Общество
Когда полуправда опаснее лжи. Берлинские размышления Геннадия Онищенко
Новости Сирии
Сирия: на въезде в Дамаск прогремел взрыв
Следующая новость
Загрузка...

    Когда полуправда опаснее лжи. Берлинские размышления Геннадия Онищенко

    Когда полуправда опаснее лжи. Берлинские размышления Геннадия Онищенко

    Первый заместитель председателя комитета Госдумы по образованию и науке Геннадий Онищенко, который в составе делегации Госдумы принимал участие в сессии Парламентской Ассамблеи ОБСЕ в Германии, посетил музей в бывшем нацистском концлагере «Заксенхаузен». Увиденное заставило парламентария задуматься о том, как важно в сегодняшнем мире сохранять историческую правду, не давая размывать подвиг советского народа в Великой Отечественной война. В таких вопросах полуправда опаснее лжи, считает Онищенко. Своими размышлениями парламентарий поделился в своей авторской колонке для Федерального агентства новостей.

    Когда полуправда опаснее лжи. Колонка Геннадия Онищенко

    Во время поездки в Берлин я нашел время, чтобы побывать в музее на месте концлагеря «Заксенхаузен», расположенного в городе Ораниенбург в 80 километрах от немецкой столицы. Напомню, этот концлагерь, созданный в 1936 году, был не самым крупным, но там находилось главное управление, которое ведало всеми лагерями нацисткой Германии.

    Именно там, в «Заксенхаузене», проходили подготовку и переподготовку «кадры» для всех нацистских концлагерей. Там обучали, как травить людей газом, как сжигать их в крематориях, как пытать и расстреливать. Сначала в этот лагерь сажали немецких коммунистов, а потом — уже в 1941 году — там оказалось примерно 200 тысяч советских военнопленных. Среди этих военнопленных был сын Сталина Яков Джугашвили, там же его и расстреляли. Там первое время был знаменитый генерал Дмитрий Карбышев, героически погибший в Маутхаузене.

    Я видел много горя

    Я поехал в «Заксенхаузен», чтобы возложить венок от себя и от нашей делегации, и увиденное там заставило меня задуматься.

    Центральный вход в «Заксенхаузен»

    Да, меня порадовало, что немцы все тщательно сохраняют. Чисто, ухожено, все поддерживается в хорошем состоянии. Я был в будний день, но людей было много, в основном — молодежь, подростки, школьники. На машинах были не только немецкие, но и австрийские номера — люди едут отовсюду.

    Видел я и расстрельную комнату, где убивали в том числе советских военнопленных, и газовые камеры — я прошел от начала до конца по этому пути: там показано, как людей травили газом, как потом у них вырывали золотые зубы; воссозданы печи, которые сначала топили углем, и каждую топку закладывали на одного человека. Как рассказал нам один из сопровождающих, когда в лагере шли массовые сжигания, над городом стоял густой черный туман со специфическим запахом….

    Я в своей жизни видел много горя, я видел реальные трупы, лежащие неубранными не один день, но впечатление от лагеря было даже более жуткое. И первая мысль — как могла эта высокоразвитая европейская цивилизация опуститься до такого человеконенавистничества, когда убийство людей было поставлено на промышленную основу…

    Смещение акцентов

    Но отметил я и другое. Это в свое время была восточная часть Германии, территория ГДР. Но уже сейчас там не увидишь ни одного русскоговорящего. Ожидая сопровождающих, я посмотрел видеоинформацию, представленную в музее, — там тоже ни одного слова на русском языке. Я даже не нашел информацию, сколько советских военнопленных прошло через «Заксенхаузен».

    Несмотря на точное воссоздание многих вещей, на территории лагеря у меня все больше создавалось впечатление, что значительная часть истории Второй мировой войны как-то растворяется, размывается. И это меня насторожило.

    Сегодня «Заксенхаузен» — это музей, который находится в ведении правительства ГерманииДа, нам потом показали экспозицию, на которой были представлены фотографии наших военнопленных, но в целом я заметил, что музей все больше смещает акценты на послевоенную историю «Заксенхаузена».

    После войны там был так называемый спецлагерь НКВД, в котором содержались бывшие члены нацистской партии, гитлеровские преступники, офицеры вермахта, эсэсовцы, а также бывшие советские военнопленные, ожидавшие возвращения в СССР. Так вот, на этот период существования лагеря делается гораздо сильный акцент с критическими намеками в сторону деятельности советской администрации.

    Размывание правды о Великой Отечественной войне

    Я сделал для себя некоторые выводы, которыми хочу поделиться. Сегодня «Заксенхаузен» — это музей, который находится в ведении правительства Германии. Под эгидой министерства культуры этой страны там проводятся научные конференции, которые, естественно, имеют свою направленность. И эта направленность — размывание правды о Великой Отечественной войне.

    Делается акцент на том, что мол виноват не только Гитлер, но и Советский Союз. Особый акцент делается на пакте Молотова-Риббентропа. Сильно педалируется тема, что дескать в войне нет победителей, потому что жертвы были и с одной, и с другой стороны. Все это искажает и размывает реальность и умаляет правду о нашей великой Победе.

    Да, есть отдельная выставка, посвященная советским военнопленным, и сотрудники музея не скрывают, что к ним было особо зверское отношение. Но у многих, кто попадает сегодня в музей, возникает ощущение, что советские военнопленные — это незначительный фрагмент трагедии. Акцент делается на коммунистах и на других категориях заключенных, а о советских солдатах всего два или три упоминания.

    Зато, повторю, выпячивается послевоенный период, акцент делается на том, что после окончания войны уже советские офицеры содержали немецких пленных.

    Делается акцент на том, что мол виноват не только Гитлер, но и Советский Союз

    Разделение памяти

    Памятник в «Заксенхаузене», к которому я возлагал цветы, был от правительства России. Рядом были памятники от Армении, Молдавии, Украины и так далее… То есть мы уже и там разделились, как будто не было единой Красной, а затем Советской армии, одержавшей победу над нацизмом.

    Этот музей посещает в год до 700 тысяч человек, прежде всего молодых людей. Я не собираюсь высказывать какое-то недовольство в адрес немецкой стороны, она делает то, что считает нужным, но мне кажется, что Россия тут могла бы активнее вести свою просветительскую работу, не допуская умаления подвига советского солдата.

    «Заксенхаузен» и Трептов парк

    После лагеря «Заксенхаузен» я посетил знаменитый мемориал в Трептов парке, где установлен монумент советскому Воину-освободителю со спасенной девочкой на руках. Это реальная девочка, и реальный солдат — у героев этого памятника есть прототипы.

    Надо сказать, меня поразила разница между мемориалами в «Заксенхаузене» и в Трептов парке.

    Монумент в Берлине, конечно, содержится в идеальном состоянии, и многим нашим не только селам, но и большим городам стоило бы взять в качестве примера то, как немцы сберегают советские памятники.

    Но я обратил внимание не только на это. Мы почти вытравили Сталина из нашей истории, у нас нет ему памятников. В центре Трептов парка установлены 12 колонн, на которых на немецком и на русском языке приведены цитаты этого человек. И, какое бы восприятие Сталина ни было сегодня, в Германии все сохраняется, как было создано сразу после войны. Это очень показательно.

    Мемориал в Трептов парке

    Полуправда опаснее лжи

    В том, что музейный комплекс в «Заксенхаузене» не отражает всей правды о Великой Отечественной войне, есть вина и нашего министерства культуры, которое должно более активно защищать память о нашей Победе. Есть вопросы и к историкам, которые, на мой взгляд, делают недостаточно для того, чтобы правда о войне не подменялась полуправдой, которая порой опаснее прямой лжи.

    Напомню, в Германии живет большое количество наших соотечественников, активно действует Русский дом. Думаю, необходимо проводить выставки, рассказывающие правду о войне и о нацистских концлагерях, как в Германии, силами того же Русского дома, так и, конечно, в России.

    Я для себя решил, что сделаю все, чтобы организовать у нас в России такую выставку. У нас — даже у некоторых политиков — в голове серьезная путаница, что уж говорить о молодых людях, для которых война — давняя история. Пришла пора освежить знания, ведь объективная оценка истории нужна не только нам, она нужна всему миру.

    Но самое главное — мы можем и должны остановить процесс размывания исторической правды. Это возможно только, если мы будем системно работать, не выступая на митингах, а постоянно копаясь в архивах, находя и оценивая новые документы, преломляя новую информацию через призму исторической правды. Я вижу сегодня перед собой именно такую задачу.

    Иначе за внешне правильной оболочкой истории о Великой Отечественной войне скоро окажется далекое от исторической правды содержание. Этого мы не должны допустить. В этом наша задача и политическая, и нравственная, и человеческая.

    Автор: Геннадий Онищенко специально для ФАН Берлин — Ораниенбург