Украина
«Бабченко-гейт»: как Порошенко захлопнул ловушку для свободы слова на Украине. Колонка Максима Равребы
Весь мир
Трюдо объявил об участии в парламентских выборах Канады
Следующая новость
Загрузка...

    «Бабченко-гейт»: как Порошенко захлопнул ловушку для свободы слова на Украине. Колонка Максима Равребы

    «Бабченко-гейт»: как Порошенко захлопнул ловушку для свободы слова на Украине. Колонка Максима Равребы

    История с «убийством» Бабченко, как и предполагалось, стала скандалом. Первый признак: гробовое молчание большинства стран, чье руководство публично выразило дежурную озабоченность в связи с «очередным убийством критиковавшего Кремль российского оппозиционного журналиста». В первую очередь украинские партнеры оскорбили президента Германии, который — по совпадению, а может и нет — находился в Киеве в момент срежиссированной провокации с «убийством» журналиста. Президент Штайнмайер публично озвучил в Киеве нужную режиму позицию в тот момент, когда стоявший буквально рядом с ним Петр Порошенко знал, что Бабченко никто не убил — но даже не предупредил об этом очень важного для Украины государственного деятеля. Это не то, что не по-партнерски, это как минимум подло, коварно и «подстава». Такое не забывают, а выражение «осадочек остался» совсем не подходит для такой страны, как Германия. Несомненно, что руководство Германии восприняло это как прямое оскорбление своей страны.

    То, что поведение Киева Запад счел оскорбительным, подтверждает тот факт, что в пятницу генпрокурор Украины Юрий Луценко и глава СБУ Василий Грицак были вынуждены давать объяснения на закрытой встрече с руководителями дипломатических представительств стран «большой семерки», ЕС, Норвегии, Австралии и Совета Европы. Все настолько серьезно, что встреча проходила в обстановке абсолютной секретности, журналистов допустили только на пять минут снять «картинку». А после завершения процедуры послы вышли из зала, сохраняя гробовое молчание, и отказались от любых комментариев. Даже не намекнули — как, с каким знаком восприняты объяснения Луценко и Грицака. И это очень плохо для Украины, поскольку говорит о том, что поручения от руководства своих стран послы получили секретные, чрезвычайной важности и предназначенные исключительно для передачи в свои центры власти и только для того, чтобы в соответствующих столицах нынешних пока еще партнеров Киева была выработана позиция. Потому что обвинение во лжи и провокации, которое грозит Украине, ставит под сомнение будущее отношений Киева с западными партнерами. И это не в переносном смысле.

    Обвинение во лжи и провокации ставит под сомнение будущее отношений Киева с западными партнерами

    Тем не менее, несмотря на обстановку беспрецедентной секретности, мы можем предположить, какие именно объяснения могли дать послам Запада Юрий Луценко и Василий Грицак. Формальные объяснения послам не требовались, в Киеве это знали. Если бы Луценко и Грицак, в стиле Порошенко, показали бы пробитую пулями и залитую свиной кровью футболку Бабченко или «списки будущих жертв ФСБ», с которыми «чисто случайно» был арестован объявленный «заказчиком убийства» Борис Герман – это была бы катастрофа. Порошенко знал это, поэтому на встрече не присутствовал, бросив под танки исполнителей провокации. Порошенко знал, что никаких доказательств нет. Что «заказчик» — провокатор и агент украинской контрразведки, а его работа в «Шмайсере» — прикрытие. Знал, что «киллер» — член «Правого сектора»1 (украинская националистическая организация запрещена в РФ), участник АТО и провокатор. Знал Петр Алексеевич и то, что никакой «российский след», даже если бы он каким-то чудом и был — никогда не мог бы быть доказан.

    Но, как это ни смешно, Луценко был вынужден показать именно «список будущих жертв ФСБ», фейковые, постановочные записи со скрытой камеры, где агент СБУ получает от агента контрразведки гонорар за «ликвидацию» Бабченко, которая, к слову, на момент передачи денег еще даже не была проведена. Возможно, Юрий Луценко показал статистику. Может быть, показал оружие, которое подшили к этому делу. Допускаю, что он мог рассказать о «Фонде Путина», который по легенде киевских спецслужб и является настоящим заказчиком. Зная дипломатические традиции европейских стран, я просто уверен, что все аргументы и факты, предъявленные Луценко и Грицаком, послы встретили с доброжелательно-каменными лицами, о которых со времен Талейрана говорят, что дипломаты воруют их у мертвецов на кладбище. Даже к гадалке не ходи, что Луценко и Грицак чувствовали себя как на предварительном допросе, когда попавший в историю человек использует все свои таланты Цицерона, Демосфена и Плевако, чтобы убедить следователя в том, что он прав. Но окончательное решение всегда за дознавателем. А послы были именно в такой роли. Они передадут показания подозреваемых следователям в столицы своих стран и вопрос о возбуждении уголовного дела будут решать совсем другие люди.

    Полиция у подъезда дома где "убили" Аркадия Бабченко

    С пониманием, что перспективы равны нулю, без козырей на руках, Киеву остается надеяться лишь на проверенную и испытанную машину пропаганды и провокации — то есть украинскую прессу, работники которой уже давно являются не журналистами, но солдатами пропагандистского фронта. Хотя в данном случае перед Порошенко, Луценко и Грицаком стоит очень серьезный вопрос: а можно ли рассчитывать на СМИ? Вопрос справедлив. В легенду, придуманную Луценко и Грицаком, чтобы обосновать необходимость имитации убийства Бабченко, а также в то, что представителя «четвертой власти» привлекли к работе СБУ в качестве провокатора, поверили далеко не все. Возьму на себя смелость утверждать, что одобряют провокацию меньшинство представителей СМИ. Сам Бабченко сейчас вынужден усиленно обелять себя и полемизировать с недовольными из своего лагеря, доказывая справедливость и правоту своих действий.

    И правда: провокация с Бабченко впервые за четыре года расколола украинских журналистов-пропагандистов на два лагеря. Большинство осуждают Бабченко, утверждая, что журналист не имеет права сотрудничать с СБУ или другими ветвями власти, прежде чем устроится туда работать и публично объявит об этом. Журналисты считают также, что Бабченко, в соответствии с корпоративными правилами, не имеет права лгать аудитории и помогать лгать властям своей страны. Немало разочарованы и оскорблены журналисты тем, что в провокацию была вовлечена жена Бабченко, которая дезинформировала прессу, давая информацию и интервью о фейковом убийстве мужа. Причем подставил жену именно сам Бабченко, который, обеляя себя, предает сейчас всех, кого только можно, чтобы нивелировать собственную низость.

    Он предал жену. Он мог этого не делать. Но он это сделал. И теперь жену Бабченко достает пресса, задавая вопрос: зачем вы нам врали? По легенде, озвученной в самом начале, жена ничего не знала — раз. А после «фокус-покуса» с воскрешением мужа была в выигрышном положении, поскольку ей все сочувствовали, как невольной жертве провокации — два. Теперь такого преимущества у супруги бессовестного клоуна нет. Все смотрят на нее, как на сообщницу и цену ей дают ту же, что и мужу. «Муж и жена — одна сатана».

    Он предал жену. Он мог этого не делать. Но он это сделал.

    Но Бабченко пошел дальше в своем предательстве и провокаторстве. Он предал и своих коллег. Каких? А тех, которые после сообщения об убийстве Аркадия лично поехали на улицу Оранжерейную в Киеве, в НИИ судебно-медицинской экспертизы, чтобы увидеть тело. Само «тело» в это время, приняв душ, скинув окровавленную простреленную футболку, одевшись в чистое и сухое, кушало, глядя по телевизору новости про свое убийство. Бабченко сам живописал эту картину в раздаваемых им интервью, так что — картина маслом. Бабченко рассказал, что на Оранжерейную приехали коллеги, после чего силовики увезли его в другое место. Проницательные журналисты тут же сообразили, что отсутствие тела — это очень подозрительно. А самые проницательные начали понимать, что дело нечисто. Теперь они стали сообщниками Бабченко, потому что скрыли факт отсутствия тела «убитого» в морге. И теперь их ищут, чтобы они объяснились. А они вынуждены скрываться и стыдиться. Бабченко, ничтоже сумняшеся, предал их, сдал, чем поставил под удар репутацию коллег.

    Но вернемся от провокатора Бабченко и его проблем к руководству Украины, у которого проблемы куда более серьезные. Что Бабченко? Он загнал себя в угол, он неустроен, он идет на дно, он хватается за любую соломинку, чтобы удержаться на поверхности как можно дольше, прежде чем погрузиться в темные воды. А вот Порошенко — у него проблемы куда больше. Потому что он идет на дно вместе с кораблем. В общем, ситуация с российскими журналистами-эмигрантами для него проста. Они все на крючке у СБУ, они жалки и ничтожны, они растеряли все свое достоинство, всю наглость и спесь, с которой в Москве «троллили» власти своей страны. Последние же почему-то их не трогали, что бы те ни выкинули. Другое дело — Украина. Здесь все проявления оппозиционности со стороны представителей СМИ давно загнаны «под шконку» в СИЗО, где сидят годами без суда «ватники» и «агенты Кремля». Вася Муравицкий, например, которого арестовали прямо в роддоме, куда он пришел забрать жену и только что родившегося ребенка. Его вина в том, что он писал статьи статьи с призывом закончить братоубийственную войну для изданий, в которых когда-то работал сам Бабченко. И сидит Вася Муравицкий в СИЗО уже больше года, без суда. И сидеть будет. Но если российскими эмигрантами Порошенко легко может манипулировать и использовать в своих целях, то украинские журналисты далеко не так управляемы. Особенно некоторые их них — те, кто считается «элитой». У тех есть связи, прямые контакты с посольствами западных партнеров Киева, прямые телефоны сотрудников «святая святых» — Госдепартамента США. С такими, как с Василием Муравицким — нельзя. Даже Порошенко побаивается их. Однако Порошенко решал и не такие проблемы. А по части ловких проделок и хитрых спецопераций нынешний президент Украины заткнет за пояс всех обезьян в зоопарке. Поэтому и был расширен «список будущих жертв ФСБ» с 29 человек до 47. Зачем? Объясню, но сначала — вопрос.

    Борис Герман - объявленный заказчик убийства

    Как бы вы за год до президентских выборов, будь вы Порошенко, обернули бездарную инсценировку с Бабченко в своею пользу и будучи скомпрометированным перед прессой своей же страны создали бы «журналистскую сотню»? Пул топ-журналистов и блогеров, лояльных к президенту, генеральному прокурору, главе СБУ — взяв их при этом под жесткий контроль? Нет, не просто контроль — под конвой. Не знаете? Объясню. Порошенко записал всех опасных для него «элитных» журналистов в «список на уничтожение». Повторяю, расширив его с 29 до 47. Туда попали в том числе бывшие VIP российской журналистики — Евгений Киселев, Айдер Муждабаев и Матвей Ганопольский. А заодно все украинские журналисты, которые благодаря наличию иностранной «крыши» могут позволить себе говорить то, что думают… Нет — не о войне в Донбассе. О Порошенко. Я 20 лет работал на Украине журналистом и всех ребят, кто пополнил изначальный список, знаю. Там исключительно представители «элитно-рукопожатной» тусовки.

    Там исполнительный продюсер телеканала «UA: Крим» Осман Пашаев. В свое время единственный, уволенный с моего телеканала «Интер» «по статье» за профнепригодность. Это главный редактор еженедельника «Зеркало недели» Юлия Мостовая, экс-жена покойного политика и аналитика Александра Разумкова, сегодня — жена экс-министра обороны Украины, ныне политика Анатолия Гриценко. Это скандально известный гей и политический обозреватель Виталий Портников. Который, к слову, бывает на Украине не очень часто, предпочитая любить Украину на расстоянии. Это телеведущая Татьяна Даниленко, по совместительству гражданская жена (по крайней мере в недавнем прошлом) бывшего журналиста, провокатора, а ныне политика-депутата Мустафы Найема.

    Как видите, журналистскую, рукопожатную тусовку из «расстрельного списка» объединяет не только журналистика. Кто-то мог бы сказать о них «мафия». Но не я. Правда, кое-кого здесь не хватает. А именно самой опасной и зловещей журналистки — Алены Притулы. Это она — владелица частного предприятия «Украинская правда», самого гнусного пропагандистского издания еще со времен «Кучма-гейта». Это она была любовницей убитого Георгия Гонгадзе. Это от нее возвращался Гонгадзе в ночь своего исчезновения. Это она жила гражданским браком с убитым российско-белорусским журналистом Павлом Шереметом. Это в автомобиле Притулы его взорвали. Алены в списке нет по простой причине. Она «крышуется» куда более могущественными силами, чем Порошенко. Самим Вашингтоном. Так что включить ее в пул «журналистской сотни» у президента Украины руки коротки.

    Остальные же были польщены, став VIP и получив прямой телефон Порошенко. Правда, получили они и все остальное, что к этому статусу причитается. Будут ходить под круглосуточной государственной охраной. Апофеоз свободы слова на Украине. До выборов — год. До начала избирательной кампании — полгода. Игра по-крупному. Порошенко идет ва-банк. Ставки сделаны. А то, что за «делом Бабченко» стоит конфликт интересов разведки и контрразведки — не существенно. Потому что спецоперация провалилась на международном уровне. И будет страшной, угрожающей тучей нависать над Киевом возможная реакция западных партнеров, которую сейчас прорабатывают в столицах ЕС и «семерки», на основании рапортов послов. По слухам, Украину со стороны главного партнера, США, курирует сам вице-президент, Майкл Пенс. Что скажет он? Запасайтесь попкорном. Вы все увидите своими глазами.

    1 Организация запрещена на территории РФ.

    Автор: Максим Равреба