Общество
Нет жилья, денег и полномочий: карельские чиновники делают все, чтобы обитатели аварийных бараков никогда из них не выбрались
Происшествия
Полиция уточнила число пострадавших во время стрельбы в Торонто
Следующая новость
Загрузка...

    Нет жилья, денег и полномочий: карельские чиновники делают все, чтобы обитатели аварийных бараков никогда из них не выбрались

    Нет жилья, денег и полномочий: карельские чиновники делают все, чтобы обитатели аварийных бараков никогда из них не выбрались

    После того как Карелия сорвала программу расселения аварийного жилья и бывший глава республики Александр Худилайнен подал в отставку, у карельских чиновников вроде бы должны появиться основания решать этот вопрос «по-взрослому». Тем более что глава региона сменился: с февраля 2017 года к руководству республикой приступил Артур Парфенчиков.

    Совсем недавно на всероссийской видеоконференции Парфенчиков оптимистично заявил, что программа расселения аварийного жилья в республике завершится до конца 2018 года — 94 тыс. квадратных метров «аварийки» уже расселены, осталось всего 48,7 тысяч квадратов. Однако, как показало расследование Федерального агентства новостей, схема, которую местные власти используют для ухода от ответственности, за прошедший год не особо изменились: чиновники все так же любят проводить экспертизы, которые искусственно «омолаживают» дома.

    Нет жилья, денег и полномочий: карельские чиновники делают все, чтобы обитатели аварийных бараков никогда из них не выбрались

    Как сообщил ФАН Алексей Владимиров, член Общественного совета при уполномоченном по правам человека в республике Карелия, в 2017 году в ведомство поступило порядка 2 тысяч обращений по жилищным вопросам, и поток этих жалоб не иссякает. Люди живут в аварийных бараках, часть которых до сих пор на печном отоплении. В домах нет удобств, там проваливаются полы, рушатся стены, а балки, подпирающие потолки, не всегда спасают здания от обрушения.

    При этом муниципальные власти с упорством смертников сопротивляются занесению домов в федеральную программу расселения аварийного жилья, проводя экспертизы, чудесным образом «омолаживающие» здания, признанные опасными для проживания.

    Нет жилья, денег и полномочий: карельские чиновники делают все, чтобы обитатели аварийных бараков никогда из них не выбрались

    «У нас дом был списан в 2006 году, — рассказала ФАН жительница Сегежи Надежда Федоренкова. — Но в 2013 году его вновь поставили на баланс. У нас в одной квартире балка держится на одном кирпиче, в любой момент здание может рухнуть, все прогнившее, все течет. Помощь мы стали получать только после обращения в аппарат уполномоченного по правам человека. А мы ведь неоднократно обращались в администрацию, судились, ходили в Следственный комитет — отовсюду одни отписки.

    Сейчас мы собрали деньги на независимую экспертизу для списания дома. Но договор у них куда-то потерялся. Теперь мы даже не знаем, будет комиссия или нет. У меня удалена почка, онкология, муж после инсульта. Мы еле пережили эту зиму, 12 кубов дров ушло — муж топил, чтобы хоть как-то согреться, причем топится наш дом по-черному, весь дым внутрь. После каждой попытки поднять вопрос по квартире местная администрация то натравливает на меня налоговую, то еще что-нибудь. Вот недавно после выступления на сцене с Лотошем у меня арестовали машину. Просто так, без всяких бумаг и процедур взяли и опечатали».

    Нет жилья, денег и полномочий: карельские чиновники делают все, чтобы обитатели аварийных бараков никогда из них не выбрались

    По словам жителей дома, они неоднократно обращались в администрацию Сегежи, но у главы поселения Анатолия Лотоша ответ был всегда один и тот же: свободного жилья нет, денег нет, компетенций тоже нет.

    В общем, бараки в Карелии продолжают омолаживать лишь на бумаге. Например, как рассказала ФАН депутат Медвежьегорского горсовета Валентина Евсеева, в 2004 году в Медвежьегорске 92 городских дома были признаны аварийным и ветхим жильем, но в 2005 году это распоряжение было отменено главой района. Поэтому в 2008 году при передаче жилья из района в муниципальную собственность Медвежьегорского городского поселения дома принимались без передачи актов обследования домов от 2004 года.

    За прошедшие десять лет дома закономерно продолжали ветшать и разваливаться, но муниципальное жилье при этом не строилось и переселять людей было некуда. А местная администрация привыкла затягивать признание жилья аварийным, или, если совсем припрут к стенке, назначать заоблачно далекие сроки расселения. Вот так и получается, что программа расселения аварийного жилья 2012–2017 годов выполняется лишь на бумаге.

    «Процедура признания жилья непригодным преднамеренно усложняется, — заявила Евсеева. — Акты обследования требуют теперь еще и экспертного заключения. А это и затяжки по времени, и дополнительные бюджетные расходы. Но самое возмутительное, что даже после признания домов аварийными люди долгие годы там живут, продолжают оплачивать содержание и соцнайм этого жилья, хотя в нем опасно находиться. У тех, кто вынужден снимать жилье из-за опасений быть однажды погребенными под руинами, все равно остаются долговые обязательства по соцнайму в бараках. А маневренного фонда у нас вообще нет. Пару лет назад у нас погорельцы, мать с сыном, некоторое время просто жили в сарае».

    Особых надежд на получение социального жилья в Медвежьегорске, как и во всей Карелии, никто из «простых смертных» не питает. Говорят, номер в очереди вообще мало что значит. При этом власти того же Медвежьегорска тратят на «потемкинские деревни» столько сил, что проще было бы уже отстроить несколько новых домов. Например, житель одного из таких бараков Владимир Ибрагимов рассказал ФАН эпическую историю своей борьбы за признание дома аварийным.

    Нет жилья, денег и полномочий: карельские чиновники делают все, чтобы обитатели аварийных бараков никогда из них не выбрались

    «Наш дом сдан в эксплуатацию в 1940 году, — рассказал Ибрагимов. — В 2011 году суд провел строительную экспертизу, показавшую, что его износ достиг 60%, и обязал администрацию Медвежьегорска провести комплексный капитальный ремонт здания. Но вместо этого администрация собрала межведомственную комиссию, признавшую дом аварийным и подлежащим сносу. Срок расселения был назначен на 2014 год. Но в 2015 году администрация заказала платную экспертизу в Петрозаводске, по итогам которой износ дома почему-то сократился до 40% и дом признали пригодным для проживания, а капремонт назначили на 2039 год.

    Я отменил это решение через суд. Но они (администрация Медвежьегорска. — Прим. ФАН) снова вынесли постановление, и поставили дом в очередь на капремонт до 2040 года. Я снова пошел в суд, опять все отменил.

    Потом было вынесено постановление провести еще одно обследование дома. В 2017 году приехали представители «Промбезопасности» из Мурманска, их экспертиза показала 72% износа дома, а также опасность обрушения здания. После этого администрация города признала дом аварийным и назначила расселение на 2024 год. Это решение я тоже оспорил через суд, потому что один и тот же дом не могут признавать дважды аварийным в течение четырех лет, если никаких ремонтов там не производилось. Тогда они изменили пункт в постановлении от 2013 года на расселение в 2024 году. Снова был суд, администрацию обязали расселить дом в трехмесячный срок. 24 мая 2018 года судебное решение вступило в силу, и судебные приставы возбудили исполнительное производство. Впрочем, в городе на сегодня уже 12 таких решений, целая очередь».

    Нет жилья, денег и полномочий: карельские чиновники делают все, чтобы обитатели аварийных бараков никогда из них не выбрались

    Еще один традиционный прием местных чиновников (помимо омоложения на бумаге) — косметические процедуры для домов. Здания обшивают снаружи отделочными материалами и называют это капремонтом.

    «Жилье в нашем доме мама получала как вдова ветерана, — рассказала ФАН жительница одного из аварийных бараков Петрозаводска Зоя Чиханатская. — В 2016 году у нас начали имитировать ремонт, оббивать дом вагонкой, но мы видели, что на самом деле нашими материалами доделывали еще два других дома. После того, как мы поняли, насколько все некачественно делается — подали на экспертизу, и дом признали аварийным, но проблем-то это не решило. У меня полная сумка обращений и ответов из администрации. Ходили в Минстрой, в капремонт. Когда новый глава Артур Парфенчиков заступал на должность, он должен был проверять наш дом, но его отвлекли и, кажется, дом он так и не видел. Мы начали терять надежду и не знаем, как и когда наша судьба решится дальше».

    Нет жилья, денег и полномочий: карельские чиновники делают все, чтобы обитатели аварийных бараков никогда из них не выбрались

    К сожалению, тем, кому удалось прорваться в реестр федеральной программы расселения аварийного жилья, радоваться рано. Качество новостроек для обитателей бараков в Карелии таково, что здесь появился термин «новое аварийное жилье». Совсем недавно был скандал в Кондопоге, где после ввода дома в эксплуатацию в 2013 году он стал трещать по швам, разрушаться и в итоге был признан аварийным.

    Результатом многолетней борьбы жильцов стало уголовное дело против застройщика — «Карельской строительно-монтажной компании», директора которой арестовали в феврале 2018 года. Кстати, соучредителями фирмы были на момент событий и. о. начальника карельского управления капитального строительства Александр Терез и заместитель министра строительства Карелии Дмитрий Горох. По делу они проходили просто свидетелями, но со своих постов все же уволились.

    К сожалению, по данным ФАН, в плане решения проблем жильцов злополучного дома дело до сих пор не сдвинулось с мертвой точки, они продолжают жить в том же «новом аварийном доме» с постоянной угрозой его обрушения — или снимать другое жилье, но вот только от оплаты соцнайма нового аварийного барака их никто не освобождает.

    Нет жилья, денег и полномочий: карельские чиновники делают все, чтобы обитатели аварийных бараков никогда из них не выбрались

    В сухом остатке получается, что красивые слова о решении проблемы расселения аварийных домов остаются просто словами до тех пор, пока не уйдут в прошлое недобрые традиции карельских чиновников по уклонению от своих прямых обязанностей. Редакция ФАН продолжит следить за развитием событий и судьбами граждан, из-за халатности чиновников вынужденных существовать в несовместимых с нормальной жизнью условиях.

    Автор: Анастасия Алексеева