Интервью
Донбасс де-факто — давно Россия: военкор из ДНР объяснил, как «расколдовать» украинцев
Новости Сирии
Де Мистура заявил о наличии всех составляющих для начала политического процесса в Сирии
Следующая новость
Загрузка...

    Донбасс де-факто — давно Россия: военкор из ДНР объяснил, как «расколдовать» украинцев

    Украину ждет дальнейшая деградация

    Донбасс застыл в окопной войне, перестрелки идут каждый день. В Киеве не снижается градус антироссийского психоза. О ситуации на пространстве бывшей Украины, ее использовании в новых глобалистских конструкциях и о том, как «расколдовать» украинцев, ополченец, военкор Новороссии, писатель Геннадий Дубовой рассказал в беседе с военкором Федерального агентства новостей Юрием Котенком

    Приднестровье-2 на очень долгий срок 

    — Геннадий Васильевич, в каком положении сейчас оказался Донбасс? 

    — В положении очень затяжной паузы. После Дебальцевского наступления здесь все закончилось. Ребята, не ждите ничего. Для всякого, кто хоть сколько-то умеет просчитывать ситуацию, кто не обманывает себя в духе: «Завтра мы будем во Львове, и вся Украина будет наша», — кто смотрит на вещи трезво и ясно, это было понятно. Меня удивляет, что этого не понимали многие, например московские аналитики, но это другой разговор. 

    — Были ли иные варианты в 2014—2015 годах, кроме надежд на «наступление на Львов»? 

    — ЛДНР — это наилучший вариант из всех возможных. Без жесткой и быстрой структуризации в конце 2014 года в республиках могла наступить анархия. Тогда были бы военные отступления и территория оказалась бы значительно меньше. 

    Если сейчас есть какое-то пространство для маневра и мы по сути — суверенное государство, то тогда этот малый остаточек мог быть обратно втиснут в Украину с минимальной автономией и оказался бы не приспособлен ни как плацдарм для России, ни как точка развития, позволяющая в случае необходимости вернуться к проекту «Новороссия». Стал бы невозможным тот процесс, который начат сейчас — преобразование Украины изнутри. Вот в каком положении мы находимся. Это будет Приднестровье-2 на очень долгий срок. 

    — Положение Донбасса куда выгоднее Приднестровья. Он связан с Россией границей — неразрывной пуповиной… 

    — Я имею в виду непризнанность данного государственного образования, которое состоялось как государство. Но если говорить о признании, его долго не будет. Де-факто мы — Россия, здесь все русское, самое главное — русские люди и русский бизнес, русская валюта и русская система образования. Все. Но мы — имплант, который должен воздействовать на Украину. 

    Геннадий Дубовой

    Можно грубо сказать, что произошел размен: Украина остается целостной, в конце-концов она и Крым признает, а мы будем либо автономией с широкими полномочиями, по сути русским государством, но де-юре оставаясь Украиной, — либо, после того как на Украине пройдут все эти деградационные процессы, она начнет расползаться по швам. И тогда признают и нас. Это максимально возможная благоприятная для нас перспектива. 

    — Другие варианты будущего для Украины вы исключаете? 

    — Не исключены и другие варианты — например, когда в преобразованной Украине мы окажемся лидером преобразований. Тогда нашей окажется большая часть Украины, возглавляемая выращенной здесь элитой с полученным опытом административного управления, с уже сформировавшейся армией. И достаточно мирным способом вся Украина будет нашей. 

    Это самая благоприятная перспектива, в которую я верю, потому что Россия будет становиться сильнее, в том числе экономически. Слава богу, она уже становится сильнее, несмотря на санкции. Ее политический, дипломатический и военный статус таков, что она может отстаивать свои глобальные интересы очень серьезно и надолго. А Украина всегда была нашим пространством. 

    — Ощущение такое, что с соседней страной проводят эксперимент. 

    — Возможно, экспериментируют: может, все-таки получится дружественная Украина, в составе которой мы будем самостоятельным государством, обзывая себя «автономией с широчайшими полномочиями». И получится, что большая часть Украины станет Новороссией или напрямую войдет в состав России. 

    При этом обязательно останется небольшое государство, собственно Украина, куда сползутся все те элементы, которые нам не нужны. И она уже не будет представлять никакой опасности, потому что у такого государства не будет экономического, промышленного, военно-оборонного потенциала для реванша. Самое главное, не будет мобилизационных резервов — большая часть людей либо останется у нас в Донбассе, либо уедет работать в России. А сделавшие европейский выбор рассосутся, уехав в свою любимые польши-норвегии, чтобы быть обслуживающим персоналом, к чему они всегда стремились и стремятся. Все. Но — сроки, сроки, сроки…

    Где-то на майдане

    Молока нет, и лягушка уже мертва… 

    — С другой стороны, Европа снова выделила очередной транш. Выходит так, что эти инъекции поддерживают Украину в состоянии полутрупа… 

    — Проблема в том, что «молока-то нету». Та лягушка, которая должна была лапками шуршать, чтобы создать себе этот «матрасик безопасности», уже мертва. А гальванизировать ее в геополитических или экономических целях можно еще долго, чтобы давить на Россию в плане «Северного потока» и «Турецкого потока», решать проблемы с НАТО и т. д. Лягушка-то померла, она тухлая и разлагается. 

    Для чего инъекции Киеву? Посмотрите на суммы оборота, которые выделяют Украине МВФ и другие международные структуры. Большая часть средств идет назад на погашение долгов! Вот и все. Остальная часть поступает на прикорм «элиты», расходится по карманам. 

    Мы жалуемся на бедственное положение: люди до войны привыкли здесь жить очень хорошо, поэтому для них некоторое ухудшение экономического состояния стало катастрофой. Но реальная катастрофа происходит там — на Украине. Давеча один из приятелей получил сообщение от своего отчима из Одессы о том, что счета за газ приходят на тысячи гривен, 500 — за воду, за все остальное. Нужно закрыть долги за прошлый год. Плюс продукты и лекарства. А человек — пенсионер с пятью тысячами гривен в месяц. В остатке — пятьсот гривен. И это еще достаточно благополучный человек, а про глубинку украинскую я вообще молчу. 

    Деньги для Украины выделяются НКО по разным каналам на работу с населением, чтобы держать его в повиновении, продолжать перекодировку сознания, чтобы быдло использовать как инструмент для холопских работ в Европе и в качестве рекрутов для войны с нами и Россией. 

    — В последнее время в Киеве заявляют о ренессансе оборонной промышленности. А как на самом желе? 

    — Рада уже приняла закон о разрешении приватизации оборонных предприятий. Как-то вяло обсуждается эта проблема. По-моему, мало кто понял, что это — точка. Это все — страны нет. 

    «Слава Украине»

    Очень много оборонных предприятий на Украине, которые работали на экспорт в страны третьего мира. И все это приберут к рукам иностранцы. Остальное попилят на металл, оно даром не надо никому. Я уже не говорю о том, что из промышленного производства жива разве что «пищевка». Металлургия в виде штамповки болванок тоже остается, но высокотехнологичного производства нет. Оно и не планируется, а намеренно убивается. 

    Зато на Украине поэтапно реализуется та же программа, через которую прошли Румыния, Словения, Болгария, Прибалтика… Что происходит в Болгарии? Ноль. То же самое будет на Украине. Население никому не нужно, поэтому я не вижу перспектив у этой страны. Она просто расползется в целях самовыживания регионов.

    — Почему это видно из Донецка, а в Киеве или Харькове этого стараются «не замечать»? Почему прозрения, как ни странно, не наступает? 

    — Применяются политтехнологии, методы работы с массовым сознанием. Идет точечное воздействие с помощью общественных организаций, лидеров мнения, электронных средств со всякими встроенными фишечками, которые в буквальном смысле (здравствуйте, братья Стругацкие!) зомбируют население. Все это давным-давно применяется на Украине. Здесь настолько плотное поле информационного подавления, что, пребывая в нем, человек полностью шизофренируется. Формируется массовое раздвоение личности, полный уход в иллюзии от реальности. 

    Тот рубеж, когда люди могли очнуться, уже перейден. Это как в концлагере — люди в какой-то момент перестают сопротивляться. Их ведут в крематорий, и они покорно идут не потому, что физически истощены, а потому что их психика настолько перестроена, что они уже не видят возможности сопротивления, пока не будет какого-то воздействия извне. А поскольку целенаправленного воздействия от России нет, то одних телепрограмм и работы в интернете мало. 

    Есть и другие способы воздействия, но здесь они пока не применяются. Раззомбировать и расколдовать людей пока не представляется возможным. 

    Бандеровцы на Украине

    На Украине идет большая зачистка 

    — На Украине стремительно убывает население. Кем оно будет заменено? 

    — Это пространство не предполагается даже для мигрантов. Есть проект прикрытия, т.н. проект «Нового Иерусалима», когда здесь могут оставить несколько миллионов человек для обслуживающих функций. 

    На Украине проводится эксперимент по расчистке площадки. Для чего, можно пока только догадываться. Должно остаться лишь такое население, которое будет давать сырье и обслуживать то, что здесь планируется создать. 

    — Что же планируется создать на пространстве бывшей Украины? 

    — Думаю, только сельхозугодья. Будут покачивать сырье и выращивать экологически чистую продукцию, возможно совместно с Россией. Просто использовать это огромное пространство как чистое поле. Больше ни для чего. Может, здесь будут большие ландшафтные парки, но промышленности точно не будет.

    — Речь об Украине, а не Донбассе? 

    — Именно так. Донбасс — уже не Украина. Высоких технологий, промышленности и даже большого сельского хозяйства на Украине не будет. 

    — Возвращение Крыма сорвало планов глобальных планировщиков на Россию? 

    — Разумеется. Если внимательно поработать с информацией, не с этим валом новостей, а с тем, что пишет, скажем, RAND Corporation, что доходит к нам в открытом виде из ООН или ЦРУ, то можно понять, что существует некое «облако проектов». 

    Призывное мясо для ВСУ

    В 2014 году я был более чем уверен, что на Украине будет реализован проект неонацистского государства: когда берутся основные структурные наработки Третьего рейха, чтобы создать дугу до Прибалтики — санитарный кордон у границ России. Видимо, проект оказался очень затратным, или же, что ближе к истине, оказался невозможен без технологического развития и промышленного роста. А ничего в плане роста на Украине изначально не планировалось. 

    Но на Украине — либеральная основа, когда все разрушается. Атомарная масса индивидов никогда не сложится в нацию. И все же такой проект замышлялся и мог быть реализован, если бы там не произошло отказа от промышленной политики. В противном случае, мы столкнулись бы с таким монстром у наших границ, что Господи упаси. 

    Теперь Украину ждет скорее либеральный проект — с толерантностью, экспансией мигрантов и т. д.

    — Как в нем могут быть использованы территория и население Украины? 

    — В этом проекте Украина — подспорье: из нее будет высасываться белое умное работоспособное население. Тогда как в Европе в определенный момент будет сформирована новая кастовая система — жесткий расизм на высокотехнологичной основе. Такая маленькая чистая, уютная кастовая Европа. Ее коренному населению это очень удобно, и оно элиту поддержит. 

    — При всей деградации Украины у нее хватает сил поддерживать армию. Создается вторая армия из резервистов. Военная провокация в отношении России, необязательно на донбасском направлении, вполне ожидаема. Не отвечать мы уже не сможем… 

    — Если ВСУ пойдут в очередное большое наступление на нашем фронте, то они в очередной раз будут разбиты. Если же они осуществят военную провокацию непосредственно против России, то, учитывая современные средства контроля, слежения и получения доказательств, Москве не придется никуда заходить в ответ. Со своей территории Россия даст такую ракетную ответку, что от провокатора ничего не останется. 

    Да, мелкие провокации возможны — на них Киев зарабатывает средства. Но они не решают стратегических задач и не меняют ситуацию кардинально. Киевским властям нужно протянуть во власти как можно дольше, чтобы что-то между собой доделить и остаться хоть с чем-то. 

    Давеча один бывший регионал, который ныне находится в Оппоблоке, бывший якобы «прорусский», коммунист из тех, что сдали все и легли под всех, на встрече с избирателями заявил, что нужно любой ценой вернуть Донбасс в состав Украины, иначе это даст пример другим и страна начнет расползаться. То есть, они чувствуют, что финал близок, что земля уходит из-под ног. 

    Золотая рыбка в серной кислоте 

    — В Закарпатье растет недовольство действиями Киева и сильны позиции Венгрии… 

    — В Венгрии прямо призывают объединить усилия наших спецслужб, чтобы изменить ситуацию на территориях, которые исторически принадлежат Будапешту. Сейчас Венгрия работает через выдачу паспортов жителям Закарпатья и культурные программы. Если Россия включится в эту работу, Украина не выдержит. У нее просто нет потенциала для того, чтобы удержать все это. Слишком разнородное пространство с убиваемой промышленностью. 

    Да, перекодированные русские — украинцы — ненавидят Россию, но воевать по большому счету не хотят. Я не верю, что в стране, которая деградирует и расползается на глазах, можно, вопреки всем процессам, построить армию. Это как золотая рыбка в серной кислоте, такого не бывает. 

    Это те же люди из деградационной среды. Они как мыслят? В голове кабанчик, в чем бы он ни выражался. Или это заводик «Криворожсталь», или колхоз, который можно приватизировать, или буквальный кабанчик у соседа, который можно украсть. К сожалению, хуторское мышление у большинства селюков никуда не подевалось. Сколько их империя ни учила, результата ноль. 

    — Можно ли излечиться от этого вируса, когда «тильке щоб не як у москалив»? 

    — Лишь одним способом — убрать культурно-исторические наслоения о каких-то особенностях «украинской нации». Ну, какая там культура, кроме вышиванок? Необходимо возвращение к глубинным корням. Есть один великий русский народ, который территориально разделяется на омичей, вятичей, киевлян, черниговцев и т. д. Украинцы и даже малороссы — чисто территориальное обозначение, как и белорусы. 

    Мы один великий русский народ — из этого и нужно исходить.

    Автор: Юрий Котенок