов.

Безудержный поток мигрантов испытывает Москву на прочность. Колонка Евгения Беня

Для наглядности Федеральное агентство новостей прилагает динамическую схему, на которой отображено процентное соотношение коренного населения и мигрантов в ведущих столицах мира на 2018 год. (Использовались статистические данные из следующих источников: Бюро статистики Берлин-Бранденбург; Национальный институт статистики и экономических исследований Франции; Национальная статистическая служба Великобритании (ONS); Национальный институт статистики Испании (INE); Федеральная служба государственной статистики России, Национальный институт статистики Италии.)

Население Берлина на данный момент составляет 3 611 222 человека, из них перемещенных лиц, не считая туристов, — 1 913 947 человек (53%). Ситуация в Париже выглядит следующим образом: общая численность населения — 2 298 000 человек, из них мигрантов — 1 034 100 (45%). В Лондоне мигранты (2 900 004 человека) составляют 33% от общего населения (8 787 892 человека). В Мадриде из 3 182 175 человек всего населения мигрантами являются 668 256 человек (21%). В Москве из 12 506 468 человек общего населения 3 200 000 являются мигрантами, и это четверть населения столицы. И наконец, в Риме переселенцы составляют 28% всего населения — 804 578 человек из общей численности 2 873 494 человека.

С десятых годов прошлого века Москва переживает уже четвертый наплыв приезжих. Во время Первой мировой войны в Первопрестольную вынужденно переместились десятки тысяч беженцев из регионов, охваченных боевыми действиями. В 1920-е годы несколько миллионов людей в порыве строительства коммунизма мигрировали в большие города России, и прежде всего в Москву и Ленинград.

Следующий наплыв пришелся на 1970-е годы: Брежнев и политбюро, большею частью представлявшее Незалежную, интенсивно переводили земляков на руководящую работу в столицу.

Надо сказать, что каждый из вышеперечисленных наплывов Москва в конечном счете не без трудностей переварила — и при этом даже многосторонне обогатилась и в культурном, и в научно-техническом плане. Уникальный стержень русской культуры, приобретая новые оттенки, оставался незыблемым.

Москве всегда, включая и дореволюционные времена, была присуща особенная многонациональность. Даже в большей степени, чем мы это себе привычно представляем. В регулярно обновлявшемся с 1785 года Алфавитном списке дворян, внесенных в родословную книгу Московской губернии, вместе с русскими можно встретить множество лиц немецкого, скандинавского, французского происхождения, крещеных евреев, грузин, поляков, татар, выходцев с Северного Кавказа...

Однако четвертый с начала прошлого века наплыв приезжих, который Москва переживает сейчас, отличается от прежних не только беспрецедентной многочисленностью мигрантов, но и небывалой долгосрочностью — начало ему положено еще на исходе 1980-х годов.

Сейчас Москва на первом месте по количеству мусульман среди европейских городов. В Москве проживают 1,75 млн последователей ислама (для сравнения — в Лондоне 1,1 млн, в Париже — 1 млн).

Впрочем, в отличие от Москвы, где официально население — 12,5 млн человек, в Лондоне проживают около 9 млн, а в Париже — всего около 2,2 млн человек. Так что в реальности именно Париж — безусловный «лидер с отрывом» среди европейских столиц по обилию приезжих, имея в виду и не только мусульман.

У меня, коренного москвича в пятом поколении, в отличие от парижан, не вызывают ни малейшего отторжения, например, ношение хиджаба или шумные полумиллионные мусульманские праздники в центре города. С удовольствием и интересом общаюсь с людьми, которые представляют иные традиции и представления, и не сомневаюсь, что так же мыслят многие коренные жители столицы.

Однако болезненная ситуация с мигрантами в современной столице все же присутствует. Значительная часть нынешних приезжих существенно отличается от тех, что до конца XX века знала Москва. В последние 30 лет миллионы людей рвутся сюда не как прежде, чтобы образовываться, строить коммунизм, и даже не из карьерных побуждений. Интересы мигрантов, которые мы наблюдаем сейчас, в значительной мере ограничиваются набегом за деньгами, которых хронически не хватает в большинстве бывших советских республик.

Конечно, закон, обязывающий трудовых мигрантов адаптироваться, в России есть. При обращении за получением разрешений на вид на жительство, временное проживание, работу или за получением патента иностранцы должны подтвердить владение русским языком, знание истории России и основ местного законодательства, предоставив соответствующие документы.

Однако в реальности, когда речь идет о том, чтобы прокормить семью из двадцати ртов за пять тысяч верст, приобщение к русскому языку и даже само знакомство с городом в лучшем случае превращается в формальность.

Безудержный поток мигрантов испытывает Москву на прочность. Колонка Евгения Беня

Вызываешь такси — и едва ли не в половине случаев клиента ждут вопросы на ломаном русском языке типа: «Новый Арбат — это в Люберцах или в Мытищах?», «Манежная площадь — на мосту или под мостом?»… Не каждого такого таксиста способен понять даже навигатор, как и в известном клипе «В Питере — пить».

Во время футбольного мундиаля меня подвозил таксист, трудовой мигрант из Средней Азии, который разоткровенничался, как ему в Москве с чемпионатом мира подфартило. Началось с того, что ночью поджидал южнокорейца в домодедовском аэропорту, чтобы отвезти в центр — стандартная стоимость поездки 1200 рублей. Клиент позвонил, что стоит в очереди за багажом.

И тут подвернулся другой гость из Южной Кореи с того же рейса. По-русски не знает ни бельмеса, а таксист — по-английски. Бухнулся в машину со словом «Тверская», таксист ему на бумажке пишет «200», а радостный клиент в ответ показывает две стодолларовые купюры.

«Не 200 долларов, а 200 евро!» — на пальцах объясняет нерастерявшийся таксист.

Быстро домчались до Тверской, отыскали нужную гостиницу, и радостный южнокорейский гость отгрузил 15 тысяч рублей.

Вдруг звонит первый клиент, который оказался способен выражаться на русском языке: он-де получил багаж и не может найти таксиста.

«Мне пришлось отъехать, чтобы сэкономить ваши деньги, так как на территории аэропорта очень дорогие расценки за ожидание, а за аэропортом ожидание дешевле», — нашелся таксист.

В общем, он домчался за полчаса до Домодедова, забрал гостя и снял с него 1200 рублей и еще 900 рублей «за ожидание».

На следующий день наш герой решил брать заказы иностранных гостей исключительно от гостиниц до метро по предварительному расчету поездки в 200 рублей. Всем клиентам он пытался объяснить, что нужно отдать не 200 рублей, а 200 евро, и в одном случае с аргентинцами прокатило…

«Все это как-то нехорошо», — говорю я рассказчику, а тот отвечает: «Нормально! У некоторых таксистов вышло еще лучше!»

Я ему настойчиво:

«Все-таки неправильно так обходиться с нашими гостями».

И слышу, с его точки зрения, логичный ответ «перевозчика»:

«Они гости, и я гость. Значит, кто кого!..»

В Москве проживают 1,75 млн представителей ислама

…Во двор три раза за десять дней приезжал грузовик с подъемником и бригадой трудовых мигрантов из Средней Азии с инструментами для резки веток и деревьев. Трижды они дублировали свою работу точно в одном и том же месте, создавая производственные шумы, сопровождаемые воплями на языке страны своего исхода вместе с всемирно известными русскими выражениями. Что при таком их «выполнении плана» есть ущерб, а не эффект, исполнители, скорее всего, даже не задумываются.

Под окнами нашего дома трудовые мигранты, судя по всему, чтобы лучше отчитаться, стригли густой газон так часто и интенсивно, что теперь он просто приказал долго жить и стричь здесь уже нечего. Этим летом грузовая машина все с теми же крикливыми приезжими из ближнего зарубежья в кузове несколько раз подряд с грохотом выгружала и обратно загружала металлические ограждения. А в конечном итоге вместе с этими ограждениями уехала восвояси.

Когда люди отправляются в громадный мегаполис исключительно для того, чтобы добыть деньги, их не интересуют ни сам город, ни его жители. И на этом фоне развивается исторически совершенно несвойственное для Москвы, а потому дикое и разрушительное явление национальной клановости, когда на некоторые предприятия и фирмы люди подбираются по этническому принципу. При этом имеют место еще и сложные противоречия между такими кланами, что вообще ни в какие ворота московских традиций не лезет.

Бессмысленно искать виноватых в происходящем. Поток приезжих в Москву и в целом, и по отдельности грешно объявлять крайним в драматических обстоятельствах глобального характера.

С другой стороны, вот уже три десятка лет столичные власти сталкиваются с исторически новой и неординарной ситуацией в связи с безудержным потоком мигрантов в столицу. В самом деле, эта проблема не из тех, что можно при всем желании решить одними циркулярами, а тем более в одночасье.

Тут настает время перейти к поиску качественно нового системного подхода. Москве, для которой когда-то была столь благоприятна «свежая кровь», становится трудно выдерживать обрушившийся на нее непрестанный наплыв.

Автор: Евгений Бень
Обсуждаемое