Весь мир
Мнимый арест Браудера: британского финансиста готовят к роли сакральной жертвы
Весь мир
«Северный поток — 2» не остановить: страх Копенгагена перед США может оставить Данию без газа из РФ
Следующая новость
Загрузка...

    Мнимый арест Браудера: британского финансиста готовят к роли сакральной жертвы

    Уильям Браудер.

    История с арестом и последующим моментальным освобождением в Испании Уильяма Браудера, главы инвестиционного фонда Hermitage Capital Management (НСМ — зарегистрирован в офшоре Гернси), а также одного из главных фигурантов и лоббистов небезызвестного «дела Сергея Магнитского», — весьма симптоматична. Прежде всего, потому что об этих фактах стало известно из твиттера самого Браудера, в то время как компетентные источники — например, пресс-служба испанской полиции — их не подтверждают. Следовательно, данные сообщения следует рассматривать как сделанные от имени Браудера и в интересах самого Браудера. А с какой целью это ему понадобилось? И от какого огня этот дым?

    Ответ на эти вопросы, при всей видимой незначимости и даже вероятной «фейковости» самого события, на самом деле чрезвычайно важен, поскольку фигура Браудера — одна из «лакмусовых бумажек», по которым можно определять тенденцию развития отношений между «коллективным Западом» и Россией.

    Внук генсека и его фонд в России

    Из биографии главного героя известно, что он родился в 1964 году в Чикаго, его дед — генсек компартии США Эрл Браудер, все три сына которого, включая и Феликса, отца Уильяма, стали известными американскими математиками. То есть склад мышления понятен, и хорошо считать глава Hermitage Capital Management умеет, причем считать — не только деньги.

    Основанный им в 1996 году вместе с миллиардером Эдмондом Сафрой (загадочно погиб при пожаре на собственной вилле в Монако 3 декабря 1999 года) НСМ был одним из крупнейших (согласно утверждениям самого Браудера — третьим по величине) среди инвестиционных фондов, которые действовали в России в период «рыночных реформ», ныне именуемый «лихими девяностыми». 

    Общий объем активов НСМ в России достигал 4,5 млрд долл., под ее управлением находились пакеты акций «Газпрома», «Сбербанка», РАО «ЕЭС России» и других «естественных монополий», используя которые Браудер активно влиял на социально-экономические и политические процессы в нашей страны — например, через механизм «защиты интересов миноритарных акционеров». 

    С началом президентства Владимира Путина почти четырехлетний «золотой век» в отношениях между российской властью и Уильямом Браудером закончился. «Моментом истины» стал запрет его въезда на территорию России (ноябрь 2005 года), а апофеозом — арест Сергея Магнитского в рамках возбужденного против НСМ уголовного дела с обвинением в хищении 5,4 млрд рублей (230 млн долл.) из федерального бюджета (ноябрь 2008 года).

    По итогам расследования Браудер приговаривался российскими судами к 9 годам колонии общего режима с лишением права заниматься предпринимательской деятельностью на территории РФ (июль 2013 года) и — совместно с партнером Иваном Черкасовым — к штрафу в 4,2 млрд рублей (декабрь 2017 года).

    Уильям Браудер.

    Начиная с 2006 года, Уильям Браудер был одним из главных инициаторов и лоббистов различных антироссийских информационных кампаний, позиционируя себя в качестве борца против коррупции в политических «верхах» РФ. В этом качестве британский подданный пользовался безусловной и всеобъемлющей поддержкой со стороны «коллективного Запада». Ордера на его арест, выдаваемые российскими судебными органами Интерполу, блокировались и не исполнялись, а высказывания, направленные против Кремля, широко тиражировались глобальными масс-медиа.

    При этом — важная деталь! — Браудер за все это время ни разу не воспользовался правом на судебную апелляцию: ни на территории РФ, ни за рубежом.

    «Заметание следов»

    Не вдаваясь в различные и весьма многочисленные подробности действий Уильяма Браудера, на основе имеющейся информации можно предположить, что им движет не столько стремление «отомстить Кремлю» за утраченный в России статус, сколько страх быть лишенным свободы и, возможно, жизни. 

    Иными словами, Браудер управляем и является не более чем «фронтменом» неких весьма влиятельных сил международного масштаба, которые предпочитают сами не «светиться» и держат главу НСМ «на крючке» какого-то убийственного для него компромата. Понимая при этом, что если данная фигура окажется в зоне действия российского правосудия (и спецслужб), то и для них это ничего хорошего не принесет.

    Отсюда следует вывод, что блиц-арест и немедленное освобождение Браудера в Испании, заявленные им самим, — еще одно свидетельство того, что в отношении России на Западе начали происходить системные изменения, которые могут привести к реальной выдаче данной фигуры властям РФ. 

    Сценарии «заметания следов» для таких случаев существуют давно и носят достаточно типовой характер. В данной ситуации не исключена «трехходовка»: «Москва хотела меня арестовать» — «У Москвы не получается меня арестовать» — «Москва захотела меня убить», — с торжественными похоронами «сакральной жертвы» и очередным взрывом антироссийской истерии по этому поводу во всех глобальных масс-медиа. 

    Таким образом, «арестантские» твиттеры Уильяма Браудера, скорее всего (хайли-лайкли), являются завязкой данного сценария.

    Автор: Олег Щукин