Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Заброшенные заводы и марши эсэсовцев: до чего довела Латвию борьба с «оккупацией» и «оккупантами»

0 Оставить комментарий

Наряду со средневековыми соборами Риги вантовый мост с телебашней, построенные «оккупантами», стали яркими символами республики и латвийской столицы

18 ноября исполняется сто лет с тех пор, как Латвия появилась на карте мира. В преддверии юбилея корреспондент Федерального агентства новостей попытался выяснить, с какими «демонами» борется некогда цветущая, передовая советская республика, грезившая стать «балтийским тигром» и зажить «как в Швеции».

С промышленностью, даже довоенной, в независимой Латвии уже покончили, сельское хозяйство в рамках «рапсоизации» всей страны сделали глубоко убыточным, рыболовецкий флот с вступлением в ЕС порезали на металлолом (сократив в четыре раза — до полсотни суденышек), свои банки (под нажимом фискалов США и ЕС) ликвидировали (прощай, обещанная «латвийская Швейцария»), российский транзит (к выгоде России) в санкционном угаре развернули на российские и финские порты.

Медицину сделали недоступной для большинства жителей, а самих жителей повышением цен на продукты, непомерными налогами и тарифами на коммунальные услуги затравили аки дустом, доведя до обнищания и вынуждая массово покидать страну (потери — больше чем в войну)...

Королевский дворец в центре Стокгольма

Возвращение «шведских времен» и «песенная революция»

В Латвии до недавних пор любили порассуждать о «мосте между Востоком и Западом» в контексте своих развитых коммуникаций, удобного географического положения и незамерзающего порта Вентспилс — но не срослось.

Зато сейчас два шведских банка контролируют практически весь финансовый сектор Латвии (а еще и многие компании, земли, леса), своеобразно возвратив частичное владычество «трех корон» (геральдический символ с герба Швеции. — Прим. ФАН) в эти края, отвоеванные у Карла XII в ходе Северной войны Петром Великим.

По Ништадтскому мирному договору от 30 августа 1721 года Стокгольм получил компенсацию в 2 миллиона ефимков (русское обозначение тогдашних «евро» — западноевропейских серебряных талеров с изображением святого Иоахима) за присоединение к России «на вечные времена» части Карелии, расположенной к северу от Ладожского озера, с Выборгом, Ингерманландии — от Ладоги до Нарвы, части Эстляндии с Ревелем (Таллином), части Лифляндии с Ригой, островов Эзель (Сааремаа) и Даго (Хийумаа).

Но оставим историкам обсуждение столь давних времен. В Латвии предпочитают так глубоко не копать, умалчивая о большой роли латышских красных стрелков — «гвардейцев революции», как их называли — в победе большевистского режима в России и репрессиях ВЧК, костяк которой составляли все те же товарищи из Латвии.

С памятника латышским стрелкам в Риге сбили слово «красные», но звезды на фуражках и первую высшую награду советской власти (орден Красного Знамени) на шинели оставили

Местных историографов и политиков больше интересует период так называемой «советской оккупации», началом которой принято считать 17 июня 1940 года (с перерывом на гитлеровскую), когда по договору с диктатором Карлисом Улманисом в Латвию вошли подразделения Красной армии. Продлилась «оккупация» до августовского путча 1991 года, после которого Латвия получила независимость.

Несколько лет назад отрицание «оккупации» латвийские законодатели сделали уголовно наказуемым деянием, которое может повлечь за собой лишение свободы на три года.

И все последние 27 лет правящие Латвией национальные партии в парламенте и правительстве твердят о необходимости избавления от последствий этой самой «оккупации», впрыгнув всего через 13 годков после развала Советского Союза в койку другого союза — Европейского, присовокупив к нему еще и мезальянс с НАТО. Этакая «amour pour trois» (с французского — «любовь на троих»).

Хотя не стоит забывать и о главной зазнобе, заокеанской, политтехнологи которой вкупе со спецслужбами помогли устроить в конце 1980-х «песенную революцию» в Латвии и во всей Прибалтике. Благо, хоровое пение в трех республиках очень славится.

Подобные операции в других странах носили различные названия: «революция роз», «арабская весна», «революция чести» и т. д. Но суть у них была одна.

А в «песенной» активно участвовали и потомки бежавших на Запад вместе с отступавшими частями Вермахта граждан Латвии, включая коллаборационистов. Затеянная генсеком ЦК КПСС Михаилом Горбачевым «пэрестройка» оказалась тут как нельзя кстати...

Реванш состоялся по полной программе — буквально через полтора месяца после признания первым президентом России Борисом Ельциным независимости Латвии тогда еще Верховный Совет (избранный весной 1990 года всеми жителями республики!) превратил большинство русских и русскоязычных людей (около 900 тысяч из 2,6 млн населения республики в 1990 году) в придуманную сущность — «неграждан» — с полным лишением политических прав и большинства экономических.

Отыгрались и продолжают отыгрываться на людях абсолютно невиновных в сталинских репрессиях, от которых пострадали представители разных национальностей, а не только латыши — однако так удобно назвать виноватыми именно соседей по лестничной клетке и все время обвинять их во всех своих прошлых, нынешних и будущих бедах и неудачах.

Как разоряли промышленность в Латвии

Бывший цех рижского мотозавода Sarkanā zvaigzne («Красная звезда»), выпускавшего известные на весь Союз мопеды

Произошедшую сегрегацию оправдали восстановлением «исторической правды». Таким образом, можно было не беспокоиться за расклад на выборах в парламент — власть прочно перешла к национальным партиям, различающимся лишь по названиям и степени радикализма. Вот тут-то они и оторвались по полной. От успешных, известных во многих странах предприятий, насчитывающих сотни тысяч рабочих, только щепки полетели!

Этому способствовал специально завышенный во много раз курс собственной валюты — лата, который стал самым дорогим в Европе и стоил дороже британского фунта стерлингов. Установленный обменный курс лата — 1 к 200 по отношению к местным переходным латвийским рублям («репшикам», по фамилии главы центробанка ЛР Эйнарса Репше) — съел все накопления предприятий.

А завышенные цены на энергоносители стали причиной гибели растерявших союзные связи заводов. Вот тут-то их и настигали придуманные властями так называемые администрации неплатежеспособности, производя каждый раз контрольный выстрел в намеченную жертву...

Пожалуй, самым ярким примером стало случившееся с флагманом латвийской промышленности — объединением ВЭФ (VEF — Valsts Elektrotehniska Fabrika — Государственная электротехническая фабрика), где к концу 1980-х насчитывалось 20 тысяч рабочих. Здесь производились знаменитые радиоприемники ВЭФ, современные телефонные станции «Квант», аппаратура для синхронного перевода.

А первые телефонные аппараты на фабрике начали собирать еще в 1922 году. А потом — радиоприемники, электрические фонарики, спортивные самолеты и даже истребители. До войны здесь изготавливали и крошечные (шпионские) фотоаппараты «Минокс».

ВЭФ – флагман латвийской индустрии оказался новым властям не нужен. Оставшиеся здания используют под склады, сдают под офисы

Новой власти, декларирующей свою непрерывную связь с Первой республикой, славная история ВЭФа, чья продукция экспортировалась в 40 стран мира, была по барабану.

Объединение расчленили на шесть фирм и к концу 1990-х благополучно приватизировали и реорганизовали. Вместо цехов, производящих электронику, на территории промышленного объединения появились цветочные базы, склады, автостоянки, спортклубы, торговый центр и даже ночной клуб.

Впрочем, часть зданий пустует, часть снесли — например, полностью автоматизированный комбинат питания (проще говоря, столовау — но какую!), куда пообедать и подивиться чуду инженерной мысли привозили делегатов съездов и гостей республики.

На месте бывшего комбината питания – пустырь с автостоянкой.

Со временем, правда, здесь появились и офисы IT-компаний, которые в этом году заявили, что собираются создать на площадках бывшего ВЭФ рижский центр инноваций и цифровых технологий. Ага, этакое местное «Сколково». Заявления о «мосте между Востоком и Западом» в Латвии тоже раздавались на протяжении двух десятков лет.

На месте заводов и фабрик, если их не раскатывают подчистую, как было, например, с сахарным заводом под Елгавой, в лучшем случае появляются торговые центры.

Так, вместо снесенных корпусов объединения «Радиотехника» с известной аббревиатурой RRR (Rigas Radio Rupnica — Рижский радиозавод), выпускавшего радиолы, транзисторы, акустические колонки и магнитолы, обещают соорудить магазин стройматериалов. И от одного из сильнейших в СССР волейбольных клубов «Радиотехника», который поддерживало промышленное объединение, остались лишь воспоминания.

А помните микроавтобусы и машины скорой помощи фирмы РАФ (Rigas Autobusu Fabrika — Рижской автобусной фабрики)? На ее месте в Елгаве даже магазина не построили. Торчит лишь административная высотка с мини-музеем на первом этаже, где пылятся «рафики». Зато вместо объединения «Альфа» (с ракетными технологиями) в Риге разбит огромный одноименный торговый центр. Вместо Рижского фарфорового завода (бывшая фабрика Кузнецова, известная еще с XIX века) тоже строится торговый центр.

А вот рижскому мотозаводу Sarkana zvaigzne («Красная звезда»), выпускавшему мопеды и мокики (мини-мопеды), не повезло. На его месте даже магазина не построили. Остов основного цеха время от времени драпируется с внешней стороны, где находится центральная улица Риги, Бривибас, огромным рекламным щитом.

Еще одна известная торговая марка, RVR (Rigas Vagonbuves Rupnica — Рижский вагоностроительный завод, РВЗ) — один из крупнейших в СССР производителей электричек и дизель-поездов, как и трамвайных вагонов, экспортировавший свою продукцию в Болгарию и Югославию, — тоже приказал долго жить. По латвийским рельсам еще бегают знаменитые электрички, а вот трамваи приходится закупать на стороне.

Сколько еще смогут «прожить» старые электрички в Латвии? Импортные придется закупать за сотни миллионов евро

Последнюю электричку для России здесь изготовили в 1993 году. А после 2003 года сподобились лишь в 2014 году собрать единственный готовый электропоезд для узкоколейки Новоафонской пещерной железной дороги. Да и то благодаря тому, что российское промышленное объединение «Северсталь» приобрело пару уцелевших цехов завода, где до последнего времени в основном ремонтировались электропоезда.

Многие конструкторы и другие ценные работники РВЗ уехали из Латвии еще в 1990-е. Их с удовольствием приняли на Демиховский машиностроительный завод в Подмосковье, который выпускает более 80% всех электропоездов, производимых в России, и является крупнейшим в Европе заводом по количеству строящихся вагонов электропоездов. И как ни трепыхались остатки рижской «вагонки», выжить так и не удалось. С 2017 года начат процесс администрирования неплатежеспособности завода.

Налоги в Латвии таковы, что выживаемостью бизнеса могут похвалиться лишь единицы. Работодателю, чтобы выплатить своему работнику, к примеру, 1000 евро, надо потратить 1743 евро. Поэтому процветают и теневая экономика, и коррупция.

Для Еврокомиссии в 2016 году стало настоящим открытием — как при госбюджете в 8,5 млрд евро можно класть себе в карман ежегодно от 3,5 до 5 миллиардов? То есть «балтийского тигра» не случилось, а аппетит тем не менее остается тигриный.

В промышленной отрасли Латвии до недавних пор «прихватизировали» все, что можно было «прихватизировать», довести до неплатежеспособности и продать. О сотнях тысяч людей и семей никто не думал. Да и зачем, когда пролетариат, традиционно, состоял в большинстве своем из русскоязычных.

«Чемодан — вокзал — Россия» — был модный лозунг тех лет. И не только лозунг, но и программа национального объединения, которое входит в правящий триумвират. Их план ДДД (не путать с известной российской рок-группой ДДТ) — деоккупация, деколонизация, дерусификация — исправно выполняется.

«Латыш — это профессия»

Преднамеренно уничтожив вместе с промышленностью рабочий класс, в Латвии на трон взошел невиданный прежде класс чиновников, увеличившись, по сравнению с прежними временами, в десятки раз. В общеправительственном секторе занято сейчас 226 600 человек!

Здание кабинета министров Латвии в центре Риги на улице Бривибас (Свободы)

И это количество — на страну, в которой, по официальным данным, осталось менее 1,9 миллиона жителей. А по неофициальным — примерно 1,5-1,6 миллиона человек. А теперь умножьте количество чиновников на членов их семей, родственников и друзей. Получится самый настоящий гегемон, подмявший под себя всю власть в стране и состоящий практически исключительно из титульных слоев (особенно высшее руководство). Отсюда родилась и невеселая шутка, что «латыш — это профессия».

Поэтому следует предположить, что в парламенте и правительстве пока что все равно будут править все те же и так же, несмотря на обнищание населения, его бегство из страны (со времени вступления в ЕС уехали более 250 тысяч человек, а ранее и того больше) и растущий госдолг (около 12 миллиардов евро), на одно лишь обслуживание которого приходится тратить более миллиона евро в день.

Но сия безделица чиновников мало тревожит, потому что их зарплаты растут вместе с госдолгом. Латышского избирателя годами держат в тонусе «русской угрозой», объясняя этим все, что угодно. И голос некоторых прозревших латышских журналистов тонет в этой трясине застаревших предубеждений и шаблонов.

«Латыши зарабатывают тем, что уничтожают сами себя. Администрация неплатежеспособности — «национальная отрасль» латышей, последнее, что у нас еще осталось, — пишет обозреватель местного делового портала Dienas Bizness Сандрис Точс в статье «Мнение: национальную мафию неплатежеспособности нужно победить». — Как можно годами проводить политику, результатом которой является массовый отъезд латышей из Латвии, и оставаться при этом «национальными»?

«Могут ли у национальной партии на первом месте быть другие интересы, а не интересы латвийского государства? — задается вопросом журналист. — Где ваша национальная позиция на переговорах с Европейским союзом? Где национальная позиция, когда приезжает представитель США с инструкциями? В чем вообще заключается национальная позиция? Может ли для национальной партии при осуществлении ее политики быть безразлична польза для Латвии?»

Латышский журналист делает очевидный вывод — в такой позиции нет ничего национального, а агрессивная риторика, возможно, существует только для того, чтобы замаскировать корыстные интересы.

«Зато есть мафия администраторов неплатежеспособности и разжигание вражды на основе исторических обид, — уверен Сандрис Точс. — Вы «продаете» в политике 1940 год, «продаете» людей, которые умерли на чужбине, чтобы собрать голоса, прийти к власти и проводить политику, из-за которой латыши сегодня уезжают на чужбину».

Автор отмечает, что, если в 1998 году «национальные шакалы неплатежеспособности терзали мертвых слонов», то в 2008 начали нападать на «раненых», а в 2018 году — уже на здоровые предприятия, чтобы специально довести их до неплатежеспособности и растерзать.

На месте разоренного ВЭФа собираются создать латвийский рижский центр инноваций и цифровых технологий. Свежо преданье, как говорится

Жесткие строки. Вот и заместитель главного редактора Dienas Bizness Анита Кантане в своей колонке пишет, что Латвия больна раком, но ей об этом не говорят.

«Зачем в программе долгосрочного развития государства обманывать себя историями успеха в регионах, если село пустеет?» — риторически вопрошает Анита

Она констатирует, что в латвийском государстве «голых королей» и «королев» на каждых выборах спасают их подданные: им наврут с три короба про сказочных внутренних и внешних врагов, и они покорно отдают свою судьбу в «надежные» руки.

Понятно, что после таких статей, идущих вразрез с официальными победными реляциями, журналисты Dienas Bizness начали получать угрозы от фигурантов их материалов. И не только угрозы. Например, какие-то люди в масках и с рациями на новом BMW (по записям видеокамер) под утро 29 июня за четыре минуты взломали ворота дома и демонстративно угнали автомобиль члена правления и совладельца издания Яниса Маршанса, который ранее предупреждал, что редакция продолжит поднимать тяжелые темы.

Утром после звонка в полицию автомобиль нашелся практически мгновенно — менее, чем в километре от дома издателя в оживленном месте. Ценные вещи, кроме спортивной и рабочей сумок с документами, оказались не тронуты…

Более чем странный угон. Не потому ли Маршанс 4 июля озаглавил свою заметку об этом инциденте так: «Комментарий издателя: Полиция безопасности или мафия? Наступление на Dienas Bizness».

«Уже несколько месяцев Dienas Bizness пишет на различные громкие темы, — пишет журналист. — Мы были теми, кто начал большую серию разоблачающих статей о мафии администраторов неплатежеспособности, писали о возможной заинтересованности политиков в расхищении банка ABLV, возможных махинациях министра финансов Даны Рейзниеце-Озолы, говорили о сотрудничестве между политиками, силовиками и преступниками и т. д.»

«Тем было и будет много, — предупреждает автор. — Можно понять, что ответственные лица почуяли запах паленого и осознали, что под давлением общественности могут потерять свои должности или влияние».

Многие отмечают, что Латвия превращается в полицейское образование. Уже давно министров, премьера и даже президента здесь назначает головная спецслужба Латвийской Республики — Бюро по защите конституции. Даст она (вместе с посольством США, как утверждают злые языки) добро на допуск к гостайне — годится назначенец, нет — свободен.

Однако 20 июня произошло еще одно событие, которое показало, кто в доме хозяин. Оппозиционный депутат Артус Кайминьш собирался поставить вопрос об отставке министра юстиции, выдвинутого нацобъединением — но его самого забрали на допрос в Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией, задержав прямо в здании парламента и проведя обыски в его доме и домах близких. Что характерно, запрос от генпрокуратуры готовился так спешно, что многие парламентарии даже не знали, кого они собираются лишить депутатской неприкосновенности.

Здание сейма Латвии, в котором заседают 100 депутатов

Как написал на своей странице в Facebook депутат Сергей Потапкин, большинство Сейма проголосовало за выдачу депутата для уголовного преследования, утвердив требование «на предъявителя».

Потапкин отмечает, что запрос был получен в «срочном порядке» в тот же день утром, и в срочном порядке было созвано внеочередное заседание, так что не было никакой возможности увидеть документы, на основании которых спецслужбы потребовали выдать депутата для уголовного преследования.

«Фактически депутатская неприкосновенность, которая в том числе должна защищать оппозицию от «наездов» подконтрольных правящим партиям служб, превратилась в фарс, — подчеркивает Потапкин. — Хомячки готовы не глядя утвердить любой запрос о выдаче, не вникая и даже не зная ни сути, ни глубины выдвинутых обвинений».

Поэтому депутаты оппозиционной фракции «Согласие», не имея понятия, за что им предложено голосовать, отказались участвовать в фарсе, пишет депутат.

Об «оккупации» Латвии и «оккупантах». Колонка Карена Маркаряна

Задержанного Кайминьша, к слову, через несколько часов отпустили. Позже, по данным источников агентства LETA, сообщалось, что депутата привлекли за якобы незаконное финансирование его партии, а также из-за возможных фиктивных работников.

Словом, депутата могли и не задерживать с такой помпой в стенах парламента, а просто вызвать на допрос. Явно не этот «герой» ворует миллиарды евро в Латвии и не он придумал три года назад схему грабительского КОЗ (компонента обязательной закупки) на электричество в качестве дополнительного побора с каждого жителя Латвии. Но именно он с трибуны сейма обвинил в этом правящих. Вот депутата и решили публично прижать, чтобы другим неповадно было.

Репрессии против защитников образования на русском

Но Кайминьша все же не посадили. А вот защитника русских школ, 64-летнего профессора вуза, доктора экономических наук Александра Гапоненко, как злостного рецидивиста-грабителя или убийцу, работники Службы госбезопасности (СГБ) Латвии жестко скрутили 20 апреля на выходе из его дома в Риге, а на следующий день по решению суда отправили в Рижский централ, обвинив по статье за «деятельность против государства».

К этой статье 21 июня СГБ добавила еще одну, предполагающую помощь иностранному государству (читай — России) в деятельности против Латвии, и продлила правозащитнику через суд срок нахождения в тюрьме во время предварительного следствия еще на два месяца, о чем Федеральное агентство новостей подробно сообщало.

Александр Гапоненко выступает за право на русское образование на митинге в Риге 10 марта 2018 перед зданием представительства ЕС

И Гапоненко не один под следствием. Уголовные дела возбуждены СГБ и против лидера «Русского союза Латвии» Татьяны Жданок (доктора математических наук, которая трижды была избрана депутатом в Европарламент от Латвии), и против обычных матерей, смеющих выступать на собраниях и митингах за русское образование в Латвии для своих детей.

Таким образом, власть сама инициирует ликвидацию основополагающего права человека учиться на родном языке, приняв весной поправки о переводе всех школ в Латвии на госязык и не считаясь с тем, что около 40% населения республики называет родным языком русский.

Власть твердо решила не считаться со значительной частью населения, поэтому и применяет против него репрессии, объявляя жертв своей политики преступниками. Ничего не напоминает?

Жесткие меры против «пророссийских активистов» одобрил премьер-министр Марис Кучинскис, призвав службы безопасности пресекать «антигосударственные действия» этих активистов «со всей строгостью закона».

Более того, недавно власть беспардонно вторглась и в частный бизнес, законодательно запретив уже с 1 января 2019 года обучение на русском языке даже в частных вузах. Президент Латвии Раймонд Вейонис, несмотря на обращения к нему преподавателей вузов, научных и правозащитных организаций, безропотно и не дожидаясь окончания месячного срока после направления ему закона из Сейма, подписал его уже 4 июля.

А ведь в Латвию за дипломом, признающимся в ЕС, приезжали учиться на русском и многие студенты из бывших союзных республик — не только местные выпускники двуязычных школ шли поступать в такие вузы. Напомню, все высшее гособразование в Латвии с 1995 года переведено лишь на латышский язык. Потеря студентов, для которых обучение в частных вузах Латвии на русском языке представляло долговременный интерес, означает ежегодные потери госбюджета на сумму 205 миллионов евро.

Характерно, что Латвия до сих пор не подписала Европейскую хартию о языках меньшинств, а Рамочную конвенцию о защите нацменьшинств ратифицировала лишь в 2005 году — да и то со сроком вступления в силу с 2016 года и с оговорками, сводящими на нет суть конвенции. В частности, обязательство использовать язык нацменьшинств оказалось необязательным. Это право Латвия решила регулировать своими внутренними законами — вот вовсю и регулирует.

Шествие и митинг в Риге за право обучения на родном языке 10 марта 2018

За чью свободу сражались легионеры Waffen SS?

Так чем же еще может похвастать Латвия в год своего столетия?

Тем, что пришлось распрощаться с национальной валютой, как и с самостоятельным (без согласования с Брюсселем) принятием наиболее важных государственных решений?

Или бегством трудоспособного населения из страны? Полной зависимостью от европейских кредитов и фондов? Обнищанием населения, безумным включением в общезападную санкционную антироссийскую политику, громадными убытками от контрсанкций, увеличением расходов на приобретение старого военного хлама?

Или одним из самых высоких показателей в мире по сокращению населения — после Болгарии, Эстонии и острова Кука?

Или ежегодными шествиями легионеров Waffen SS, которые проводятся в центре Риги вот уже 24 года подряд? Начинается все с богослужения в одном из соборов, а завершается возложением цветов и венков к памятнику Свободы, который, к слову, до войны был построен на народные деньги всеми жителями республики.

Аллея из государственных флагов у памятника Свободы и девушки с цветами – обязательный элемент церемонии в память легионеров Waffen SS.

Если вначале эти процессии оправдывали памятью о погибших соотечественниках, то в последние годы национальное объединение, входящее в правящий триумвират, отбросило все ширмочки. Депутаты сейма открыто участвуют в шествиях легионеров, с цветами, песнями и под государственными флагами.

При попустительстве мирового сообщества в Латвии произошла глорификация бывших эсэсовцев — несмотря на то, что все без исключения подразделения Waffen SS были осуждены Нюрнбергским трибуналом.

В шествиях легионеров Waffen SS ежегодно участвуют депутаты сейма и некоторые из престарелых ветеранов-эсэсовцев. Рига, 16 марта 2015.

По утверждениям нынешних латвийских руководителей, солдаты двух латышских дивизий Waffen SS сражались за свободу страны от большевиков. А еще, мол, они не сами вступали в легион, их насильно мобилизовали.

Ну, вы уж как-то определитесь: если призывали против воли, так за чью свободу тогда воевали легионеры, и о какой вообще свободе может идти речь? А о присяге Гитлеру не хочется вспоминать?

«Именем бога, я торжественно обещаю в борьбе против большевиков неограниченное послушание Главнокомандующему вооруженными силами Германии Адольфу Гитлеру и за это обещание я, как храбрый воин, всегда готов отдать свою жизнь».

Или о том, что уже в 1941 году с первых дней фашистской оккупации в Риге, Лиепае, Даугавпилсе, в других городах и селах Латвии вовсю действовали карательные отряды из местных добровольцев? Что в один лишь день 4 июля 1941 года в Риге были разгромлены более 20 синагог и убиты более 20 тысяч евреев?

Что в рижскую большую Хоральную синагогу в этот день местные садисты согнали 500 беженцев-евреев из литовского Шяуляя и, вволю наиздевавшись над людьми, подожгли здание, расстреливая тех, кто пытался вылезти через окна?

Не хочется вспоминать, что уже в декабре латвийские коллаборационисты, когда они перебили всех своих недавних соседей, прибрав к рукам их добро, рапортовали «judenfrei» («свободно от евреев»)?

И про то, что рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, отмечая сложившуюся в Латвии особую психологическую атмосферу и нетерпимость к евреям, перенаправил именно сюда из стран Европы часть потока евреев, которых не успевали уничтожать в европейских концлагерях и гетто?

Шествие в память легионеров Waffen SS с редкими теперь ветеранами-эсэсовцами возглавляет, по традиции, лютеранский пастор. Склоненные государственные флаги, коленопреклоненный пастор – все чинно-благородно

Расправы чинили отряды местных карателей и полицейские батальоны, куда массово вступали «сознательные парни». Позже полицейские батальоны после неудач гитлеровцев под Москвой отправлялись на фронт, образовав затем Латвийскую добровольческую бригаду СС. Именно она в 1943 году была развернута в Lettische SS-Freiwilligen Division — Латышскую добровольческую дивизию СС, переименованную в 1944 году в 15-ю гренадерскую дивизию Waffen SS.

Так что набор в эту первую латышскую дивизию был вполне добровольным. И добровольно-принудительным он стал лишь в 1944 году, во время формирования 19-й гренадерской дивизии Waffen SS, когда многим в Латвии стал понятен исход войны.

Латышский легион не случайно именовался вначале «добровольческим» — «freiwilligen». И лишь в июне 1944 оно было заменено на «waffen» — «вооруженный».

Местные эсэсовцы и полицаи уничтожали мирных жителей в Латвии, в Ленинградской области, сжигали деревни с людьми в Новгородчине, Псковской области, в Белоруссии, измывались над советскими и польскими военнопленными, сжигая их заживо, и отличились участием в блокаде Ленинграда.

Парад латышских легионеров в честь дня основания Латвийской Республики. Рига, Домская площадь, 18 ноября 1943 года. Фото: wikipedia.org

Факты о военных преступлениях латышских легионеров сейчас в Латвии напрочь отметаются — из них пытаются сделать этаких «простых вояк», исполнявших лишь приказы на фронте. Не поэтому ли, по данным исследования, проведенного Центром безопасности и стратегического анализа Национальной академии обороны Латвии в 2016 году, с утверждением о том, что в Латвии возрождается фашизм, оказались согласны или частично согласны 30,9% населения?

А если бы опрос проводился нейтральными исследователями, то насколько свободнее выражали бы свое мнение люди? И почему нет данных подобного исследования за этот год? Испугались свободомыслия, решили не проводить опросы на такую щекотливую тему, или засекретили их?

Ведь и результаты другого опроса — о готовности латвийцев защитить страну в случае «нападения России» — проведенного по заказу Минобороны Латвии в начале 2017 года, оказались неутешительны.

Выяснилось, что всего лишь 7% жителей Латвии готовы оказать вооруженное сопротивление России, а 45% этого не хотят. Еще 14% опрошенных покинули бы Латвию, 6% предприняли бы что-то иное, а 25% жителей постарались бы жить, как и прежде.

И «оккупацию» заклеймить, и ее плодами воспользоваться

В отличии от собраний активистов «Русского союза Латвии» деятельность и призывы депутатов сейма, общественных деятелей и отдельных граждан, разжигающих межнациональную рознь, у Службы госбезопасности Латвии не вызывают особых нареканий, не говоря уже о возбуждении уголовных дел и арестах.

Так, недавно националистическая организация Tevijas sargi («Стражи отечества») призвала к «большой зачистке»:

«То многое, что сегодня в нашем государстве идет наперекосяк — это неликвидированные последствия оккупации! Обещай себе и своим потомкам — не допустить этого больше никогда! Делай свою часть работы уже сегодня — нужна «совсем большая зачистка», чтобы Латвия освободилась от грязи прошлой власти!»

И что? Да ничего. В Службе госбезопасности заявили, что эти слова, мол, не нарушают законодательные нормы Латвии, хотя и не содействуют сплочению общества, а поэтому на активность этой организации будет обращено внимание.

То есть против лидера «Русского союза Латвии» Татьяны Жданок и нескольких активистов-правозащитников возбуждены уголовные дела, людей тягают на допросы, а 64-летний профессор Александр Гапоненко мотает срок в тюрьме еще до суда — и все в порядке? Защитники русского образования, выходит, нарушают законодательные нормы Латвии, а те, кто призывает к «большой зачистке» или сравнивает русских со вшами, — нет?

Ну тогда уж, господа депутаты и прочие «сарги» («защитники»), будьте последовательны до конца — очистите страну от «оккупационного» прошлого, если уж так хочется «совсем большой зачистки».

И начать можно с одних из главных и ярких символов этой «оккупации», которые непростительным образом стали визитной карточкой Риги и Латвии — вантового моста через Даугаву и телебашни на Закюсала («Заячьем острове»).

Вантовый мост в Риге, построенный с помощью всего Советского Союза в 1981 году.

Вот ведь и телебашня, возведенная в 1984 году также, как и вантовый мост, с помощью многих союзных «братских республик», удачно вписалась в рижский силуэт

Как испытывали вантовый мост

Так случилось, что во время летней практики в республиканской газете «Советская молодежь» в 1981 году мне доверили написать репортаж о двухдневных испытаниях и сдаче вантового моста в эксплуатацию — поэтому могу лучше иных «первосортных граждан» свидетельствовать, что возводили и испытывали его самые настоящие махровые «оккупанты».

Вантовый мост строился усилиями представителей многих бывших советских республик

Субботнее утро 11 июля 1981 года в Риге, 9 утра. 80 КамАЗов с грузом, весящих по 20 тонн каждый, парами въезжают на мост и так же парами останавливаются, размещаясь по всей длине автомобильных полос на определенном расстоянии друг от друга — так начинались статические испытания.

Повсюду (в мосте и под мостом, на вантах и пилоне высотой в 109 метров, на опорах, в бетоне опор) были размещены разнообразные приборы — прогибомеры, датчики по измерению усилий в бетоне, по определению уровня напряжения.

«Искусственно создавались самые критические ситуации, когда напряжение на определенных участках моста становилось максимальным», — писал я в том репортаже ровно 37 лет назад.

Испытания проходили семь часов, за это время было проведено более 10 видов сочетаний нагрузок на мост: равномерная, асимметричная, односторонняя.

Временами мост под тяжестью грузовиков прогибался на 45 сантиметров — что, тем не менее, не выходило за рамки допустимого.

Тот самый репортаж об «оккупантских» испытаниях «оккупантского» моста. Справа – временный понтонный мост, который позже демонтировали.

На испытаниях, конечно, был главный инженер проекта, профессор Георгий Борисович Фукс из киевского филиала Государственного института по проектированию дорог и искусственных сооружений «Союздорпроект». Именно в нем при участии института Гипростроймост проектировали рижский вантовый — третий из серии больших мостов и самый длинный в СССР по пролету (312 метров).

Главного инженера многих построенных в Союзе мостов — а было Георгию Борисовичу тогда всего 53 года (меньше, чем мне сейчас) — впоследствии именно за рижский мост и киевский Южный мост наградили Госпремией.

Помимо Фукса, во время испытаний вантового красавца в Риге находились множество других «оккупантов» — то тут, то там можно было видеть Николая Розенберга, главного инженера треста «Мосстрой-5», 17-й мостостроительный отряд которого и возводил мост.

Здесь же находились специалисты из Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта и Московского института транспорта, представители Воронежского мостового завода, изготовившие металлоконструкции, а главными были, конечно, испытатели из ВНИИТС (Всесоюзного научно-исследовательского института транспортного строительства) во главе с Виталием Польевко.

В отличие от вантовых мостов в Череповце и Киеве расчеты рижского проводились по новым стандартам нагрузок, и он оказался легче своих собратьев.

Виталий Петрович рассказывал, что их лаборатория испытывала практически все мосты в СССР, и в Ригу тогда испытатели приехали прямо с БАМа (Байкало-Амурской магистрали). С ним вместе были такие опытные работники, как Евгений Мешковский, выбравший профессию испытателя еще в 1931 году, и Нина Дегтярева, испытывавшая мосты с 1942 года. Во время Великой Отечественной им приходилось работать в самых тяжелых условиях, нередко под бомбежками.

В воскресенье 12 июля 1981 года был второй, завершающий день испытаний. Динамических. Когда загруженные МАЗы и КамАЗы на разных скоростях проезжали по мосту, тормозили на скорости или выполняли ритмические удары, «спрыгивая» с небольших деревянных трамплинов. Тензорезисторы и различные электроприборы замеряли каждое колебание моста.

А в понедельник 13 июля, в 4 часа утра, когда поверхность моста еще не нагрелась, испытатели сняли последние показатели приборов, установленных в начале строительства в 1979 году. Они были безупречны.

Открытие моста состоялось 21 июля, в 41 годовщину провозглашения Народным сеймом в 1940 году Латвийской советской социалистической республики. Так что налицо особый цинизм и все признаки «оккупации».

Самая высокая в Прибалтике и ЕС

Но на этом «советские оккупанты» не остановились, построив в Риге в 1984 году еще и телебашню — самую высокую (368,5 метров) в Прибалтике и в ЕС. В Европе она уступает лишь Останкинской (540 м) и киевской (385 м).

Визитной карточкой Риги стала и ее уникальная телебашня

Впрочем, примерно на полметра рижская телебашня «подрастает» только летом — из-за свойств металла расширяться под воздействием тепла. А зимой она сравнивается с берлинской.

Металлическая башня в Риге весом в 4,5 тысячи тонн не имела аналогов в мире. Она воздвигнута на трех сужающихся кверху опорах. И проектировали-строили это уникальное сооружение опять-таки всей страной, включая специалистов московского Всесоюзного научно-исследовательского и проектного института Промстальконструкция, а также кафедры мостостроения Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта.

Стальные сплавы разработали в киевском институте электросварки Академии наук Украинской ССР имени Патона, конструкции изготавливали на Челябинском заводе металлоконструкций, а собирали их на месте в Риге уже работники Первого ленинградского специального строительно-монтажного управления треста «Севзапстальконструкция». Фундамент — а железобетонные сваи-оболочки уходили на 24-метровую глубину — сооружал СУ-55 треста «Ригапромстрой».

Для начальника монтажного участка Вадима Гронского возведение телебашни в Риге стало седьмой по счету крупной стройкой, а первой — после окончания в 1958 году Московского инженерно-строительного института — был металлургический комбинат в казахстанском Темиртау.

Заработала рижская телебашня в январе 1986 года, а выдвижение на проектную высоту 700-тонного центрального каркаса с антенной (высотой в 278 метров!), монтировавшегося до этого на земле посреди опор, происходило в ноябре 2014 года, чему я был тоже самым активным свидетелем.

На снимке из репортажа 1984 года в газете «Советская молодежь» электросварщик-высотник и монтажники – ну, вылитые «оккупанты»! В касках ведь

После настойчивых уговоров начальства мастер участка Михаил Петров под свою личную ответственность разрешил мне проследить непосредственно на месте за операцией по выдвижению каркаса и антенны (а длилась она 12 дней с перерывами на непогоду) до проектной высоты.

Вслед за монтажниками в течение двух дней я побывал в разных частях башни, забираясь сперва на лифтах до отметки в 167 метров, а потом, по ряду металлических лестниц в опорах, на крохотную неогороженную металлическую площадку на высоте 217 метров (где сходятся «ноги» башни).

Это была грандиозная операция. Предстояло поднять каркас с антенной на нижнюю площадку башни, так называемый «стол», на высоту 90 метров. Этому предшествовали испытания трех полиспастов (грузоподъемных устройств) и шести 16-тонных лебедок со стальными тросами. Тогда стальную иглу подняли на два метра над землей и приварили тремя временными распорками.

А за первый день подъема 2 ноября монтажники к вечеру выдвинули антенну на 25 метров. На разных площадках сигнальщики с рациями следили за прохождением стальной махины между перекрытиями. К вечеру 14 ноября телебашня выросла до своих запланированных 368 метров.

Во время выдвижения антенны на башне, кроме бригады слесарей-монтажников, почти постоянно дежурили и начальник участка Вадим Гронский, главный инженер проекта монтажа Сеничев, и ведущий инженер Курченко из института «Промстальконструкция».

Потом уже поднимали и устанавливали передатчики для телесигналов, укрупняли фермы и монтировали обшивку телебашни, устроив на высоте 97 метров смотровую площадку.

Познакомился я здесь и с рижанином Роландом Берзиньшем, который после службы в армии попросился к монтажникам и к моменту выдвижения антенны работал в бригаде высотников уже год. Так кто из них самый-самый «оккупант»?

«Волки» призывают сделать Ригу латышски чистой

В «оккупантское» время на Рижской киностудии снимали замечательные фильмы. Сейчас ее павильоны стоят пустыми или в лучшем случае сдаются в аренду иностранным киностудиям.

Книги латышских писателей и поэтов переводили и издавали многотысячными тиражами не только на русский, но и на языки бывших братских республик.

В построенном с нуля Художественном театре в Риге блистали Вия Артмане, Лилита Озолиня, Ивар Калныньш, Мирдза Мартинсоне. Их имена были широко известны за пределами Латвии. Как и имена маэстро Раймонда Паулса, певицы Лаймы Вайкуле.

Детский журнал «Зилите» («Синичка»), издаваемый на латышском с 1958 года и имевший тираж 80 тысяч, в позапрошлом году прекратил свое существование.

Из Латвии никто не уезжал, не бежал, как сейчас. Наоборот, сюда стремились приехать, потому что уровень жизни был куда выше, чем во многих других «оккупированных» республиках.

Латышские школы никто из «оккупантов» не думал переводить лишь на русский язык обучения, как и вузы.

Но вот в ЦК Компартии Латвии отделом пропаганды, курирующим СМИ, руководил некто товарищ Скуиньш, который грозил «волчьим билетом» и указывал, о чем можно писать, а о чем нет. Не хочется, чтобы подобное вновь возобладало.

Как не хочется и того, к чему 1 июля призвал на своей странице в Twitter мужской хор Vilki («Волки»).

Мужской хор «Волки» призвали сделать Ригу латышски чистой

«Поздравляем с праздником! Сегодня, 1 июля, начинается Всеобщий латышский XXVI Праздник песни и XVI Праздник танца! Праздничная неделя, когда Рига снова становится по-латышски чистой. Поработаем все вместе, чтобы она оставалась чистой постоянно!» — своеобразно поздравил участников праздника мужской хор «Волки» (перевод с латышского здесь и далее мой).

Но, к счастью, под этой записью были и следующие комментарии.

«Вы вконец больны? — написал пользователь thatsomisha 4 июля. — Если я не латыш, мне нужно ехать прочь? Вы вообще думаете, что пишете? Чем вы отличаетесь от нацистов, убивавших евреев? Куда вообще смотрят организаторы фестиваля и руководство государства, если позволяет так выражаться людям, нацистски настроенным? Этот идиотизм неизлечим».

«Не хотите спеть в микрофон из моей кожи? Изучайте историю, невежды. Ригу построили немцы на литовской земле», — указал Andrej Tkacenko.

А некто Aigars так ответил «хоровикам»:

«Я — латышский националист. Но то, что пишете вы, — воняет нацизмом. Вы не волки, вы — шакалы».

Так что в борьбе с «оккупацией» и «оккупантами» можно очень и очень далеко зайти.

Автор: Карен Маркарян