Новороссия
Немного мира в огромной беде. Колонка Руслана Мармазова
Новости Сирии
США поддерживают сохранение зоны деэскалации на юго-западе Сирии – Помпео
Следующая новость
Загрузка...

    Немного мира в огромной беде. Колонка Руслана Мармазова

    Немного мира в огромной беде. Колонка Руслана Мармазов

    Во сто крат круче было бы, если прийти, скажем, на Колизей посмотреть, а там самые натуральные ристалища, идущие на смерть гладиаторы приветствуют руководство империи, язычники беснуются на трибунах. Эдак было бы, скажем, аутентично. Нынче ничего подобного в Риме не найти, и слава Богу! Ведь на такое представление можно было бы попасть и в делегации христианской общины, допустим, на ужин львам или крокодилам, к пущему восторгу развращенного плебса.

    Сандалики Юпитера

    Времена сменились, в Колизее уже много веков никого не рубят на куски для развлечения. А туристы валом валят, фоткаются, языками цокают, обеспечивают работой производителей сувениров в Китае и местных ряженых легионеров.

    Немного мира в огромной беде. Колонка Руслана Мармазов

    Если представить фантастический случай, что из былых времен какого-нибудь тонкого знатока и смакователя колизейной жизни забросить в современность, так он бы рехнулся, клянусь сандаликами Юпитера. Или, во всяком случае, никак не понял бы, что такого нашла эта смешная и нелепая толпа для своего восторга и почему добровольно отдает деньги за входной билет? Ведь это просто груда камней, бледная тень былого великолепия. К тому же, на арене ничего не происходит. Не то что гладиаторов не найдешь — никто друг другу нос даже не расквасит. Вот, типа, раньше было — да!

    Немного мира в огромной беде. Колонка Руслана Мармазов

    В каком-то смысле гость из прошлого был бы прав. Но только со своей древнеримской колокольни, или что там у них вместо этого было. У каждой избушки — свои игрушки, у каждого мгновенья — свой резон. Да, античная эпоха давно миновала. И что, людям современности нельзя о ней порассуждать, примериться, рассмотреть то, что осталось? Остальное прекрасно дорисуют собственное воображение и разработки многочисленных экспертов.

    Важный закуток донецкого Колизея

    Примерно об этом ваш автор размышлял, двигаясь знакомым маршрутом по улицам родного Донецка в сторону «Донбасс Арены». Вполне, между прочим, колизеистое сооружение из прошлой, завершившейся в 2014 году, эпохи. Но поскольку предание свежо, а времена теперь отнюдь не античные, возрождение стадиона к жизни выглядит несколько менее фантастичным, чем вызов свидетеля из времен Спартака (который восставший раб, а вовсе не московская команда).

    Мне довелось достаточно долго работать в «Шахтере», в том числе и на «Донбасс Арене», со спецификой знаком. И сразу скажу, как использовать сегодня в условиях войны, экономических и прочих сложностей одно из лучших спортивных сооружений Европы в чисто футбольных целях — понятия не имею. Но оказалось, что вернулся к жизни и заработал музей ФК «Шахтер» на «Донбасс Арене». Это, доложу вам, событие.

    Немного мира в огромной беде. Колонка Руслана Мармазов

    Пару тройку месяцев тому назад прошла информация, мол, скоро заведение снов примет посетителей. Тогда еще была сделана оговорка, что «Шахтер»-де — команда с длинной историей, которая принадлежит Донбассу. Это важный момент, чуть позже уясните, почему именно.

    Как только открытие музея было проанонсировано, я, скажу честно, несколько удивился. Дело в том, что и до войны подлинных экспонатов, связанных с «Шахтером», было не так уж и много. Исторически так сложилось. До какого-то времени этим вопросом никто не занимался, а когда поступила команда клубного руководства готовиться к запуску музея, собрать что-то стоящее оказалось достаточно сложно.

    Артефакты были или утеряны, или разошлись по частным собраниями. Скажем, важнейший приз легендарного Виталия Старухина один коллекционер вытащил буквально из собачьей будки во дворе уныло доживающей свой век футбольной звезды. И хорошо, что вытащил: смог сохранить. Правда, не в клубном музее, а в частном собрании, но хотя бы так.

    Немного мира в огромной беде. Колонка Руслана Мармазов

    Тем не менее, кое-что интересное на стендах музея все-таки осело. А некоторая скромность экспозиции компенсировалась всякими интерактивными примочками. Что, разумеется, тоже нормально. Посетителю должно быть интересно, а уж какими методами этого добиваться — второй вопрос.

    Не хватает только тумана

    Так вот я и задумался, а что же будут теперь демонстрировать в музее «Шахтера»? Почему-то была твердая уверенность, — причем, не только у меня: аналогичным образом мыслили и многие мои бывшие коллеги по клубу, которые остались в Донецке, — что экспонаты были вывезены, скажем, в Киев. Согласитесь, в этом была бы некоторая логика.

    Сначала команда, а за ней и клубные структуры покинули Донецк. Как и почему это произошло, не время рассуждать, принимаем только факт. Определенное время сообщение между убывшим на Украину «Шахтером» и его болельщиками в ДНР поддерживалось гуманитарными конвоями фонда Рината Ахметова, потом и эта нить прервалась.

    Немного мира в огромной беде. Колонка Руслана Мармазов

    В клубе всегда особо подчеркивалось, как ценятся там традиции «Шахтера» и его история. Стало быть, по идее, с территории ДНР, которую руководство чемпионов Украины официально не признает, в первую очередь должны были увезти атрибуты этой истории, в смысле, экспонаты музея. Но или в «Шахтере» на полном серьезе думали очень быстро вернуться в Донецк (интересно, как технически?), или впопыхах забыли об экспозиции, сосредоточившись на чем-то более для себя важном... Короче говоря, сегодня музей «Шахтера» на «Донбасс Арене» почти ничем не отличается от самого себя довоенного образца.

    Мне когда-то довелось вести митинг (или что-то в этом роде), когда музей открывался. Потом, разумеется, по разным поводам и со всевозможными делегациями я бродил по экспозиции. Но такого кайфа, как сейчас, не было никогда. Не стану врать, для меня это было ошеломительное и радостное событие. Вообразите себе: славная история донецкого «Шахтера», включая копию Кубка УЕФА, коллекцию серебряных кубков Мирчи Луческу, конспекты Виктора Носова, вратарский свитер Юрия Дегтерева и так далее, и тому подобное, и находятся — в Донецке.

    Немного мира в огромной беде. Колонка Руслана Мармазов

    И снова доступны всякому желающему, кому не жалко заплатить 60 рублей за вход. Работник музея, узнав меня, засомневался, стоит ли брать деньги. Как не крути, а я, считайте, действующий экспонат. Но я настоял, купил. Этот билет — сам по себе исторический документ.

    Пока не работает так называемый туманный экран — технологичная фишка, когда на стене из нежного водяного пара демонстрировался видеоролик – эффектная штука. Но, полагаю, это вопрос времени. А кинозал, например, функционирует. Когда я пришел в музей, там как раз парни смотрели фильм о сезоне 2008-2009 года, когда «Шахтер» выиграл единственный в своей истории европейский трофей — Кубок УЕФА. Видеопанели в залах музея исправны, на них крутятся различные сюжеты из такой недавней, но уже безумно далекой истории «Шахтера». Никого, кстати, не смущает, например, что зачастую центральной фигурой в кадре является президент клуба Ринат Ахметов.

    Фантомные боли болельщиков

    В современном Донецке к «Шахтеру» и его руководителю отношение, мягко говоря, неоднозначное. Как ни крути, но клуб находится с другой стороны линии фронта, пытается мимикрировать и подстроиться под реалии рехнувшейся Украины. Той самой Украины, которая ежедневно в течение уже многих лет систематично уничтожает Донбасс. Причем это уже не фигура речи. Когда говорится об уничтожении, имеются в виду снаряды, мины, ракеты. Все это, как несложно смекнуть, не добавляет ни любви, ни уважения.

    Немного мира в огромной беде. Колонка Руслана Мармазов

    Мне довелось все эти годы наблюдать воочию, как постепенно иссякает интерес жителей Донецка к некогда обожаемому клубу. Расхожая фраза у бывших болельщиков такая: «В 2014 году как отрезало, мне нет до них дела». Или: «Я болел за донецкий «Шахтер», а за львовский, харьковский, мариупольский пусть болеют другие». Так, конечно, проще. Кстати, раз одним махом отрезало, значит, не слишком крепко и пришито было.

    Немного мира в огромной беде. Колонка Руслана Мармазов

    Но есть и те, кто был привязан к команде куда сильнее. Им, понятно, приходится туго. Да и поймите правильно, когда идет война прямо у тебя дома, футбол даже для самого бешеного его почитателя уходит куда-то на задний план. Потому что есть вещи поважнее. Например, вопрос жизни и смерти.

    О былом ажиотаже не может быть и речи. В этом году где-то там, на далекой Украине, «Шахтер» взял «золотой дубль». Донецк к этому достижению остался практически равнодушен. Пожалуй, «Шахтер» стремительно превращается в былинный образ из прошлого, когда все было мирно и красиво. Тот период закончился. Ему посвящена и экспозиция музея — 1936 — 2014.

    Немного мира в огромной беде. Колонка Руслана Мармазов

    И у «Шахтера», который кочует и развлекает своей игрой жителей украинских городов, тоже начался новый период, непохожий на все, что было раньше. Он не сегодня начался, а в мае 2014 года, когда под ударами украинской авиации рухнул донецкий аэропорт, а команда на автобусе через блок-посты уехала в Запорожье, чтобы улететь на сборы в Европу, а оттуда вернуться уже не в Донецк, а во Львов. 

    Это качественно новый этап. Хороший или плохой? Я его застал только в самом начале, так что особо судить не берусь. Скорее всего, так себе времечко. По фактам, которые долетают с той стороны, много некрасивого, унизительного даже. Того, что прежний «Шахтер» не позволял с собой делать. Впрочем, это уже не моя тема.

    Будет ли пользоваться спросом музей «Шахтера», спросят любознательные читатели. Не жду безудержного наплыва посетителей и очередей, но кто-то и пойдет, чтобы вспомнить былое, предаться сладкой и одновременно горькой ностальгии. Вспоминать-то есть что. У донецкого «Шахтера» была длинная и достойная история.

    Автор: Руслан Мармазов