Спорт
Станислав Черчесов и бездна русской истории. Роман Носиков о том, кто на нас оттуда смотрит и почему
Новороссия
Украинские силовики за сутки выпустили по Донбассу 86 снарядов
Следующая новость
Загрузка...

    Станислав Черчесов и бездна русской истории. Роман Носиков о том, кто на нас оттуда смотрит и почему

    Станислав Черчесов и бездна русской истории. Роман Носиков о том, кто на нас оттуда смотрит и почему

    «...сборная России, выиграв серию пенальти, с уродливым футболом проползла в четвертьфинал».

    Да. Это наша любимая украинская пресса.

    «Лента просто слюной захлебывается — «наши победили». Наши. Мои «наши» у ваших в тюрьмах сидят, (гады), а для вас они «наши». Потому что в мячик победили… А еще потом будут рассказывать, что никогда не поддерживали, всегда были против, это все путинский режим, страна была оболванена».

    Это Бабченко из киевского бункера. Есть что почитать и из отечественного.

    Вот например «режиссер» и «певец» Евгений Понасенков: «Биомасса даже не понимает, что впереди еще проверка на допинг, проверка на хитрое минимальное отравление соперников (или подкуп), санкции за Boeing и нищета без пенсий. Биомассе лучше сразу в гроб ложиться — слишком много от вас шума. Бактериям нельзя давать телевизоры и гаджеты с Фейсбуком. В аристократические века вся эта орущая, ныне графоманящая шваль, вот вы, были на заводах или в поле, и на нарушение тишины быдлу времени и повода не отводилось».

    Путин купил. Путин отравил.

    Читайте-читайте. Получайте удовольствие.

    Победа никогда не выглядит достаточно ярко без воплей уязвленных ею недоброжелателей.

    А вот еще: «Страна, где футболисты имеют больше славы, чем ученые — больна!»

    Сколько пафоса. Диссидент Геннадий со свадьбы позавидовал бы.

    Станислав Черчесов и бездна русской истории. Роман Носиков о том, кто на нас оттуда смотрит и почему

    Больна ли?

    Да бросьте, что может быть здоровее, если людям известно более то, что более зрелищно? Что в этом ненормального?

    Что такое футбол? Это зрелище. Как и любой спорт.

    Но зрелище не праздное, не тупое и не бессмысленное.

    Зрелищность — это наглядность.

    Так — футболом — страна наглядно показывает, может ли она отбирать, обучать, воспитывать и сплачивать людей.

    Да, это не ученые. Это спортсмены. Потому что это зрелищно. То есть НАГЛЯДНО.

    Но принципы работы с людьми всегда одни и те же. И с учеными, и со спортсменами.

    Это защищает ученых от необходимости устраивать зрителям угадайку и превращения из честных работников прогресса в илонов масков и продавцов светлого будущего по ранней подписке.

    Умаляет и унижает ли это как-то спортсменов? Нет. Потому что воля и труд бывают смешными и унизительными, только если они не делают ни человека, ни мир лучше.

    А футбол людей лучше делает. Это мы видели буквально только что. Футбол сделал лучше нашу сборную. Он сделал лучше нас. Мы стали лучше относиться друг к другу. Да и зрелище того, как наши болелы с триклорными рожами утешают красных испанцев — обнимают их, хлопают по плечам — так же не может не тронуть.

    Станислав Черчесов и бездна русской истории. Роман Носиков о том, кто на нас оттуда смотрит и почему

    Но есть еще один аспект проблемы с названием «футбол».

    Я был вчера на Никольской улице. Видел, как толпа ахает и ревет во время пенальти, как радуются наши люди победе, радовался вместе с ними, восхищался сиянием этих родных рож.

    Но радуясь этой людской радости, я все же немного грустил, так как понимал, по краю какой бездны ходят эти радостные счастливые люди. На краю какой пропасти танцуют они свои победные футбольные танцы.

    Мои соотечественники радующиеся победе, ноге Акинфеева, не видят, какие чудовища смотрят на них из этой бездны.

    А я — вижу. Я — понимаю. Я — знаю.

    Вот пройдет пара недель. Все как-то более или менее уляжется.

    И люди посмотрят на нашу сборную и зададутся страшным русским вопросом: а как же так вышло?

    Позвольте, я вам напомню.

    И вот это тоже.

    Это же не на пустом месте было написано. Это репутация.

    И что же мы видим сейчас?

    Даже если они больше никого не победят, то, что они сделали — уже успех. Перед нами нормальная сборная. Как так-то?

    Что именно сделал Станислав Саламович Черчесов, чтобы люди с такое репутацией стали совершенно нормальной, хорошей сборной?

    Вам еще не страшно? Вы еще не догадались, что после матча с Испанией вам придется заглянуть в бездну по имени русская история? А оттуда на вас уже смотрят огненными очами чудовища-сфинксы — вечные русские вопросы: кто виноват? что делать? как нам обустроить Россию?

    Они уже готовы вырваться из этой бездны и вцепиться вам в глотку. Потому что Станислав Саламович Черчесов растревожил их — открыл запретные двери, нарушил закон «не жили мы хорошо, и нечего было начинать».

    Это же ведь не футбольный вопрос.

    Если Станислав Саламович как-то решил эти вопросы в рамках сборной, то, возможно, его решения поддаются аппроксимации на другие коллективы, отрасли, масштаб?

    Что он с ними сделал? Как он их учил? Как сплачивал? Как мотивировал?

    Ведь это же не праздное любопытство. Это же ответ на вопрос «кто мы?» Отличаемся ли мы от других, или мы такие же, как все?

    Вот что наделал Станислав Саламович и его подопечные. Вот какие вопросы нам теперь придется решать.

    Так что чем бы ни кончился чемпионат, что бы там ни было дальше, самое важное только началось.

    С этим я вас, мои дорогие, и поздравляю.

    Автор: Роман Носиков