Поиск
Лента новостей
Закрыть
Общество
В челябинский приют привезли необычного «медведопса»
Общество
Беженцы из Украины: страшно было ехать, еще страшнее оставаться
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Беженцы из Украины: страшно было ехать, еще страшнее оставаться

    19:30  17 Июня 2014  /обновлено: 12:28  28 Октября 2015
    380

    Еще весной факты массового выезда граждан Украины в Россию подвергались сомнению, однако сейчас отрицать это бессмысленно. Достаточно прийти в отдел петербургского УФМС по работе с вынужденными переселенцами и беженцами на улице Смолячкова, 15, и вот они — реальные люди с реальными историями. По данным УФМС, ежедневно на консультацию в этот отдел записываются более 200 человек, и это с учетом того, что в Петербурге и Ленобласти нет специальных лагерей для размещения беженцев - сюда едут к родственникам, друзьям и знакомым. Люди в очереди охотно делятся своими историями, но просят обойтись без фотоаппарата. Одни переживают, что это может отразится на их близких, оставшихся на Украине, а другие сами собираются возвратиться. Ракетные установки у дома «Мы еще надеемся вернуться туда, у нас там родные остались, остался дом. В доме налажен лад и быт. Мы обычная семья, не зажиточная, работали, нам хватало покушать, одеться», - говорит Елена. Она вместе с мужем и 8-месячным сыном приехала в Россию из маленького поселка городского типа Райгородок в Донецкой области. Райгородок расположен недалеко от Славянска, где весной развернулись боевые действия. Несмотря на это, некоторое время жители поселка жили относительно спокойно. «Мы не думали, что нас это коснется. Все боевые действия проходили далеко от нас, километрах в десяти. У нас не было блокпостов, ни ополченцев, все было тихо. Люди ездили на работу, дети ходили в школу, в детские сады», - рассказывает она. По словам Елены, все изменилось, когда украинские военные пришли в поселок. «Нацгвардия поселилась у нас, считай, что на территории поселка. Над нашим домом стали летать истребители, полностью заряженные снарядами, вертолеты, и когда через поселок стали перегонять военную технику и шли колоны с БТР, танками, стали тянуть эти системы «Град», тогда уже стало страшно там находиться», - вспоминает женщина. Дальше — больше, как рассказала Елена, в километре от их дома появились ракетные установки. «Снаряды летели прямо через наш дом. Нам приходилось прятаться в погребе, иногда доходило до того, что мы сидели под полом по несколько часов вместе с ребенком», - говорит она. Коммунальный и гуманитарный коллапс В результате бомбежек начались перебои с водой и светом. «Муж работал обходчиком водонапорных скважин. Та станция, где он работал, снабжает водой всю Донецкую область. Туда попал снаряд и поэтому сейчас во всей области - перебои с водой. Были проблемы и со светом», - добавила моя собеседница. Перебои были и с товарами. «Когда было затишье, родители или мы пробирались в города (Славянск, Краматорск — прим. ред.) и старались закупить сразу побольше питания, памперсов. Но у нас есть машина, мы могли выехать, а у кого нет своего транспорта, им было тяжело, - рассказывает Елена. - У нас в поселке есть железная дорога, но ни поезда, ни электрички - ничего не ходило». Но если гуманитарная проблема для этой семьи была не так остра, то финансовый кризис коснулся всех. На юго-востоке не производят социальные выплаты: не выплачиваются ни пенсии, ни детские пособия. Финансовый кризис «В банкоматах ты можешь снять только 500 гривен в день — это около 1300 рублей, или по карточке набрать продуктов в супермаркете, или расплатиться за коммунальные услуги. Было и такое, что даже эти 500 гривен было не снять, не было наличных денег. Я тогда звонила операторам, говорила, что ребенок маленький. Одна девушка сжалилась, перезвонила мне и предупредила, что на следующий день до обеда можно будет снять деньги», - пояснила Елена. Люди в очереди активно включаются в обсуждение финансового вопроса. «А кредиты, которые люди взяли? Банки не работают, выехать никуда нельзя, а им все шлют проценты за просроченные выплаты. Получается замкнутый круг, и никакой форс-мажор не учитывается», - возмущается жительница города Красный Лиман в Донецкой области. «А у нас даже не было денег на дорогу. Чтобы уехать, нам пришлось продать машину, по-другому наличные вообще не получить. Квартиру, вещи...всё оставили», - подключается к беседе невысокая женщина, держащая на руках девочку лет трех. Как выяснилось, они приехали из Луганской области. «А мне дочь через знакомых передавала деньги. Она же и нашла экскурсионный автобус, на котором я и уехала», - добавляет пожилая женщина, приехавшая из Северодонецка. До границы по полям Некоторым беженцам пришлось выезжать на перекладных обходными путями. «Очень страшно было ехать, тем более, что уже тогда говорили, что взрослых мужчин высаживают из машин, автобусов, не дают выехать даже за пределы города, - говорит Олеся из Славянска. - Мы ехали с мужем и детьми на машине, иногда приходилось ехать даже по полям. Так мы ехали до Харькова, оттуда уже на поезде через границу». А вот с пересечением границы проблем не было, по крайней мере, у тех, с кем мне удалось поговорить. «Через украинскую границу мы проехали нормально. Нас правда спрашивали: куда мы едем, зачем, к кому... но не выпустить нас они не имеют права. А на русской границе пограничники услышав, что мы из Донецка, улыбнулись: «Добро пожаловать!», - вспоминает Мария. Где должен быть мужчина Говоря о волне украинских беженцев, хочется отметить одну деталь — в миграционной службе Петербурга статус беженца пытаются получить очень много мужчин. Этот факт некоторые осуждают, считая, что статус беженца должны получать только женщины, дети и старики, а мужчины должны оставаться в родной стране. Например, лидер «Народного ополчения Донбасса» Павел Губарев на своей страничке в соцсети высказался по этому вопросу в грубой форме: «Мужчины ДНР и ЛНР, уехавшие за бугор с семьями, я вас не осуждаю, но знайте, что вы - г****!». Но давайте порассуждаем: в нашем регионе лагерей для беженцев нет, значит, женщине с ребенком нужно будет снимать себе жилье. Значит, женщине нужно искать работу. Но что делать, если ребенок слишком мал, чтобы отдавать его в детский сад? Даже если получится выбить материальную помощь, то это будет не более 2 000 рублей. Кто же будет содержать женщину и ее ребенка? Любовь Лепшина

    Автор: Алексей Громов
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Читайте также
    Закрыть