Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Похож ли Гонконг на Майдан?

Похож ли Гонконг на Майдан?

20:22  5 Октября 2014
379

Сценарий у всяческих «революций роз», «арабских весен», «тахриров», «майданов» и так далее примерно один и тот же. Эксперт Федерального агентства новостей рассматривает ход очередной "пьесы" и сравнивает ее с недавними событиями, о которых мы хорошо осведомлены.

Четыре акта

В подлежащей дестабилизации стране стихийное недовольство теми или иными вполне реальными проблемами отслеживается и форматируется заранее подготовленными местными специалистами из «неправительственных некоммерческих организаций», находящимися на западном финансировании. Выявляются потенциальные лидеры, готовятся лозунги и листовки, разрабатываются системы оповещения и связи, накапливаются деньги и т. д. Второй акт — выход демонстрантов на улицу, физическое занятие центральных кварталов столицы. Это — событие, информационный повод, «под камеры» глобальных масс-медиа выводятся заранее подготовленные активисты. На экраны телевизоров и компьютеров во всем мире должны попасть драматические сцены столкновений с полицией, разбитые очки, заплаканные девичьи личики, перевернутые коляски инвалидов и так далее. Всё готово к третьему акту — появлению мученика или (еще лучше) нескольких «мучеников свободы». Неизвестно откуда прилетит пуля, броневик задавит манифестанта, кого-то затопчут бегущие толпы... После этого резко активизируется деятельность СМИ, в западных странах происходят массовые митинги в поддержку прав граждан, мировые лидеры призывают обе стороны к сдержанности — впрочем, не скрывая симпатий только к одной из них. Тем временем провокаторы начинают бросать в полицию камни, арматуру, а затем и «коктейли Молотова». Власти вынуждены наращивать присутствие в пространстве конфликта сил правопорядка, за что их объявляют «врагами демократии». Дальше начинается четвертый, критически важный этап. Власти либо капитулируют, как в арабских странах, в Грузии и на Украине, либо быстро и жестко наводят порядок, невзирая на очевидное недовольство части собственных граждан и имиджевые потери на Западе. Но это, так сказать, основная тема. Вокруг которой, как в джазе, строятся разного рода политические импровизации.

Не то же самое: импровизация

Если сравнивать поводы, лозунги и «движущие силы» недавнего «евромайдана» в Киеве с нынешней «революцией зонтиков», то налицо будут очевидные несоответствия. «Коррупция» и «евроинтеграция» на Украине — «прямые свободные выборы» в Гонконге. Безработные и нищие «западенцы» на Украине — высокооплачиваемый «офисный планктон» и студенты в Гонконге. Кроме того, массовой силовой составляющей типа «Правого сектора» и иже с ним на улицах Гонконга пока нет и не предвидится. Да она там, судя по всему, и не нужна. Поскольку дело не в Гонконге как таковом. Семь миллионов его жителей для полуторамиллиардного Китая — совсем не то же самое, что семь миллионов «галичан» для сорокамиллионной Украины. Их выступления можно «задавить» достаточно легко даже без применения сил армии и полиции — достаточно перебросить в этот «особый район» сто тысяч внуков хунвейбинов из центрального Китая как «туристов», которые страшно далеки от тонкостей электорального законодательства в особой экономической зоне Сянган (Гонконг). Что, собственно, уже и происходит. К тому же, понятно, что причина нынешних протестов в Гонконге — вовсе не модель «непрямой демократии», которая прекрасно работает и в США, и — частично — в Великобритании. А истинной причиной является смещение центра финансовой активности из Нью-Йорка, в Азиатско-Тихоокеанский регион. Ситуация осложняется тем, что на саммите БРИКС центром новой финансовой системы был избран вовсе не Гонконг, а Шанхай. К тому же, в Гонконге расположены многие финансовые структуры транснационального капитала, базирующегося в Америке и ориентированного на доллар. Поэтому огромное число сотрудников этих структур видят в нынешнем Китае вовсе не «родину», а своего прямого конкурента, угрозу своему будущему благополучию. Поэтому они всеми силами пытаются этот процесс, по крайней мере, затруднить, если не повернуть вспять. Это реальная причина выступления молодёжи и среднего класса Гонконга против центрального китайского правительства, которое идти на уступки не собирается. Но если бы целью организаторов «революции зонтиков» была смена социально-экономической модели КНР, они бы устраивали массовые протесты не в Гонконге, а в самом Пекине, как это было 25 лет назад. Поскольку же это не так, то очевидно, что их целями является, во-первых, принцип «одна страна — две системы», под которым было осуществлена инкорпорация в КНР Макао и Гонконга (теперь на очереди — американский «непотопляемый авианосец» Тайвань); а во-вторых — уменьшение всё более ощутимого давления «красного дракона» на доллар.

Развязка, или Пекин перед зонтиками не отступит

Судя по всему, пекинское руководство ситуацию понимает именно так и отступать в Гонконге перед жёлтыми зонтиками не намерено. Тем более, что в 1989 году китайские власти во время событий на площади Тяньаньмэнь действовали в том же ключе. После почти месячных раздумий и острых дискуссий в руководстве КНР, во время которых Пекин и некоторые другие крупные города вышли из под контроля властей, было принято решение восстановить порядок. При этом с обеих сторон были жертвы, которых могло оказаться гораздо меньше, если бы жесткость проявили в самом начале. Но если демонстрации в Москве в 1990-1991 годах привели к распаду Советского Союза, социально-экономическому кризису, гражданским войнам и столкновениям между бывшими союзными республиками, то Китай за прошедшую четверть века стал одним из глобальных лидеров современного мира, средний уровень жизни повысился почти вдвое, а формальный ВВП (по обменному курсу валют) — более чем в 20 раз: с 451 млрд. долл. в 1989 году до 9,2 трлн. долл. в 2013-м. И в Пекине, скорее, пожертвуют фигурой Гонконга как мирового финансового центра и гонконгским долларом (взять на себя необходимые функции готов не только Сингапур, но и Шанхай), чем перспективами Китая в целом. Олег Щукин

Алексей Громов
Новости партнеров

mediametrics