Политика
Выдуманная «перемога»: безоружный Ан-26 ВМСУ «прогнал» боевой корабль ВМФ РФ
Россия
На Крымском мосту пройдет автопробег с приветствием «салам алейкум, земляки»
Следующая новость
Загрузка...

    Выдуманная «перемога»: безоружный Ан-26 ВМСУ «прогнал» боевой корабль ВМФ РФ

    Выдуманная «перемога»: безоружный Ан-26 ВМСУ «прогнал» боевой корабль ВМФ РФ

    По заявлению одесского издания «Думская», ссылающегося на некий неназванный источник, 2 июня в районе острова Змеиный самолет Ан-26 ВМС Украины одержал «перемогу», перехватив малый ракетный корабль ВМФ России. При этом украинские корабли даже не утруждали себя покиданием базы. Тем не менее, «враг бежал»!..

    Согласно украинскому СМИ, около полудня украинское командование получило информацию о том, что неизвестный корабль находится вблизи острова Змеиный. Опознать «незнакомца», находившегося «в непосредственной близости» от украинской госграницы, не удалось. 

    На бумаге Морська охорона Державної прикордонної служби України и ВМСУ располагали в Одессе немалым количеством вымпелов. В реальности же, судя по всему, 2 июня ни один из них оказался не в состоянии оперативно выйти в море. Поэтому для скорейшего прояснения ситуации к Змеиному решили отправить авиацию. 

    «Противник стал уходить»

    Приказ о срочном вылете ушел на находящийся в Николаеве аэродром Кульбакино, где базируется «204-та Севастопольська бригада тактичної авіації імені Олександра Покришкіна». Да-да, та самая 204-я БрТА, которая весной 2014 года «сидела» в крымском Бельбеке и чей командир полковник Юлий Мамчур навсегда обессмертил себя боевым кличем «Америка с нами!..»

    Тогда, в марте 2014 года 204-я БрТА «прославилась» еще и отвратительным состоянием, в котором пребывала матчасть бригады. Мягко говоря, не все свои самолеты Мамчур мог поднять в воздух. Забавно, но в июне 2018 года, после получения приказа о вылете к Змеиному, 204-я БрТА опять оказалась «вне игры». 

    В итоге почетную обязанность по перехвату неопознанного корабля в Кульбакино возложили на украинскую военно-морскую авиацию. Правда, в составе таковой не оказалось ни самолетов-разведчиков, ни ударных самолетов. Поэтому в воздух подняли то, что было. Иными словами, в небо поднялся безоружный и лишенный специальный разведывательного оборудования транспортный Ан-26. 

    Со стороны это смотрелось как разведмиссия на КаМАЗе… Хоть какую-то надежду на то, что эта миссия все же окажется выполнима, дарило то обстоятельство, что самолет еще с советских времен был оборудован старенькой РЛС «Гроза-26». Она использовалась для обеспечения безопасности полетов в сложных метеоусловиях и в районах с сильно пересеченной местностью.

    Советская техника не подвела, тем более что «незнакомец» не собирался прятаться. Обнаружив с помощью РЛС цель, «двадцать шестой» снизился и визуально опознал российский МРК. По всей очевидности, тот выполнял уже привычную для 41-й бригады ракетных катеров задачу охраны буровых установок «Черноморнефтегаза». 

    Стандартной процедурой при этом является маневрирование российского боевого корабля в потенциально наиболее опасном районе, то есть между буровыми установками и линией украинской госграницы. «Охранник» следует в северном направлении, затем разворачивается, отходит к буровым установкам, вновь берет курс на норд… И так раз за разом, не забывая проверять западные и восточные секторы зоны патрулирования. 

    Собственно, именно это имело место 2 июня, когда украинский Ан-26 не в первый и явно не в последний раз обнаружил у Змеиного корабль КЧФ. 

    Но в пересказе «Думской» это совершенно обыденное событие превратилось в безусловную украинскую «перемогу». 

    «Поняв, что он обнаружен, противник стал уходить в открытое море. Наш патрульный самолет проконтролировал бегство россиянина, сделав несколько проходов вблизи корабля на малой высоте, а затем вернулся на базу в Кульбакино», — сообщил одесский новостной портал. 

    Выдуманная «перемога»: безоружный Ан-26 ВМСУ «прогнал» боевой корабль ВМФ РФ

    Буровые установки раздора

    До 2014 года в составе украинского «Нафтогаза» числилось такое предприятие, как «Черноморнефтегаз», занимавшееся разведкой, освоением, а также разработкой месторождений нефти и газа в крымском секторе Черного и Азовского морей. В свою очередь, в собственности «Черноморнефтегаза» находились морские буровые установки, фигурировавшие под данным в честь украинского вице-премьера Юрия Бойко прозвищем «вышки Бойко». 

    17 марта 2014 года парламент Республики Крым объявил о национализации «Черноморнефтегаза». Принятым постановлением было создано Крымское республиканское предприятие «Черноморнефтегаз», перерегистрированное российскими властями в государственное унитарное предприятие. Это поставило под российский флаг и «вышки Бойко», включая самоподъемные буровые установки и морскую нефтедобывающую платформу «Таврида». 

    С этим пришедшее к власти после «Евромайдана» новое украинское правительство не смирилось. За «вышки Бойко» на Черном море началась настоящая холодная война.

    Сперва она шла в виде украинских нот протеста и разноформатных требований к России, общий смысл которых сводился к тезису «Отдайте все!» Когда это не сработало, Киев стал обвинять Москву не только в «пиратском захвате» буровых установок, но и в том, что добыча углеводородов на шельфе Черного ведется в исключительной морской экономической зоне Украины.

    Москва парировала это обвинение констатацией двух фактов. Во-первых, активы «Черноморнефтегаза» — это законная российская собственность. Во-вторых, буровые установки и «Таврида» находятся в международных водах. Стало быть, ни о какой незаконной промышленной деятельности РФ в исключительной морской экономической зоне Украины говорить не приходится.

    Украинцы попробовали перейти к силовым мерам «убеждения». С декабря 2015 года стали циркулировать слухи о том, что то ли в Одессе, то ли в Ильичевске украинские националисты и боевики одного из «мусульманских» батальонов ДжемилеваЧубарова «обживают» старое сухогрузное судно типа «Волга–Дон». В планах новоявленных «мореходов» фигурировал то ли абордаж «вышек Бойко», то ли попытка тарана одной из них. Одновременно все больший «интерес» к вышкам стали проявлять «прикордонники» и ВМСУ. Украинские корабли, катера и самолеты все чаще пытались сблизиться с буровыми установками В-312 и В-319, а также с «Тавридой». 

    15 декабря 2015 года к «Тавриде» подошел морской «пограничник» Украины и потребовал предоставить информацию о составе экипажа и целях нахождения буровой установки в данном районе. Ответа украинцы не получили. Тогда «пограничник» убыл к другим объектам «Черноморнефтегаза», находящимся на Голицынском газоконденсатном месторождении, где осуществил их фото- и видеосъемку. 

    Для охраны бывших «вышек Бойко» пограничная служба ФСБ России оперативно направила новейший сторожевой корабль второго ранга «Аметист», появление которого заставило украинских пограничников отступить. В свою очередь, украинский МИД немедленно потребовал вернуть все буровые установки Украине, благополучно «забыв», что «Черноморнефтегаз» уже не является украинской компанией… 

    Но это было уже пустое сотрясание воздуха, как, впрочем, и последующие гневные заявления Киева про «широкомасштабный грабеж имущества» и «возмещение вреда».

    Выдуманная «перемога»: безоружный Ан-26 ВМСУ «прогнал» боевой корабль ВМФ РФ

    «Стреляли» снизу, но дырки сверху

    После инцидента 15 декабря эпизодическое появление в районе работы установок «Черноморнефтегаза» кораблей пограничной службы ФСБ России сменилось постоянным присутствием. Не удовлетворившись этим, командование КЧФ на столь же постоянной основе в качестве охраны «пристегнуло» к буровым установкам малые ракетные корабли и ракетные катера из состава 41-й Севастопольской ордена Нахимова бригады ракетных катеров. Это было сделано как нельзя вовремя. Дело в том, что к востоку от острова Змеиный, где находились буровые установки, стали фиксироваться случаи обстрелов украинцами собственности «Черноморнефтегаза» из стрелкового оружия…

    Появление близ вышек российских МРК и ракетных катеров заметно остудило украинские горячие головы. Тем не менее, попытки моряков и летчиков «незалежной» подобраться к буровым установкам поближе продолжались. Чаще всего они заканчивались тем, что украинцы, обозначив движение в сторону своей бывшей собственности, при появлении российских морских пограничников и кораблей КЧФ, немедленно разворачивались. Но иногда дело доходило до опасного «клинча». 

    1 декабря 2016 года решительные действия российского сторожевого корабля «Пытливый» не позволили украинскому пограничному сторожевому кораблю BG-50 «Григорий Куропятников» провести «инспекцию» буровых установок. 

    1 февраля 2017 года один из пары имеющихся у ВМСУ военно-транспортных самолетов ВМСУ Ан-26 в ходе выполнения «учебного полета» настолько опасно маневрировал рядом с платформой «Таврида», что украинский борт пришлось «отпугивать» не самым тривиальным способом. Процитируем представителя штаба КЧФ: «Во время второго захода украинского Ан-26 для предотвращения возможной авиакатастрофы из-за столкновения с мачтой вышки сотрудник подразделения охраны буровой платформы подал четыре световых сигнала из «сигнального» пистолета».

    В Киеве немедленно объявили, что самолет был обстрелян находившимся рядом с буровой платформой российским малым противолодочным кораблем. В доказательство этого украинцы продемонстрировали фотографии «пулевых пробоин», якобы сделанные после приземления самолета. Все бы ничего, но «места попаданий» располагались почему-то не в нижней, а исключительно в верхней части фюзеляжа машины. Внятно объяснить, как так получилось, украинцы не смогли и муссировать тему «агрессивного нападения российского корабля на наш самолет» довольно быстро перестали. 

    Тем любопытнее, что главным героем 2 июня 2018 года стал второй имевшийся у ВМСУ Ан-26! Вот только «перемогой» там и не пахло.

    Выдуманная «перемога»: безоружный Ан-26 ВМСУ «прогнал» боевой корабль ВМФ РФ

    Если побед нет…

    В самом деле, ну какая это победа? Добились ли украинцы своими действиями возвращения буровых установок «Черноморнефтегаза»? Нет. Покинул ли российский МРК свою зону патрулирования? Тоже нет. Странно было бы ожидать иного с учетом откровенной немощи корабельного состава ВМСУ. Единственный вывод, который можно сделать по итогам публикации «Думской», звучит так: если настоящих побед нет, то их выдумывают. 

    При этом лучше всего реальное положение дел на Черном море иллюстрирует украинский диалог в комментариях к тексту все того же одесского новостного портала. Вопрос: «Почему бы на охрану Змеиного не отправить наш флот?» Ответ, как принято в Одессе, — тоже в форме вопроса: «Так мы [кораблям КЧФ] чего, плавкранами ответку давать будем?»

    Лучше и не скажешь.

    Автор: Андрей Союстов