Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Ростовский журналист рассказал ФАН о последствиях катастрофического пожара на Театральном спуске

0 Оставить комментарий

Ростовский журналист рассказал ФАН о последствиях катастрофического пожара на Театральном спуске

Год назад южную столицу России охватила череда странных, но очень сильных пожаров в историческом центре города. Сначала заполыхали дома в Усть-Донецком районе, а пиком пожаров стало уничтожение огнем Театрального спуска — района старых домов в самом центре Ростова, располагавшихся на территории, которая давно была лакомым куском для местных девелоперов. Этот пожар в августе 2017 освещали все федеральные СМИ и телеканалы. О том, как обстоят дела на Театральном спуске год спустя, корреспондентам Федерального агентства новостей рассказал известный ростовский журналист Сергей Рулев.

Напомним, уже с июля 2017 на Театральном спуске периодически полыхали отдельные дома. А местные жители рассказали местной прессе, что их «терроризируют неизвестные, предлагая копейки за дома в центре города». В случае отказа продать недвижимость они угрожали попросту сжечь весь район.

Попытки жителей Театрального спуска достучаться до властей ничем не увенчались, и 21 августа весь район начал полыхать. Общая площадь пожара составила 10 тысяч квадратных метров, десятки человек были доставлены в больницы, один мужчина погиб. На вопрос, почему огонь распространился так быстро, руководство местного МЧС лишь разводило руками — мол, «бытовое возгорание вкупе с сильным боковым ветром».

Непригодными для проживания в результате пожара было признано 163 дома — то есть более 7 тысяч квадратных метров жилья. Однако власти не разрешили погорельцам восстановить свои дома на Театральном спуске, поскольку «на месте пожара жилой застройки не предусмотрено». Бездомным ростовчанам обещали субсидию от правительства области на сумму 390 млн рублей на всех с целью покупки или строительства жилья. Возможно, пообещали в администрации, в течение двух лет власти Ростова выкупят у них и земельные участки — правда, по цене в 250-400 тысяч рублей за сотку.

Ростовский журналист рассказал ФАН о последствиях катастрофического пожара на Театральном спуске

Пострадавшими в результате крупнейшего пожара были официально признаны 692 человека, но право на выплаты получили только 473 жителя.

По факту были возбуждены уголовные дела по статьям «Умышленное уничтожение или повреждение имущества» и «Халатность» из-за «ненадлежащего исполнения обязанностей должностными лицами, обязанными обеспечивать пожарную безопасность». Однако конкретных фигурантов этих уголовных дел до сих пор так и не появилось.

Сергей Рулев, местный журналист, привел корреспондентов ФАН на место прошлогоднего пожара.

— Отсюда — с дома 33 по улице Нижегородская — 21 августа прошлого года и начался массовый пожар. Ранее здесь был промышленный цех, на месте цеха должны были построить четыре дома — три из них построили, а на четвертый места не хватило. Внизу можно увидеть Ростовский порт — это частная собственность. И везде здесь, по всем 50 линиям — вот такие вот сточные желоба. Это открытая канализация.

— Сергей, мы находимся на месте, которое подверглось пожару в прошлом году. Как это место называется и что здесь происходило?

Ростовский журналист рассказал ФАН о последствиях катастрофического пожара на Театральном спуске

— Это Чувашская улица, дом 94. 21 августа 2017 года я со своей камерой пришел сюда, когда здесь все еще было цело. Огонь полыхал в 70 метрах отсюда, но на 14.00 здесь не было ни одного пожарного, ни одного полицейского, ни одного МЧСника! Летал только вертолет МЧС, который намеренно сбрасывал воду мимо огня, мимо тех мест, что горели. Здесь люди были предоставлены сами себе. Они убегали, я пытался брать у них интервью... За это меня потом много ругали — мол, «вместо этого надо было им помогать». Но как это было сделать? Люди из кухонных чайников пытались потушить то, что не смогли потушить вертолетчики!

При этом здесь жили нормальные люди — посмотрите, здесь были каменные дома, в них жили десятилетиями. Эти дома построили их дедушки после Великой Отечественной войны. Да, здесь фактически был самострой, никогда здесь не было асфальтового покрытия, никакой цивилизации и т. д. Но здесь жили люди с паспортами РФ, а также беженцы из Абхазии и Армении.

— В городе ходят слухи, что это был преднамеренный поджог, а пожар не тушили оперативно, чтобы, грубо говоря, «очистить территорию». Насколько эта версия близка к реальности?

— Я утверждаю, что это действительно был поджог. Злоумышленники по чьему-то заказу хотели поджечь несколько домов. Смотрите — вот эти великолепные новые жилые здания. Видимо, девелоперам не хватало места для постройки четвертого здания и они решили несколько домиков поджечь. Накануне пожара к жильцам старых домов приходили какие-то коммивояжеры, представители коммерческих структур, и предлагали за копейки продать свою территорию и недвижимость. Люди говорили: «Но мы даже кухню не купим в Ростове за такие деньги». — «Ну, как хотите, смотрите, вам же будет хуже», — отвечали неизвестные.

Ростовский журналист рассказал ФАН о последствиях катастрофического пожара на Театральном спуске

Испуганные местные жители неоднократно жаловались властям Пролетарского района. Но там никаких мер и не думали предпринимать. Люди, которые год назад на моих глазах убегали от огня, говорили мне, что их подожгли, что их бросили, что это сговор между коммерческими структурами застройщика и администрацией то ли Ростова-на-Дону, то ли Ростовской области. И последние факты — то, что на этом месте возводится элитное жилье, — подтверждают: да, это был сговор. Преступный сговор.

— В каком статусе находится сегодня эта территория? Людям, потерявшим жилье, местные власти что-то предоставили взамен или они до сих пор «подвешены в воздухе»?

— Кому-то что-то предоставили, но только на основании действующего законодательства. Чтобы получить взамен хоть какое-то жилье, мало того что здесь надо было жить, быть прописанным, так еще и надо было чуть ли не на момент пожара здесь находиться и иметь что-то в собственности. И больше нигде ни одного метра жилья нельзя было иметь! Здесь земля, естественно, очень дорогая, каждая сотка стоила около 5 миллионов рублей. Это коммерческая цена. А их хотели забрать всего по 200 тысяч.

— Какое количество людей из тех, кто здесь жил, получили хоть какое-то жилье и кто теперь вынужден скитаться по съемным квартирам?

Ростовский журналист рассказал ФАН о последствиях катастрофического пожара на Театральном спуске

— Это страшная тайна. О том, сколько именно бывших погорельцев получили жилье, вам не расскажет ни один чиновник Ростовской области и Ростова-на-Дону. Говорят лишь в общем: «Да, мол, получили жилье». Это тайна, покрытая мраком. Люди сами молчат, люди запуганы и надеются, что им еще что-то дадут. Деньги федеральный бюджет переводит, потому что решением президента РФ проблему будут решать за счет федерального бюджета. Какие деньги были отправлены из бюджета, известно, но какие из них дошли до исполнения — об этом никто не говорит. Сколько людей получили достойное либо хоть какое-то жилье в Ростове — тоже неизвестно.

— Насколько мы поняли, здесь уже началась новая застройка. Как власти теперь могут ее подавать — с учетом того, что они не расселили людей? И того факта, что правовой статус этой территории довольно сомнителен?

— В то время когда здесь еще не остыла земля, не остыли стены от пожара, ростовские власти объявили, что «тут не будет никакой застройки, здесь будет парковая зона, аттракционы и т. д.». Они обещали даже сделать лестницу от Стелы [«Освободителям Ростова»] к Дону, как когда-то было по генплану в советское время. А потом об этом вообще перестали говорить. Буквально месяц тому назад в СМИ Ростова-на-Дону были опубликованы схемы проекта застройки этого района элитным жильем.

Но это не выносилось ни на суд общественности, ни на рассмотрение Архитектурного совета города. А если это и делалось — то тайно и келейно. Общественность об этом не знает, она даже уже не возмущается, потому что не верит людям, которые руководят городом. Это видно хотя бы на примере трамвайной линии на соседней улице Станиславского — ее сначала обещали запустить до мундиаля, потом 14 числа, потом «вот-вот, на днях». Но до сих пор трамваи по улице Станиславского не ходят. А израсходовали на нее более миллиарда рублей!

— Люди намерены протестовать против застройки здесь? Или они предоставляют властям карт-бланш для того, чтобы здесь все застроить, наплевав на общественное мнение?

Ростовский журналист рассказал ФАН о последствиях катастрофического пожара на Театральном спуске

— Ни о каких протестах в Ростове не может быть и речи. Бесполезно. Сначала лично я предлагал людям создать какую-то некоммерческую общественную организацию для того, чтобы всем миром бороться за свои блага, за свои законные требования. Но здесь каждый — по отдельности, каждый сам по себе. Поэтому эти «веточки» власть может ломать как угодно, безо всякой натуги. Все теперь зависит от местных властей — как они будут расходовать выделенные федеральные деньги. Тем более что губернатор [Василий] Голубев сразу [президенту Владимиру] Путину в Сочи доложил — мол, пожарные здесь все тушили великолепно. Хотя я видел, что на этом месте их вообще не было...

— Значит, здесь через два-три года будет новый элитный район?

— Да, скорее всего. Как и предсказывали погорельцы — их дома специально подожгли для того, чтобы забрать их землю. Сегодня есть постановление местных органов типа городской думы Ростова-на-Дону, запрещающее людям восстанавливать свое собственное жилье, — даже при наличии всех документов на право собственности на здания и землю. Даже здесь в решении вопроса бедных погорельцев не чувствуется, что в стране существует конституция.

— Что по этому поводу говорит сам губернатор Голубев? Как реагирует на ситуацию федеральная власть, есть ли «сигналы из Кремля» по этому поводу?

— Василий Голубев всегда говорит очень правильные и хорошие слова. Но эти слова расходятся с реальными делами, с тем, что ощущают на себе погорельцы. 21 августа исполнится год после пожара. Вы видите, что здесь ничего не делается, и общественность не знает, как были решены жилищные проблемы тех шестисот с лишним человек. Около ста зданий сгорело, один человек погиб. Пострадавшими признаны не все люди. Какое число из них, какой процент останется, как говорится, «за бортом» — это никому не известно. Люди молчат в надежде на то, что все-таки пронесет, авось дадут новое хорошее жилье, пусть и не в центре.

Ростовский журналист рассказал ФАН о последствиях катастрофического пожара на Театральном спуске

— На ваш взгляд — случай с этим участком типичен для России?

— Это далеко не типичный, это уникальный случай, где все совпало — бизнес-интересы, возможности МЧС, погодные условия — тогда был сильный восточный ветер, когда просто все сдувало. Так сложились обстоятельства, и теперь имеем то, что имеем. Нельзя сказать, что такое по России происходит повсеместно, нет, ни в коем случае. И наши бойцы МЧС, как правило, оперативно действуют. Но материально-техническое обеспечение у них слабое. Во многих районах даже пожарной сигнализации нет и т. д.

— То есть местным властям удалось «продавить» местную общественность, «продавить» свою политику и фактически выгнать несколько сотен людей с собственной земли и за счет этого решить наболевшую градостроительную проблему?

— Де-юре я бы так не сказал, но де-факто это так и есть.

Сергей Рулев привел корреспондентов ФАН к стройплощадке на окраине пепелища, где высится недавно построенное жилое здание.

— Вот отсюда начался пожар. Хозяйка этого дома, которая на следующий день выступала на телевидении в прямом эфире у Малахова, потом сюда приходила, пыталась что-то тут на пожарище восстановить. Она рассказывала, как они здесь жили десятилетиями, как этот дом построил ее отец-фронтовик после Великой Отечественной войны своими руками. И как более 70 лет они прожили здесь, растили детей и внуков. И все исчезло за один день. Она еле-еле спасла своего мужа.

На месте новостроек находились строения, с которых и начался поджог. А это новое здание начали строить буквально на пепелище — оперативно выровняли ландшафт, оградили забором и сейчас продолжают что-то строить. Ясное дело, что и на этой великолепной земле с видом на Дон и стадион «Ростов-Арена» идет весьма недешевое строительство.

Ростовский журналист рассказал ФАН о последствиях катастрофического пожара на Театральном спуске

Затем журналист привел корреспондентов ФАН к сгоревшему дому 119, находящемуся на пересечении Грибоедовского переулка и улицы Красных Зорь. Он находится примерно в полукилометре от пепелища на Театральном спуске.

— Как именно огонь прошел через многоэтажный дом, не тронув его, через деревья, также не тронув их, и как загорелся кирпичный дом и огонь пошел дальше, дойдя аж до улицы 7 Февраля — до сих пор МЧС никаких объяснений не дало. Да, в тот день был шквальный ветер, да, огонь несся, повсюду летали искры... Но как получилось, что этот отдаленный дом загорелся — все равно непонятно. Это дореволюционное здание, сгорело все дерево внутри, остались обломки стен. Здесь чудесные места для строительства — полкилометра до центра, до фан-зоны, до Театральной площади. Это все — лакомые кусочки под новое строительство.

У меня такое впечатление, что и здесь был поджог. Конечно, это оценочное суждение. Жители этого и других домов, расположенных в глубине Кировского района, получат новые квартиры. Потому что они здесь жили реально и были собственниками этих несчастных метров, были прописаны.

— Официальное расследование по пожару в доме 119 не проводилось?

— Да все тут проводилось! Но официальных выводов по каждому строению никто не видел. Эти документы либо строго засекречены, либо находятся в статусе «для служебного пользования». Народ этого не знает — и, скорее всего, никогда не узнает. Впрочем, оно ему, похоже, и не надо!

Автор: Юрий Котенок; Василий Иваненко специально для ФАН из Ростова-на-Дону