Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

СМИ устроили пляску на костях погибших в ЦАР. Колонка Кирилла Романовского

0 Оставить комментарий

Лично я бы вообще воздержался от версий произошедшего в ЦАР. Колонка Кирилла Романовского

Специальный корреспондент Федерального агентства новостей по Ближнему Востоку Кирилл Романовский дал интервью телеканалу RT. В нем он рассказал о погибших в Центральноафриканской Республике российских журналистах и о своей работе. Наш спецкор объяснил, почему дал журналистам контакты Мартина (контактного лица съемочной группы в ЦАР), как будет проводиться расследование, а также о том, почему предпочел бы не торопиться с выводами о трагедии.

Нельзя сказать, что я кого-то с кем-то познакомил. Делиться контактами с коллегами вне зависимости от каких бы то ни было идеологических разночтений в нашей журналистской среде — абсолютно нормально. Лично меня в контексте работы в горячих точках это вообще мало интересует, я аполитичный человек.

С Кириллом Радченко, несмотря на его убеждения, мы в Алеппо замечательно работали вместе. Поэтому его, как достаточно близко знакомого человека и коллегу, мне, конечно, жалко больше всего. С Александром Расторгуевым мы встречались всего лишь раз. До этого у нас были только телефонные разговоры. Расторгуев пригласил меня на встречу, на которой присутствовал главный редактор ЦУР Андрей Коняхин.

Лично я бы вообще воздержался от версий произошедшего в ЦАР. Колонка Кирилла Романовского

Изначально мы говорили вообще о курдах, о поездке на курдскую территорию. И уже под самый конец нашей беседы один из ее участников, не помню кто, сказал, что у них есть желание поехать еще и в Африку. Причем называлось несколько африканских государств. Меня просто спросили, нет ли у меня человека, что-то понимающего в африканской теме. И я вспомнил, что у меня есть знакомый Мартин, с которым мы последний раз общались в 2012 году.

Он был каким-то образом связан с миссией ООН, и я просто дал им его контакты. Они с ним списались. На этом мое участие закончилось. Я не знал ни о датах отъезда, ни о содержании переписки, ни о каких бы то ни было деталях. Поэтому нельзя говорить, что я кого-то с кем-то напрямую познакомил.

С Мартином я познакомился в 2006 или в 2007 году в Берлине в арт-пространстве Тахелес. Мы пили пиво. Тогда я еще не работал журналистом. Потом мы с ним несколько раз общались на тему спортивной медицины. Я в те годы активно занимался боевыми искусствами, и меня эта тема интересовала. Мартин мне периодически присылал информацию о разнообразных мероприятиях и лекциях. Последний раз мы с ним совершенно случайно пересеклись в Берлине на Унтер-ден-Линден. Я работал на тот момент в европейской подшипниковой корпорации, возглавлял небольшое немецкое отделение. Эта встреча и была последней.

Об Африке он рассказал мне сразу после знакомства. Тогда я от него услышал названия таких государств, как Демократическая Республика Конго, Центрально-Африканская Республика. Он еще что-то рассказывал про Сьерра-Лионе, о том, как работал в Африке, и о том, как у него был приятель-африканец, который работал вместе с ним.

Если говорить о причастности Мартина к произошедшей в ЦАР трагедии, сейчас, особенно в контексте готовящегося нашего расследования, для которого мы набираем независимых журналистов, можно предполагать все что угодно. Если говорить о составе группы, я не могу назвать каких-то конкретных персон, сейчас идет отбор кандидатов, в котором я не принимаю прямого участия.

Возвращаясь к тому, что конкретно произошло в Центральноафриканской Республике, лично я бы вообще воздержался от версий, ведь это может навредить следствию. Любые предположения могут заранее внести в него некую необъективность. И в рамках подготовки нашей поездки в ЦАР у меня сейчас нет даже сил предполагать. Как оно там было на самом деле, никто не знает. А все, что мы наблюдаем сейчас в СМИ, — это пляска на костях, на телах моих знакомых. Это ужасно, и я хотел бы этого избежать.

А мне просто хочется понять, какие причины внутренней, экономической или социальной жизни страны привели к этой трагедии. Ведь информации о том, что сейчас там происходит, крайне мало — никто из наших экспертов не может достоверно рассказать об общей обстановке внутри страны, кто-то ссылается на прошлые конфликты, кто-то выдвигает конспирологические теории.

Мы пытаемся получить поддержку всех государственных и официальных структур в Центральноафриканской Республике. И надеемся, что наш МИД тоже нам в этом расследовании поспособствует.

Автор: Кирилл Романовский