Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Четыре танкиста без собаки: эксперт рассказал о падении в пропасть военпрома Украины

0 Оставить комментарий

Четыре танкиста без собаки: эксперт рассказал о падении в пропасть военпрома Украины

В ВСУ возникла идея «подселить» в танки четвертого члена экипажа. Информация об этом просочилась в украинскую прессу во второй половине июня 2018 года. 

Четвертый член экипажа в украинском танке — прогресс это или регресс? Давайте попробуем разобраться в этом вместе.

«Мальчик на побегушках» и все остальные

Вопрос об оптимальной численности танкового экипажа волновал человеческие умы давно. Логика дискурса была предельно проста. Чем меньше человек в экипаже, тем меньшее место в боевом отделении они занимают. Чем меньше объем боевого отделения, тем проще повысить уровень броневой защиты танка с самой важной — лобовой проекции. При этом можно попытаться уменьшить габариты танка, что снизит заметность машины. 

Однако непродуманное уменьшение количества членов экипажа танка могло закончиться тем, что он, экипаж, просто перестал бы эффективно выполнять свою работу. Например, не проблема «навесить» на того же командира танка еще и обязанности наводчика и заряжающего. А вот то, как командир танка с подобным «подарком» станет управляться, станет уже большой проблемой не только для самого командира, но и для всего экипажа. 

Одновременно следить через приборы наблюдения за полем боя, находить там цели, заряжать орудие, наводить его, меткими выстрелами уничтожать противника, да еще и попутно отдавать распоряжения механику-водителю смогут не только лишь все. Мало кто сможет это сделать…

Методом проб и ошибок в ходе Второй мировой войны было установлено, что наиболее оптимальным является экипаж, включающий в себя командира танка, механика-водителя, наводчика и заряжающего. Поддержание танком устойчивой радиосвязи с учетом имевшегося в первой половине 1940-х годов уровня техники требовало пары свободных рук. Это привело к появлению в танковом экипаже пятого человека — стрелка-радиста. Работа последнего считалась сравнительно легкой, поэтому на стрелка-радиста часто возлагались самые разные дополнительные обязанности — от приготовления пищи и помощи в ремонте танка до скручивания самокруток. Недаром в экипаже немецкого танка радист носил прозвище Stullenmax — «мальчик на побегушках».

Но технический прогресс не стоял на месте. Танковые радиостанции стали более надежными и простыми в использовании. Теперь держать связь мог и сам командир танка. Стрелок-радист стал не нужен, что сократило количество членов экипажа танка до четырех. 

Однако достаточно быстро выяснилось, что «великолепная четверка» не стала завершением эволюции численности экипажей наиболее массовых танков — средних, а позже и основных боевых (ОБТ).

Четыре танкиста без собаки: эксперт рассказал о падении в пропасть военпрома Украины

Его Величество автомат

В каждой сфере человеческой деятельности, как известно, есть свои «вечные» темы для споров. Военная сфера — не исключение. Например, вопрос «Что лучше: АК или М-16?» до сих пор способен свести с ума не меньшее количество людей, чем знаменитая философская дилемма курицы и яйца. Примерно столь же «вечен» спор и о том, что является более выгодным: задействование для перезаряжания танкового орудия человека или же специализированного автомата заряжания? 

У каждого варианта имелись свои плюсы и минусы. Упрощенно они выглядели так.

Танкист-заряжающий, как явствует из примера Stullenmax, мог не только заряжать орудие и выбрасывать стреляные гильзы. Его присутствие в составе экипажа обеспечивало существенное снижение нагрузки на других танкистов. Например, заряжающий имел возможность помочь с заправкой танка топливом или ремонтом поврежденной гусеницы. Наконец, тренированный заряжающий в начале боя мог зачастую перезаряжать орудие даже быстрее, чем автомат.

«Обратной стороной медали» было то, что заряжающий занимал больше места в боевом отделении танка, чем автомат заряжания. Заряжающий, как любой человек, уставал, что не лучшим образом сказывалось на темпе стрельбы. Кроме того, задействование заряжающего накладывало ограничения на весовые характеристики используемых танковым орудием боеприпасов.

С заряжающим разобрались, а что же автомат заряжания? Сконструировать и изготовить его безотказным оказалось очень не просто. Автомат заряжания не мог приготовить еду, натянуть гусеницу или сгонять за пивом. Зато он не уставал, требовал для себя меньшего объема боевого отделения и мог «таскать» куда более увесистые боеприпасы, чем человек. 

Четыре танкиста без собаки: эксперт рассказал о падении в пропасть военпрома Украины

Дальше в мировом танкостроении начались муки выбора, которые привели к следующим результатам.

Первым в мире серийным ОБТ, имеющим автоматическую систему заряжания орудия с выбором типа снарядов и, естественно, наличием экипажа из трех человек, стал советский Т-64, принятый на вооружение в 1968 году. Все последующие принятые на вооружение отечественные ОБТ приобрели характерные «фамильные черты» — использование автомата заряжания плюс танковый экипаж в составе трех человек. 

Использование этих же решений наблюдается у французского ОБТ AMX-56 Leclerc, японского Type 90, южнокорейского K2 и китайского Type 99. Американский же M1 Abrams, германский Leopard 2, британский FV4034 Challenger 2, израильская Merkava Mk.4 имеют в составе экипажа по четыре человека, но зато лишены автомата заряжания. 

Сделаем маленькое отступление. После распада Советского Союза основу танкового парка ВСУ закономерно составили ОБТ, имевшие автомат заряжания и экипаж в составе трех человек. Каких-либо нареканий это у ВСУ в последнем десятилетии XX века не вызывало. Да и с чего бы оные нарекания должны были возникнуть? 

В конце концов, разработчиком знаменитого Т-64 являлось Харьковское конструкторское бюро! Оно же, но уже во времена «незалежности», создало гордость ВСУ — новые ОБТ Т-84У «Оплот» и БМ «Оплот». Угадайте с одной попытки, из скольких танкистов состоял экипаж этих машин?.. Конечно, из трех. Автоматы заряжания у Т-84У «Оплот» и БМ «Оплот» тоже имелись…  

А вот теперь мы перейдем к ВСУ образца 2018 года и попробуем понять, что же придумали пытливые умы украинских военных.

Четыре танкиста без собаки: эксперт рассказал о падении в пропасть военпрома Украины

Четвертый не лишний

17–18 мая во Львове под эгидой ВСУ традиционно проходила международная научно-техническая конференция с пафосным названием «Перспективы развития вооружения и военной техники сухопутных войск». На ней украинские военные внезапно заговорили о том, что наиболее действенным (читай — доступным) способом повышения уровня боеспособности танковых подразделений ВСУ является… Нет, вовсе не оснащение украинских ОБТ новейшими системами управления огнем и прочими техническими новинками…  

Согласно тезисам зачитанного на конференции доклада «Направления повышения уровня технического обслуживания и эффективности танков», украинские военные пошли по нетривиальному пути. Они предложили увеличить штатную численность экипажа каждого украинского танка с трех до четырех человек! К счастью, без собаки.

Если верить информации, просочившейся в украинские СМИ, аргументация в пользу такого решения, озвученная Нацакадемией сухопутных войск имени гетмана Петра Сагайдачного, базировалась на следующих выкладках. 

Во-первых, использование автомата заряжания и связанное с этим сокращение количества членов экипажа танка до трех привело к тому, что «в современном танке значительно увеличилось количество элементов управления (более 200). Из них 40% приходится на командира, поэтому эффективность управления своим танком и подразделением одновременно значительно уменьшилась».

Во-вторых, сокращение до трех человек экипажа танка якобы привело к резкому росту продолжительности техобслуживания ОБТ, обострило вопрос поддержания его боеготовности, а также «сохранения физических сил и работоспособности экипажа».

В-третьих, «по мнению военных специалистов НАТО», уменьшать экипаж до трех человек нецелесообразно из-за невозможности обеспечить нормальное ТО танков в боевых условиях: «Сегодня в танковом взводе армии США техническое обслуживание четырех танков осуществляют 22 человека (16 танкистов и 6 специалистов из техсостава батальона), тогда как у нас только 13 (12 танкистов, и один представитель техперсонала)». 

Вот почему, «основываясь на реализованных в настоящее время технических решениях и учитывая опыт эксплуатации танка Т-64, для современного танка оптимальным следует определить экипаж из четырех человек…»

Четыре танкиста без собаки: эксперт рассказал о падении в пропасть военпрома Украины

Во славу Украины

В какое именно место боевого отделения Т-64, Т-72 или «Оплота» гуру украинской Нацакадемии сухопутных войск собрались затолкать четвертого танкиста не указывается, а жаль. Получилась бы крайне увлекательная игра в пятнашки. Впрочем, на этом дерзновенный полет мысли имени гетмана Сагайдачного отнюдь не прервался. 

Угадайте, кем должен будет стать четвертый член экипажа украинского танка? Думаете — заряжающим? Мол, долой «проклятое советское прошлое» в виде автомата заряжания и да здравствует демократический «Абрамс»? 

Не угадали. Автомат заряжания у украинского танка должен остаться, а четвертый член экипажа будет именоваться… стрелком-радистом! 

С одной стороны — логично. Если три украинских танкиста не справляются с обслуживанием своего танка, то им нужен четвертый — уже знакомый нам Stullenmax. С другой стороны, почему бы вместо шаманских плясок со стрелком-радистом ВСУ просто не увеличить количество техперсонала в танковых подразделениях? 

Пока вы пытаетесь подобрать ответ на этот риторический вопрос, заметим, что одним четвертым танкистом список предложенных Нацакадемией сухопутных войск инноваций не закончился. 

В академии сообразили, что утрамбовать четвертого члена экипажа в танк с автоматом заряжания будет не так-то просто. Поэтому застенчиво предложили вынести боекомплект орудия и автомат заряжания из боевого отделения танка. После чего на освободившееся таким образом место как раз и можно будет посадить четвертого хлопца! 

Куда при этом должны будут деться БК и АЗ, привычно не указывалось. Видимо, их следовало переместить куда-то в башню или прикрутить на танк где-нибудь снаружи… Во славу Украины, разумеется.

Четыре танкиста без собаки: эксперт рассказал о падении в пропасть военпрома Украины

Итак, что же мы наблюдаем? Загибаем пальцы.

Бесконечное «хождение по мукам» харьковского завода им. Малышева, с 2011 года отчаянно пытавшегося выполнить контракт по поставкам целых 49 ОБТ БМ «Оплот» в Таиланд, но зато в мае 2018 года гордо продемонстрировавшего изображение «Оплота» на громадной вышиванке. 

Крайне негативные отзывы об «Оплотах» украинских танкистов. 

Перевод украинской модификации «шестьдесят четвертого» — Т-64БМ «Булат» — из-за их технических недостатков в резерв. 

Историю с якобы выполненным все тем же заводом им. Малышева капитальным ремонтом ОБТ Т-84У «Оплот», которые после этого отправились в Германию на международные соревнования Strong Europe Tank Challenge-2018 и с треском провалились, продемонстрировав фантастический набор неисправностей и заняв последнее место. 

Ну и, в качестве «вишенки на торте», историю с международной конференцией во Львове и четвертым танкистом… 

Все это было бы очень смешно, если бы не было столь печально. Удивительная деградация.

Четыре танкиста без собаки: эксперт рассказал о падении в пропасть военпрома Украины

Признание в недееспособности

Федеральное агентство новостей обратилось с просьбой кратко прокомментировать идею украинских военных об увеличении штатной численности экипажей танков ВСУ к полковнику в запасе Виктору Мураховскому, главному редактору журнала «Арсенал Отечества» и члену Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ. 

Вот какой вывод сделал Виктор Иванович:

«Это признание в недееспособности местечковой системы подготовки экипажей, технического обслуживания и ремонта в танковых войсках ВСУ. А также свидетельство тотальной разрухи общевойсковой системы управления. Перед нами — падение в пропасть военной промышленности многомиллионного государства».

Автор: Андрей Союстов