Лента
23 сентября 04:42
Все новости
Пора менять инструкции: Дмитрий Лекух о закупке валюты в эпоху санкционной войны
wikipedia.org  /  Lawrence Jackson/Public Domain

21 августа на слушаниях в банковском комитете Сената США выступила заместитель американского министра финансов Сигал Манделкер. Дело касалось политики санкций в отношении России. Что особенно характерно в данном конкретном случае, Манделкер курирует противодействие терроризму и финансовую разведку.

По правилам загонной охоты

Послушаем прямую речь замминистра.

«Действия министерства финансов имели обширные последствия для финансовых интересов затронутых физических и юридических лиц, включая блокирование российских активов на сотни миллионов долларов в Соединенных Штатах», — заявила Манделкер.

И более того, по мнению вышеупомянутой замминистра — и я тут с ней, к сожалению, вынужден согласиться, — последствия данных ограничений «ощущаются далеко за пределами затронутых организаций и лиц».

Дальше можно не продолжать. Хотя нет. Необходимо добавить «иллюстративности», чтобы у уважаемых читателей сложилась чуть более полная картина происходящего. 

В тот же день, 21 августа 2018 года, Соединенными Штатами Америки были введены санкции в отношении двоих граждан России, а также трех российских компаний и шести судов под российским флагом. Согласно сайту управления по контролю над иностранными активами министерства финансов США, все эти санкции были связаны исключительно с «действиями РФ в киберпространстве» и отношениями с КНДР. 

Но и этого мало. Уже на следующий день после вышеизложенных событий, то есть сегодня, должны вступить в силу меры, «направленные на ограничение поставок в Россию продукции двойного назначения». Те самые, которые Госдепартамент США анонсировал еще 8 августа, точнее, «их первый этап». На этот раз, просто напоминаем, поводом стали обвинения в адрес России в отравлении экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля, осужденного за шпионаж, и позже обменянного. И его дочери Юлии — куда же без нее.

Что тут можно сказать: вне зависимости от эффективности «санкционной политики» (тут, к счастью, есть много «гитик»), травить нас пытаются по всем правилам загонной охоты. Хотя и не только нас.

«Торговые ограничения», безо всяких «санкций» вводимые не только против «противостоящей интересам США» Китайской Народной Республики, но и против вполне «партнерских» Турции и стран Европейского союза, говорят только об одном. Как эту красоту только ни назови: «санкциями» или «торговыми барьерами» — речь идет исключительно об использовании политических и государственно-административных рычагов ведущей сверхдержавы для достижения узкоспециальных экономических целей. Что, в общем, никем даже не скрывается. 

Министр финансов РФ Антон Силуанов
Федеральное агентство новостей  / Степан Яцко

Скупают валюту граждане

А вот еще немного «красоты» из сенатского выступления замминистра Манделкер. 

«Западные санкции и последующая геополитическая напряженность повысили уровень неопределенности и затормозили внутренние и иностранные частные капиталовложения в России. В энергетическом секторе наши санкции ограничили важные инвестиции в разведывательные геологические проекты, необходимые для того, чтобы увеличить объемы добычи нефти и газа в России. В целом зарубежные прямые инвестиции в Россию упали с 2013 года более чем на 5%, причем ощутимое их снижение пришлось на долю прямых инвестиций из США — они сократились с 2013 года на 80%».

У нас нет и не может быть никаких претензий в адрес американской администрации. Они действуют сугубо в интересах собственного бизнеса, которые, в полном согласии с американским же менталитетом, являются национальными интересами США. Вопрос в другом — проиллюстрируем происходящее одним коротким примером. 

Все в тот же день 21 августа, когда американский замминистра докладывала сводку с фронтов экономической войны против России, пришли новости из краев грустных родных осин. Как сообщил целый ряд отечественных СМИ, Центробанк России возобновил закупку валюты для Минфина на внутреннем рынке. 

Как сообщается в материалах регулятора, ЦБ 17 августа с расчетом на 20 августа приобрел 17,5 млрд руб. Вообще же, Минфин планировал с 7 августа по 6 сентября направить на закупку валюты аж 383,2 млрд рублей дополнительных нефтегазовых доходов. Однако после анонсирования Вашингтоном новых антироссийских санкций и падения курса рубля ЦБ решил скорректировать закупки валюты. 

В итоге с 9 по 17 августа регулятор не закупал валюту, а вот теперь снова, по настоятельной просьбе отечественного (ну, не американского же) министерства финансов, ее возобновил. 

Не знаю, как у вас, а у меня от происходящего остается легкий привкус радостной солнечной шизофрении.

Глава Центробанка РФ Эльвира Набиуллина
photo.roscongress.org  / Николай Корешков

Полноценная война

Или еще один пример.

Если прямо сегодня должны вступить в силу меры, направленные на ограничение поставок в Россию «продукции двойного назначения», которые в первую очередь касаются специальной электроники, а значит и «Роскосмоса», то как могут осуществляться поставки в США ракетных двигателей РД-180 НПО «Энергомаш»? Нет, я понимаю, что для «Энергомаша» это выгодно, но не идет ли тут что-то не так?

Не то чтобы Роскосмос, Минфин или Центробанк действовали не в интересах России или в разрез с государственной политикой. Нет, они-то как раз работают строго в рамках своей компетенции и согласно действующим инструкциям. В конце концов, есть «бюджетное правило», согласно которому необходимо изымать из экономики «дополнительные нефтегазовые доходы» и переводить их в конвертируемые валюты. И это не умозрительное правило, а закон Российской Федерации, и его необходимо исполнять в полном соответствии с инструкциями и подзаконными актами. 

Просто вот какая незадача: все эти правила писались в условиях мирного времени и для мирной «интеграции в мировую экономическую систему». А сейчас время идет к осени 2018 года, и за окнами нашего дома вовсю полыхает даже не «санкционный режим» против «неправильно ведущей себя России», а полноценная мировая, пусть пока еще и экономическая, война. Во время которой «законы мирного времени» просто не действуют.

В ситуации санкционной войны как-то неловко, к примеру, радоваться недавним «хорошим данным» по России от мировых рейтинговых агентств, которые необходимы для привлечения инвестиций, если эти самые инвестиции все равно к нам не идут. Причем не по причине неблагоприятного инвестиционного климата, а из-за целой системы прямых запретов, о чем официально отчитывается в Сенате США замминистра финансов этой прекрасной страны. 

Инструкции — это не закон всемирного тяготения. И если они не работают под влиянием внешних факторов, то их не надо продолжать «отливать в граните», а нужно просто менять.

Данная статья является исключительно мнением автора и может не совпадать с позицией редакции.

Вернуться назад

Комментировать
Рейтинг@Mail.ru