Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Показуха Порошенко: Украина напрасно отправляет «бронегадюшник» в Азовское море

0 Оставить комментарий

Пулеметчик украинского пограничного катера

В минувшее воскресенье украинские СМИ распространили информацию о том, что 8 сентября в Бердянск был доставлен и спущен на воду один из украинских малых бронированных артиллерийских катеров проекта 58155 (шифр «Гюрза-М»).

В качестве доказательства подлинности сообщения приводились фотографии «Гюрзы-М», укрытой брезентом и водруженной на автотрал. Для удобства транспортировки у катера были демонтированы антенны и мачта. На первом снимке автотрал со своим грузом движется по трассе, на втором — украинские моряки уже расчехляют катер, доставленный в порт Бердянска.

«Гюрза-М» в Бердянске

99 досмотренных судов

Разговоры о возможном усилении украинской корабельной группировки на Азовском море за счет переброски бронекатеров из Николаева или Одессы в Бердянск продолжались, как минимум, с мая. Но до реализации данной задумки, как мы видим, дело дошло только в сентябре. Триггером, побудившим командование ВМСУ перейти от слов к делу, очевидно, послужило усиление украино-российской конфронтации на Азовском море, спровоцированное захватом в марте 2018 года украинскими пограничниками российского сейнера «Норд».

В ответ на этот неприкрытый акт государственного пиратства, осуществленный Киевом в зоне совместного рыболовства, Москва не ограничилась ритуальными дипломатическими выражениями озабоченности. Под предлогом необходимости охраны района Крымского моста и зон рыболовства в Азовском море Береговая охрана Пограничной службы ФСБ ужесточила режим досмотра судов, следовавших из Черного моря в Бердянск и Мариуполь или обратно.

Эти не выходящие за рамки правового поля действия российских морских пограничников аукнулись для грузо- и судовладельцев не только существенным увеличением времени рейсов судов, но и очень большими финансовыми издержками. Количество судов, совершающих заходы в украинские порты Азовского моря, стало стремительно уменьшаться. Украинские рыбаки, опасаясь «попасть под горячую руку» российских пограничников, в своей массе предпочитали отсиживаться дома, а не выходить в море.

4 мая российский пограничный сторожевой корабль «Аметист» западнее мыса Тарханкут задержал за незаконную добычу камбалы в исключительной экономической зоне России украинское рыболовное судно «ЯМК-0041».

10 мая российским пограничникам попались два украинских рыбака-браконьера на катере «Амур».

27 августа северо-западнее мыса Урет уже знакомый нам «Аметист» задержал рыболовное судно ЯОД-2105. На его борту обнаружились новые украинские любители российской камбалы.

После этих инцидентов украинское рыбаки на Азовском море окончательно отказались выходить в море.

«Украинские рыбаки по непонятным причинам промысел в общих рыболовецких угодьях не осуществляют», — не без юмора прокомментировали данную тенденцию в погрануправлении ФСБ по Республике Крым.

ПСКР России

Однако, все вышеописанное не смогло заставить Киев отпустить «Норд» и его команду. Объяснялось это тем, что для Украины освобождение находившихся на «Норде» рыбаков из Керчи означало де-юре признание юрисдикцию России над Крымом.

Реакция России на дальнейшее удержание Украиной российских рыбаков была вполне предсказуемой — режим досмотра судов в Керченском проливе и Азовском море стал еще более жестким. Каждое судно, следовавшее, например, из Черного моря в Мариуполь, отныне досматривалось минимум четырежды: на входе в Керчь-Еникальский канал, на выходе из Керчь-Еникальского канала, на широте Приморско-Ахтарска и, наконец, в 12 милях от украинского побережья. Досмотр судов, покидавших Мариупольский порт и бравших курс на юг, осуществлялся в обратном порядке.

Таким образом, каждое судно, совершавшее, допустим, рейс из Стамбула в Мариуполь и обратно, проходило через восемь (!) досмотров. Каждый досмотр — это остановка судна на три часа и дольше. Каждый час простоя сухогруза — это ущерб в 5—15 тысяч долларов. Неудивительно, что число судов, приходящих в украинские порты Азовского моря, уменьшалось с каждым днем.

К 1 сентября, по сообщению председателя так называемого «наблюдательного совета фонда Майдан иностранных дел» Андрея Клименко, досмотрам на линии Керчь-Еникальский канал — Бердянск/Мариуполь подверглось 99 судов. Это практически полностью парализовало украинское судоходство на Азовском море.

Попытка украинской стороны перенаправить грузопоток посредством железнодорожного транспорта успехом не увенчалась. Лишенный возможности осуществлять грузопереработку Мариупольский порт встал. Второе в городе градообразующее предприятие — крупнейший Мариупольский металлургический комбинат — тоже оказался в тяжелом положении.

«Задержания российскими пограничниками судов в Азовском море приобретают характер морского сафари от ФСБ, — возмущался Клименко. — Такая издевательская игрушка над украинскими «терпилами». Будем и дальше тихо жаловаться в международные суды и молчать?..»

«Гюрза-М»

Катастрофическая ситуация

«Терпилами» руководители постмайданной Украины быть, разумеется, не желали, но что они в сложившейся ситуации могли поделать? С учетом принципиального нежелания освобождать «Норд» и его команду, а также складывающегося отнюдь не в пользу Украины соотношения сил и средств на Азовском море, Киев оказался в тупике.

«Гениальные» предложения: организовать конвоирование украинских судов в Азовском море кораблями НАТО, «обезопасить» украинское судоходство на Азовском море минными заграждениями или вырыть судоходный канал в обход Крыма из Черного моря в Азовское — были абсолютно утопичны и не имели с реальностью ничего общего.

Подача исков против России в разнообразные международные инстанции тоже смысла не имела, поскольку Госпогранслужба Украины напомнила: Россия не задерживала украинские суда в Азовском море, а лишь останавливала их для досмотра. Причем РФ имела на это полное право согласно ратифицированному в 2004 году российско-украинскому договору о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива! Собственно, Госпогранслужба Украины по этому договору тоже имела право досматривать российские суда в Азовском море, но не обладала для этого соответствующими силами и средствами.

«Обращаем внимание на катастрофическую ситуацию, которая сложилась в Приазовье, — взывал на заседании Верховной Рады депутат от «Радикальной партии» Дмитрий Линько. — Нужно немедленно расширять железнодорожное сообщения Камыш—Заря—Волноваха для того, чтобы можно было разблокировать Мариуполь. Чтобы наши металлургические предприятия могли работать».

Но возможностью оперативно претворить в жизнь идею соратника Олега Ляшко Киев не обладал.

«Почему бы не денонсировать договор между Украиной и Россией о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива?» — поспешили поделиться очередной «гениальностью» депутаты от партии «Самопомощь».

Однако им быстро объяснили, что все не так просто.

«О денонсации соглашения с РФ по Азовскому морю не может быть и речи, — объявила замминистра иностранных дел Украины Елена Зеркаль. — Это даст возможность РФ заявить территориальный спор. Для нас это вопрос безопасности!..»

Иными словами, в случае денонсации Киевом договора 2004 года в Азово-Керченской акватории будет действовать преимущественно «право силы». Ну, а кто сейчас в регионе самый сильный, было понятно без лишних слов всем, включая «гениев» из «Самопомощи».

Украинский ПСКР «Донбасс»

Действительно, Украина располагала на Азовском море лишь корабельной группировкой Мариупольского отряда морских «прикордонников». Номинально в нем числилось порядка 18 вымпелов, из которых боеготовой была лишь половина.

Таким образом, к началу кризиса украинцы в Мариуполе и Бердянске имели «на ходу» 8—10 единиц. Большую их часть составляли катера, вооруженные 12.7-мм пулеметами. Самым крупным и хорошо вооруженным кораблем Мариупольского отряда являлся BG 32 «Донбасс» — бывший советский пограничный сторожевой корабль проекта 205П, вооруженный двумя спаренными 30-мм артустановками.

В то же время Россия могла задействовать на Азовском море имеющиеся в составе Береговой охраны Пограничной службы ФСБ РФ 16 кораблей и катеров, часть из которых (сторожевые корабли проектов 10410, 10410Б и 1241ПЭ, вооруженные 76-мм корабельными артустановками) имели вооружение более мощное, чем все боеспособные украинские вымпелы Мариупольского отряда вместе взятые.

Если же вспомнить о количестве кораблей Черноморского флота и Каспийской флотилии, а также бортов ВКС, которые Москва может использовать для усиления развернутой в Керченском проливе и на Азовском море группировки пограничников, то серьезное преимущество России над Украиной в Азово-Керченской акватории становится подавляющим.

Киев в самом удачном случае может худо-бедно обеспечить для себя свободу мореходства на Азовском море в пресловутой двенадцатимильной зоне возле украинских берегов. Но не за пределами этой зоны и, уж конечно, не в Керченском проливе.

Бронекатера «Гюрза-М»

Эффектно, но не эффективно

Тем не менее, 6 сентября Совет национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины принял решение об усилении украинского военно-морского присутствия на Азовском море. В частности, если верить украинским СМИ, СНБО отдал распоряжение о создании на Азовском море корабельно-катерной группировки ВМСУ.

На первых порах в рамках этого распоряжения ожидается переброска на Азовское море по суше трех малых бронированных артиллерийских катеров проекта 58155. Далее до конца года на Азовское море должна быть переведена из Николаева Южная военно-морская база ВМСУ, что позволит на ее основе развернуть катерный дивизион.

Понимать последний тезис можно по-разному. Например, как свидетельство готовности ВМСУ перебазировать в Бердянск всю имеющуюся у украинцев шестерку новейших бронекатеров «Гюрза-М».

Способен ли дивизион этих бронекатеров кардинально изменить ситуацию на Азовском море в пользу Украины? Нет, конечно.

Дело не только в том, что каждая «Гюрза-М» — это всего лишь 38-тонная плоскодонная посудинка с противопульным бронированием, имеющая весьма ограниченную мореходность и малый радиус действия, вооруженная двумя 30-мм пушками с не всегда корректно работающей системой наведения, а также обслуживаемая экипажем из пяти человек.

И даже не в том дело, что у Береговой охраны Пограничной службы ФСБ, КЧФ, Каспийской флотилии и ВКС России, конечно, найдется что противопоставить «бронегадюшнику» ВМСУ к северу от Керчь-Еникальского канала (в Киеве могут громко трубить о том, что «Гюрзы» станут самыми мощными боевыми единицами на Азовском море, но это не так).

Прежде всего, дело в том, что никакой «гранд-флит», напрасно отправленный в Азовское море, не позволит Украине получить контроль над «бутылочным горлышком» Керченского пролива. То есть Россия, даже без своего подавляющего превосходства на море и в воздухе, всегда будет держать руку на «шее» украинского судоходства в Азовском море.

Да, «Гюрзы» вполне способны уменьшить идущую по морю контрабанду. Да, украинские бронекатера могут даже устроить неприятности «морским партизанам» ДНР с их моторными лодками, вооруженными пулеметами и гранатометами. Даже «выдавить» за пределы двенадцатимильной зоны какой-нибудь вымпел российских морских пограничников «Гюрзы» вполне могут — если вшестером на одного. Они могут попробовать устроить набег на российских рыбаков — один раз, потому что второй им это сделать никто не позволит. Но это потолок их возможностей.

Бердянский морской торговый порт

Раз так, то зачем Киеву понадобились телодвижения с переброской бронекатеров?

Все просто. Публично признать свое бессилие в деле избавления от азовской «удавки» Москвы президент Украины Петр Порошенко, разумеется, не мог. Помимо прочего, это обуславливалось как рекордно низким рейтингом Порошенко в собственной стране, так и грядущими весной 2019 года на Украине президентскими выборами, перед которыми ему любой ценой нужно набирать очки доверия.

В этих обстоятельствах президенту Украины требуются не обязательно эффективные, но непременно эффектные шаги. Такие, которые стараниями «придворных» киевских пиарщиков можно возвести до уровня перемоги. Переброска бронекатеров по суше из Черного моря в Азовское — это как раз и есть такой шаг. Эффектный, решительный, бескомпромиссный, но, с военной точки зрения, совершенно бессмысленный.

«Гюрзы» не смогут помешать продолжению досмотров судов, следующих в Бердянск и Мариуполь. Более того, украинские бронекатера еще и окажутся запертыми в ограниченной акватории Азовского моря. Одновременно Киев лишится возможности использовать самые современные единицы ВМСУ в районе куда более важной для Украины, чем Мариуполь, Одессы.

При этом важно понимать, что появление украинских бронекатеров на Азовском море заметно увеличивает вероятность перехода украино-российской конфронтации в регионе из «холодной» стадии во вполне «горячую». Затеянная Порошенко и командованием ВМСУ показуха вполне способна обернуться случайной стычкой, стрельбой и пролитой кровью.

Вместе с тем, ожидать, что Россия ослабит азовскую «удавку», Украине не приходится. По крайней мере, до тех пор пока экипаж сейнера «Норд» не вернется домой.

infox - new
Новости партнеров