Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Адмирал Воронченко «застрял в танке»: точка невозврата для ВМСУ уже пройдена

0 Оставить комментарий

Адмирал Воронченко «застрял в танке»: точка невозврата для ВМСУ уже пройдена

5 июня российские и украинские масс-медиа растиражировали заявление главнокомандующего ВМСУ Игоря Воронченко о том, что военному судостроению «незалежной» грозит «точка невозврата», если Киев не сможет найти деньги на достройку корвета серии «Владимир Великий». 

И хотя заявление вице-адмирала было сделано еще 24 мая — в Николаеве, на сборах Ассоциации судостроителей Украины «Укрсудпром», — неординарная тема украинского военного судостроения действительно достойна того, чтобы ее внимательно рассмотреть.

Какой ты, Игорь, моряк?!

Воронченко, заметим, сам по себе является в ВМСУ довольно неординарной фигурой. Напомним, что данный вице-адмирал — выпускник Ташкентского высшего танкового командного училища, то есть по своей «специальности» Игорь Воронченко — стопроцентный танкист. 

Ни разу не командовавший даже шлюпкой Воронченко внезапно стал флотоводцем в апреле 2016 года, когда Петр Порошенко выгнал в отставку предыдущего командующего ВМСУ вице-адмирала Сергея Гайдука, закончившего, кстати, ЧВВМУ им. П.С. Нахимова — то есть хоть как-то разбиравшегося в делах корабельных.

Объяснялась эта адмиральская рокировка так.

Прежде всего, после известных событий в Крыму корабельная составляющая ВМСУ предельно деградировала. В новых условиях на первое место по важности там выходил не плавсостав, а части морской пехоты, которые, к тому же, можно было использовать в Донбассе. Соответственно, новый командующий ВМСУ должен был быть компетентным прежде всего в вопросах сухопутных, а не морских операций. 

Помимо этого, Петру Порошенко во главе ВМСУ нужен был человек, на практике доказавший свою верность новому киевскому режиму — причем не громкими заявлениями, а делом. «Танкист» Воронченко, успевший побывать командующим силами АТО в Луганской области, этим критериям соответствовал куда лучше, чем «моряк» Гайдук.

Тем не менее, несмотря на логичность смены командующего ВМСУ, появление на Украине целого вице-адмирала, не имеющего профильного военно-морского образования, потянуло, конечно, на абсурд. 

Адмиральский плач

Но вернемся к скандальному заявлению пана танкиста от 24 мая. Если переформатировать этот «адмиральский плач» в тезисы, то получим следующее.

Воронченко наконец-то осознал, что украинское «ассорти» из постоянно ремонтирующегося «Гетмана Сагайдачного», лишенного ударного вооружения, плюс стайки разномастных катеров — это не флот. И что для флота нужны плавединицы покрупнее пресловутых «стелс-бронекатеров», кое-как построенных на личном заводике Порошенко: 

«У нас есть море, мы должны защищать наши интересы как в исключительной морской экономической зоне, так и в мировом океане, — заявил Воронченко. — А без соответствующих классов кораблей, типа такого, как корвет, мы ничего не можем сделать».

Озаренный этой недюжинной догадкой Воронченко вспомнил, что где-то на задворках когда-то мощнейшего в СССР, а затем превращенного Украиной в руины кораблестроительного комплекса в Николаеве стоит (и давно!) недостроенный корпус украинского корвета.

Воронченко решил его достроить.

Однако кто-то подсказал Воронченко, что для достройки корвета нужен не только приказ, но и деньги. Заметим, что вообще-то там нужны еще и, как минимум, соответствующие компетенции, но это ведь сущие мелочи.

Поняв и это, Воронченко пошел клянчить деньги в Киев.

Адмирал Воронченко «застрял в танке»: точка невозврата для ВМСУ уже пройдена

В столице «незалежной» прониклись адмиральскими страданиями и выделить гроши согласились. Мало того, кабмин Украины своим постановлением от 22 ноября 2017 года № 879 пообещал в полном объеме возобновить финансирование программы строительства на Украине военных кораблей типа «корвет». 

В переводе на русский язык, это означало, что кабмин пообещал Воронченко дать аж 32 млрд гривен (75 млрд руб.) не только на достройку головного корабля проекта 58250 типа «Владимир Великий», но и на постройку еще трех таких же единиц. 

Ликующий Воронченко ликовал до середины мая 2018 года, когда внезапно выяснилось, что кабмин Украины живет по принципу «пообещать — не значит жениться». Вновь процитируем Воронченко: 

«Констатирую факт: вроде бы все мужи государственные подписывают постановления, но средства считают после того, как подписали. Буквально 2 недели назад пришло письмо, что нет в государстве средств соответствующих…»

После этого переставший ликовать Воронченко поскакал бить в набат: 

«Я обратился в администрацию президента, к депутатскому корпусу, к министру и начальнику генерального штаба и получил поддержку от министра. Сейчас рассматривается вопрос, чтобы все-таки во втором полугодии этого года средства были найдены. Как угодно, но 1 млрд 361 млн грн. дайте на флот. Потому что если мы не вложим соответствующий финансовый ресурс, то точку невозврата пройдем!..»

Вот за эту вице-адмиральскую «точку невозврата» СМИ и ухватились, всячески ее смакуя. Но весь смех даже не в этом.

Адмирал Воронченко «застрял в танке»: точка невозврата для ВМСУ уже пройдена

«Мощные работы» в лопухах

Вообще-то, как это явствует из исторических реалий, точку невозврата ВМСУ прошли прямо в момент своего образования. Украина из числящихся к моменту раздела в составе КЧФ 525 боевых кораблей, катеров, судов и плавсредств получила 137. Естественно, не все из них были на ходу или достроены, но, тем не менее, факт есть факт — ВМСУ получили 137 плавединиц. А затем… 

Затем в игру вступили: разрыв отраслевых цепочек, утрата возможностей по кооперации с поставщиками комплектующих из других бывших республик СССР, в первую очередь из России, недофинансирование, утрата компетенций и подготовленных кадров, стремительное устаревание производственной базы, формирование и распределение гособоронзаказа в соответствии с пожеланиями частных лоббистов и т.п, включая откровенный «дерибан». 

В итоге, к концу 2012 года доставшаяся Украине корабельная армада «ужалась» до 2—3 десятков плавединиц, а события «Крымской весны» окончательно превратили ВМСУ то ли в «тень отца Гамлета», то ли в водный филиал цирка-шапито. 

Нет, амбиций от этого у ВМСУ меньше не стало. Достаточно вспомнить выступление 15 сентября 2015 года на встрече с курсантами факультета военно-морских сил Одесской национальной морской академии приснопамятного вице-адмирала Гайдука. Тот гордо объявил: 

«До конца 2020 года в составе ВМС Украины должно быть 66 кораблей и судов обеспечения, 31 летательный аппарат, войска береговой обороны, мощные артиллерийские подразделения, морская пехота, другие части обеспечения». 

Мало того, Гайдук нокаутировал своих слушателей сообщением, что в государственной целевой программе развития вооружения и военной техники до 2020 года предусмотрена закупка двух современных малых подводных лодок и «новейших ударных вертолетов от концерна Антонов». Надо ли говорить, что обещания Гайдука так и остались обещаниями?

Впрочем, иначе и быть не могло. Потому что разрыв отраслевых цепочек, утрата компетенций и прочие уже упоминавшиеся нами явления, «под корень рубящие» украинский потенциал в области военного кораблестроения, после «Евромайдана» не только не исчезли, но и многократно усилились. 

Наглядным доказательством украинской кораблестроительной импотенции как раз и стала та самая, фигурировавшая в стенаниях Воронченко, программа постройки собственных корветов. 

Адмирал Воронченко «застрял в танке»: точка невозврата для ВМСУ уже пройдена

Напомним, как все происходило. 

Проектировать собственный корвет проекта 58250 украинцы начали еще в начале 2000-х годов. Заложили его на «Черноморском судостроительном заводе» в Николаеве 17 мая 2011 года. 

Осознавая, что постсоветская Украина в одиночку боевой корабль водоизмещением даже в 2650 тонн не потянет, строители корвета исходно рассчитывали на широкую международную кооперацию. Предполагалось, что «Владимир Великий» на 60% будет оснащен украинским оборудованием, а вот боевую информационную систему и все системы вооружения получится приобрести у партнеров из Италии, Швейцарии, Франции, Германии, США, Дании и Нидерландов. Но, как говорится, гладко было на бумаге…

Теоретически украинцы планировали до 2026 года построить 10–12 корветов для себя и несколько единиц — на экспорт. Практически же «Черноморский судостроительный завод» к лету 2014 года сумел, по официальным данным, довести готовность корпуса головного корабля до 43 процентов. На этом какие-либо строительные работы из-за отсутствия грошей прекратились. Лишенный носа и кормы фрагмент корпуса «Владимира Великого» остался ржаветь в зарастающем лопухами цеху. 

15 сентября 2015 года на все той же встрече с курсантами вице-адмирал Сергей Гайдук сообщил, что на корвете «идут мощные работы по достройке». Позже выяснилось, что эти «мощные работы» свелись к тому, что недостроенный фрагмент корпуса корвета передвинули из одного угла цеха в другой — чтобы не мешал.

В последующее время военное руководство Украины не раз с пафосом сообщало, что «программа «Корвет» — это последняя возможность поднять судостроение в стране, что больше такого шанса не будет» и что «корвету быть». Но слова оставались словами, официально «выделенные» на достройку корабля гривны рассасывались в никуда, и дело с мертвой точки не сдвигалось. 

Если же деньги на кораблестроение вдруг и удавалось найти, то они неизменно утекали куда?.. Правильно — на принадлежащее Порошенко киевское предприятие «Кузница на Рыбальском», занимавшееся постройкой малых бронированных артиллерийских катеров проекта 58155 «Гюрза-М». 

Судя по майскому выступлению Игоря Воронченко, эта «удивительная» тенденция до сих пор остается неизменной. И, уверяем вас, будет оставаться таковой вне зависимости от того, кто является президентом современной Украины. Потому что для того, чтобы «Владимир Великий» вошел в строй, одного возобновления финансирования постройки корабля будет мало. Надо, чтобы еще и время повернулось вспять, а современная Украина превратилась в УССР 1980-х годов. Ну, а поскольку это невозможно, то невозможна и реализация Украиной программы постройки корветов на собственной территории. 

Адмирал Воронченко «застрял в танке»: точка невозврата для ВМСУ уже пройдена

Железный крест

Повторим, точку невозврата ВМСУ миновали прямо в момент своего появления в качестве одного из видов вооруженных сил современной Украины. Помнится, в прошлом году ВМСУ отпраздновали свой 25-летний юбилей, по случаю чего даже был учрежден особый памятный нагрудный знак — «Железный крест». 

И ведь правильно был учрежден-то, и назван был новый нагрудный знак тоже правильно! Потому что к тому моменту минуло ровно четверть века, как Украина поставила железный крест на будущем своего флота. 

infox - new
Новости партнеров