Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Власти пытаются покончить с «Русским союзом Латвии» с помощью банковского саботажа

0 Оставить комментарий

Шествие и митинг за русские школы в Риге 2 июня собрал примерно 5 тысяч взрослых и детей. Федеральное агентство новостей / Карен Маркарян

Многочисленные митинги и демонстрации в защиту остатков русского образования, которые организует «Русский союз Латвии» (РСЛ), всерьез испугали правящее большинство республики. Поэтому в стране против РСЛ устроен беспрецедентный банковский саботаж, преследующий цель лишить русскую партию возможности действовать официально. После недавней ликвидации латвийского банка ABLV, в котором у РСЛ имелся счет, другие банки в Латвии отказывают правозащитникам в открытии счета без объяснения причин. Член правления РСЛ Андрей Толмачев в интервью Федеральному агентству новостей рассказывает, как в Латвии организован бойкот в отношении «Русского союза Латвии» с целью не допустить партию, защищающую права русских и русскоязычных, до выборов в парламент 6 октября.

Лидер Русского союза Латвии Татьяна Жданок и член правления РСЛ Андрей Толмачев 31 марта на Вселатвийском родительском собрании в Риге. Федеральное агентство новостей / Карен Маркарян

Загнать русских в подполье

«Надзорный орган за банковской деятельностью в Латвии — Комиссия рынков финансов и капитала, в которую мы обратились, — ответила нам в том смысле, что коммерческие банки страны сами вправе решать, кому открывать счет, а кому — запрещать, это, мол, их частное дело, — говорит Андрей Толмачев. — И это несмотря на то, что данная комиссия, в частности, призвана защищать интересы вкладчиков, о чем говорится у нее на сайте. Остатки нашего счета из ABLV были переведены в банк Citadele, в котором их отказываются отдавать, как и открывать нам счет».

Активист «Русского союза Латвии» рассказывает, что они обращались в банки Luminor, Hansabanka, Rietumu banka, SEB, в другие банки — но везде следовал отказ. РСЛ обратился в центральный офис шведского банка SEB с письмом, в котором указал на осуществление политической цензуры их латвийским филиалом.

«Из Стокгольма нас заверили, что они против какой-либо дискриминации (по политической, расовой или половой принадлежности), но открывать или не открывать счет — вправе решать руководство филиала на месте».

Теперь слово за парламентской комиссией по национальной безопасности, куда обратился РСЛ. Ведь дело не столько в партии, сколько в защите основных принципов демократии, свободных и независимых выборов, что в первую очередь касается безопасности государства.

«Мы и в суд подать ни на кого не можем, — продолжает описывать ситуацию Андрей Толмачев. — Государство всех обязывает иметь банковский счет, но государство не обязывает коммерческие банки открывать этот счет. Используя эту коллизию, высокие политические лица, как мы считаем, своим устным распоряжением пытаются нас попросту убрать с дистанции.

Поэтому мы требуем, чтобы руководство страны публично объяснило, как это можно без судебного решения, без какого-либо обоснования, а лишь административным путем, анонимно, прикрыть партию — «хочу, и все!». Такого в цивилизованном обществе не должно быть».

Банковским саботажем «Русский союз Латвии» пытаются загнать в подполье, усложнить деятельность во много раз, отмечает активист: «Как партия мы теперь не можем оплатить, например, зал для собрания или принимать пожертвования. Лишь частные лица от себя лично могут оплатить ту или иную услугу. Ни одна из партий в Латвии не поставлена в такие условия».

Шествие и митинг за русские школы в Риге 2 июня собрали примерно 5 тысяч взрослых и детей. Федеральное агентство новостей / Карен Маркарян

Но власти могут действовать и другим путем, например, возбуждать уголовные дела против активистов русской общины, арестовывать их, проводить обыски или отказывать в аренде помещения, как это случилось с заявкой в мэрию Риги на проведение второго Вселатвийского родительского собрания в зале рижского Дома конгрессов. На момент подачи заявки на сентябрь зал был свободен, но после неожиданно оказался занят.

Вот и в феврале в Доме конгрессов объявили, что у них назначен ремонт — после того как РСЛ собирался провести здесь первое Вселатвийское собрание. Пришлось и сдвигать сроки проведения собрания, и подыскивать приемлемое помещение, и, в конце концов, заплатить в три раза дороже — шесть тысяч евро (во столько обошлась аренда зала гостиницы Radisson Blu Latvija) вместо двух тысяч (столько бы стоила аренда зала рижского Дома конгрессов на пару часов).

При этом руководство партии «Центр согласия», которая представлена в Сейме и в мэрии Риги, где у нее есть большинство и собственный мэр, заявляет, что у них та же цель — борьба с реформой образования.

Выходит, у «Русского союза Латвии» и «Центра согласия» — общая цель: защита русского образования. Но тогда почему РСЛ под формальными предлогами отказывают в аренде зала Дома конгрессов для проведения второго Вселатвийского родительского собрания, которое проводится с целью защитить это самое образование?

Причем, как допускает Андрей Толмачев, РСЛ могла бы обойтись даже без своей символики во время собрания. Потому что партия — на втором месте, важнее интересы русской общины республики.

«Мы надеялись, что слова Ушакова (Нил Ушаков — лидер «Центра согласия» и мэр Риги. — Прим. ФАН) совпадут с делами, — говорит Андрей Толмачев. — Но когда надо подкреплять слова конкретными действиями, этого не происходит…» (Точку зрения Нила Ушакова на ситуацию в республике с правами русскоязычных жителей Федеральное агентство новостей готово выслушать и донести до читателей. — Прим. ФАН.)

Шествие и митинг за русские школы в Риге 2 июня собрали примерно 5 тысяч взрослых и детей. Федеральное агентство новостей / Карен Маркарян

«Латвия — для латышей, а не русских вшей»

Пока «Центр согласия» пытается играть в свою игру, в Латвии по всем фронтам идет наступление на и без того ущемленные права русских, которых лишь в статусе неграждан в республике остается 240 тысяч человек — лишенных права голоса и всех других политических и многих экономических прав еще в октябре 1991 года. Но даже натурализация или латвийское гражданство в соответствии с правом наследования не защищают, как мы видим, местных русских и русскоязычных (а их 37% в составе 1,9 млн всех жителей Латвии — более 700 тысяч человек!) от посягательств на общечеловеческие права, среди которых право обучения на родном языке является одним из основополагающих.

Недаром в статье «Цель: латышская Латвия» в газете правящего нацблока еще в прошлом году 43-летний депутат Сейма Эдвин Шноре, возглавляющий с апреля 2014 года госкомиссию по подсчету ущерба от советской оккупации, сетует, что «русская среда в Латвии» — это «еще не преодоленные последствия оккупации». И напоминает слова довоенного министра общественных дел Альфреда Берзиньша, участвовавшего в госперевороте 15 мая 1934 года и установлении диктатуры в Латвии, что «если впустишь однажды русскую вошь в шубу, выгнать ее обратно будет трудно».

Шноре ссылается и на мнение американского политолога Пола Гобла, что «именно русский язык — главное оружие Кремля в гибридной войне против Балтии». И перевод всего образования лишь на латышский язык он называет первым шагом в построении «латышской Латвии».

«Национальное государство — это европейская норма (по крайней мере до нашествия мигрантов в течение последнего года). Норвегия — норвежская, Польша — польская, Латвия — латышская. Так есть и так было нормой всегда», — пишет депутат.

Ну да, некоторые в Европе, помнится, еще и черепа измеряли в поисках нормы, а всех «ненормальных» отправляли в газовые камеры или тысячами жгли и расстреливали в городах и деревнях. Особенно много подручных у таких приверженцев «нормы» почему-то находилось в Прибалтике и на Украине, где сейчас всячески обеляют легионеров Waffen SS. А сложившаяся психологическая обстановка была такой, что партайгеноссе с удовольствием это привечали и присылали на берега Балтики сотни тысяч европейских евреев для уничтожения, так как своих соседей-евреев здесь успели уничтожить в основном еще к декабрю 1941-го.

Но тогда во всем винили евреев, а теперь винят русских, как в недавнем интервью Федеральному агентству новостей рассказывал руководитель латвийского объединения «Против нацизма» Янис Кузинс, чью петицию с предложением применить санкции против политиков, поддерживающих неонацистов и участвующих в различных шествиях в память легионеров СС, недавно поддержал Европарламент.

Шествие и митинг за русские школы в Риге 2 июня собрали примерно 5 тысяч взрослых и детей. Федеральное агентство новостей / Карен Маркарян

«На закрытии школ с русским образованием националисты не остановятся, — уверен Андрей Толмачев. — Им каждый раз надо показывать своему избирателю, кто в доме хозяин. В экономике они ничего доказать не смогли и не могут, поэтому искоренение образования на русском — лишь этап в наступлении на права русских в Латвии. Сейчас идет этакое соревнование между депутатами и между партиями на «истинную латышскость», соревнование в том, кто предложит что-нибудь еще более радикальное в отношении русских и правозащитников. И нельзя относить это только к предвыборной кампании.

Идеи националистов, как мы видим, побеждают: любыми путями выдавить часть исторически сложившегося коренного населения страны — русских — из Латвии, а часть — маргинализировать. И состав нового Сейма будет еще более радикальным, потому что к иному нет никаких предпосылок.

Ни одна латышская партия, идущая на выборы, не призывает к умеренности и не выражает своего несогласия с повесткой дня, которая сведена к борьбе с русскими. В отношении к нам, к ликвидации русских школ у всех латышских партий — полный консенсус. А ведь речь не идет о том, что русские не хотят учить латышский. Одно дело — учить язык и другое — учиться только на нем. Латышский язык русские школьники успешно осваивают, поступают в вузы. Поэтому цель «реформистов» не в том, чтобы русские знали латышский, а в том, чтобы они знали свое место.

Уничтожение русского образования ведет к ассимиляции. Примеры в истории есть. Так, отсутствие русских школ во Франции привело в свое время к размыванию миллионной русской эмиграции во французской среде. Ведь воспроизводство русских в главной степени обеспечивают русские школы. Поэтому в Латвии их и решили уничтожить — даже в таком искореженном виде, в каком они существуют с 2004 года, после внедрений первой части школьной реформы (60% предметов преподаются на латышском и лишь 40% — на русском). Отсюда и противодействие всей русской общине республики, которую представляет «Русский союз Латвии».

Долгое время русская община республики находилась в спячке, люди успокаивали себя тем, что не нужно сопротивляться решениям властей, что необходимо быть толерантными. И к чему это привело?

Права никто не дарит, прав добиваются и права отстаивают».

Автор: Карен Маркарян специально для ФАН; Рига