Украина
Какая страна, такой и флот: российский КЧФ бьет ВМС Украины по всем статьям
Спорт
ЧМ-2018: гол экс-капитана «Краснодара» принес Швеции победу над Южной Кореей
Следующая новость
Загрузка...

    Какая страна, такой и флот: российский КЧФ бьет ВМС Украины по всем статьям

    Какая страна, такой и флот: российский КЧФ бьет ВМС Украины по всем статьям

    22 мая на Белом море выдался почти полный штиль. На его фоне расползающееся по водной глади облако, из которого почти одновременно вырвалась в небо четверка баллистических ракет, смотрелось особенно контрастно… 

    Примерно в то же самое время на другом конце континента маленький буксир «Чапаев» со скрежетом развел пешеходный мост через Ингул, пропуская в сторону Бугского лимана столь же маленький боевой катер с надписью «Р-174» на борту. 

    Так на этой неделе наглядно была продемонстрирована разница уровней ОПК России и Украины…

    Главное достижение того дня российских моряков и корабелов — головной ракетный подводный крейсер стратегического назначения проекта 955 (шифр «Борей») К-535 «Юрий Долгорукий» (подводное водоизмещение 24.000 тонн ) произвел из акватории Белого моря успешный залповый пуск четырех межконтинентальных баллистических ракет Р-30 «Булава» по полигону Кура на Камчатке. 

    Главное достижение того же дня украинских моряков и корабелов — Николаевский судостроительный завод — вернее, то, что от него осталось, — успешно завершил очистку и окраску наружной обшивки корпуса малого бронированного артиллерийского катера проекта 58155 (шифр «Гюрза-М») Р-174 «Аккерман» (полное водоизмещение 50,7 тонн).

    Украина: курс на деградацию

    Вышеописанные военно-морские реалии стали закономерным итогом развития после 1991 года как российского, так и украинского ОПК. Оба оборонно-промышленных комплекса, когда-то представлявшие собой единое целое, после распада СССР в буквальном смысле вынуждены были учиться жить по-новому. 

    Поскольку стартовые условия у отечественных оборонщиков оказались лучше, чем у их украинских визави, да и господдержка Россией собственного ОПК в конечном итоге оказалась более конструктивной, чем с этим обстояло дело на Украине, получилось то, что получилось. Россия строит на «Севмаше» серийно РПКСН 4-го поколения, а Украина… Украина на личном заводе своего президента серийно строит бронекатера, которые неплохо смотрелись бы где-нибудь в дельте Меконга во время войны во Вьетнаме, но в 2018 году с опаской выруливающие в Черное море. 

    Нет, это вовсе не означает, что в России кораблестроительный комплекс работает без сучка и задоринки. Будь это так, не было бы срывов сроков постройки и ремонта кораблей наших ВМФ, да и президенту России Владимиру Путину не пришлось бы 17 мая в Сочи обсуждать с военными и представителями промышленности проблемы исполнения гособоронзаказа предприятиями ОСК. 

    Какая страна, такой и флот: российский КЧФ бьет ВМС Украины по всем статьям

    Ключевая разница в состоянии кораблестроения между российским и украинским ОПК заключается в том, что когда в России идут задержки с вводом в строй заложенных кораблей, на Украине дело даже до закладки полноценных боевых единиц морской зоны не доходит. По крайней мере, пока.

    Разрыв отраслевых цепочек, утрата возможностей по кооперации с поставщиками комплектующих из других бывших республик СССР, в первую очередь из России, недофинансирование, потеря компетенций и подготовленных кадров, стремительное устаревание производственной базы, формирование и распределение гособоронзаказа в соответствии с пожеланиями частных лоббистов — все эти составляющие общей деградации украинского ОПК резко усилились после Евромайдана. 

    А для «незалежной» ведь все так хорошо начиналось!.. При разделе советского наследства Украине достался мощнейший кораблестроительный комплекс в Николаеве, а также 137 боевых кораблей, катеров, вспомогательных судов и иных плавсредств из состава КЧФ. 

    Конечно, не все единицы из этой армады находились в ходовом состоянии. Например, достраиваемый в Николаеве ракетный крейсер «Адмирал Флота Лобов», спешно переименованный новыми владельцами в «Украину», имел 75 % готовности. Тем не менее, факт есть факт — 137 вымпелов были переданы ВМСУ. 

    О том, что последовало вслед за этим эпохальным событием, журналист телеканала «112 Украина» Богдан Пиленко снял в 2017 году документальный фильм «Морской бой». Исходя из названия, можно предположить, что картина повествует о некой славной победе ВМСУ. В реальности же фильм описывает процесс хронического недофинансирования украинских военно-морских сил, «удачно» дополненного масштабным разграблением и уничтожением корабельного состава ВМСУ, которые организовали как собственное командование, так и иные интересанты с украинским гражданством. 

    Какая страна, такой и флот: российский КЧФ бьет ВМС Украины по всем статьям

    Сам Пиленко в данном им интервью процесс погрома ВМСУ постарался описать по возможности политкорректно: 

    «В фильме мы пытаемся дать ответы на эти вопросы [о том, куда исчез украинский флот. — прим. ФАН]. Если резюмировать, причины таковы: шантаж другого государства, собственная нерешительность и непонимание ситуации, которая была в 1990–2000-х годах. Получилось, что мы то корабли резали, то получили лишь 18% состава Черноморского флота СССР по договоренностям с РФ, то за газ рассчитались своим флотом. Одного виновного назвать сложно…»

    Растянувшаяся во времени до самой «Крымской весны» деградация ВМСУ привела к тому, что летом 2014 года в распоряжении украинских моряков кораблей оказалось меньше, чем пальцев на руках. Да и численность личного состава ВМСУ после воссоединения Крыма с Россией тоже заметно уменьшилась — многие из тех, кто раньше присягал на верность жовто-блакитному прапору, предпочли остаться на полуострове, а то и вовсе перейти на службу в ВС РФ. 

    Красочней всего жизненный путь военно-морских сил Украины можно описать тремя цитатами офицеров самих ВМСУ. 

    Этап первый: «В целом у нас есть все, чтобы реализовывать любые проекты. Единственное препятствие — отсутствие денег». 

    Этап второй: «Плох тот украинский офицер, который не мечтает стать российским контрактником». 

    Этап третий: «Мы не морская держава, мы держава у моря». 

    Какая страна, такой и флот: российский КЧФ бьет ВМС Украины по всем статьям

    Неутешительный бэкграунд

    Пока одни украинцы пилили и распродавали свои корабли, другие пытались строить корабли новые. Первые на своем поприще, как мы знаем, добились колоссальных успехов. Вторым повезло куда меньше. В частности, с момента появления независимой Украины и по сей день украинские корабелы смогли построить следующие боевые единицы:

    — 2 малых десантных корабля на воздушной подушке проекта 958 (шифр «Бизон» — украинская версия советского МДК проекта 12322, шифр «Зубр», водоизмещение 555 тонн) для Китая;
    — 18 патрульных катеров проекта 50030 (шифр «Калкан», водоизмещение 8,5 тонн) для украинских пограничников и еще 5 таких же катеров для Туркмении;
    — 1 патрульный пограничный катер проекта 58130 (шифр «Орлан», водоизмещение 40 тонн);
    — 2 малых бронированных артиллерийских катера проекта 58150 (шифр «Гюрза», водоизмещение 38 тонн) для Узбекистана;
    — 6 малых бронированных артиллерийских катеров проекта 58155 (шифр «Гюрза-М», водоизмещение 50,7 тонн).

    Кроме того, были достроены полученные в высокой степени готовности фрегат проекта 11351 «Гетман Сагайдачный» (бывший пограничный сторожевой корабль, шифр «Нерей», водоизмещение 3650 тонн) и корвет проекта 1124М «Тернополь» (бывший малый противолодочный корабль, шифр «Альбатрос», водоизмещение 1220 тонн). 

    Традиционная зрада заключается в том, что последний 21 марта 2014 года перешел под контроль ВС РФ. Зато в распоряжении ВМСУ остался корвет почти такого же проекта 1124П «Винница». Правда, его техническое состояние таково, что украинцы до сих пор не могут решить, списать ли корвет прямо сейчас или дать «Виннице» возможность «еще помучиться».

    Это все, что смог изготовить ОПК Украины за десятилетия «незалежности» для военных моряков.

    Какая страна, такой и флот: российский КЧФ бьет ВМС Украины по всем статьям

    Добавим, что к лету 2018 года официально на Украине в постройке находятся 2 десантно-штурмовых катера проекта 58181 (шифр «Кентавр», водоизмещение 55 тонн) и корвет проекта 58250 «Владимир Великий» (водоизмещение 2650 тонн). 

    «Кентавры» строятся на принадлежащем Петру Порошенко ЧАО «Завод «Кузница на Рыбальском», а посему сомнений в том, что катера будут достроены, нет. Корвет же был заложен еще в 2011 году на стапелях Черноморского судостроительного завода в Николаеве… С тех самых пор постройка корабля дальше 43% готовности корпуса не продвинулась. 

    С учетом общего плачевного состояния кораблестроительного комплекса в Николаеве и отсутствия на Украине собственного производства множества необходимых для корвета систем, например систем вооружений, можно констатировать, что перспективы достройки «Владимира Великого» близки к нулю. 

    Читайте также: ВСУ не поймут, откуда прилетает: Баранец о возможной помощи Донбассу

    В дополнение к этому следует добавить, что корабельный состав ВМСУ предполагается пополнить также средним разведывательным кораблем, в который должен быть перестроен корпус одного из ржавеющих на территории «Кузницы на Рыбальском» недоделанных рыболовных траулеров еще советских времен. 

    Кроме того, с особым нетерпением на Украине ожидают закладки первых ударных единиц современных ВМСУ — ракетных катеров проекта «Лань», чье создание должно вестись на базе спроектированных украинцами для Вьетнама артиллерийских и патрульных катеров проекта ТТ400ТР (водоизмещение 445 тонн). Однако сроки начала постройки «Ланей» критично зависимы от завершения испытаний первых украинских противокорабельных ракет «Нептун», сконструированных на основе советских ПКР Х-35. 

    Нечто похожее на бросковые испытания «Нептуна» Украина продемонстрировала только в конце января 2018 года. С учетом необходимости отработки турбореактивного двигателя и системы управления/наведения ракеты, до принятия на вооружение «Нептуну» еще летать и летать… Таким образом, в краткосрочной перспективе появления в составе ВМСУ ракетных катеров ждать не стоит. 

    Учтем это. Вспомним также, что идея достройки Киевом ракетного крейсера «Украина» фантастична априори. Что получим? Вывод о том, что оперативно реализовать в составе ВМСУ хоть что-то похожее на ударную компоненту украинцы могут лишь двумя путями. 

    Первый — получение кораблей и катеров-ракетоносцев из-за границы. Этот вариант неоднократно обсуждался в Киеве, но вот воплотить его в жизнь украинцам не удалось до сих пор. И вряд ли получится в обозримом будущем. Даже передаваемую американцами бесплатно пару б/у патрульных катеров типа «Айленд» (водоизмещение 168 тонн) Украина не торопится получить! Потому что Киев не хочет платить за транспортировку катеров и обучение их экипажей…

    Второй — вооружать свой активно формируемый «москитный флот» адаптированными к морским условиям противотанковыми ракетными комплексами, как это имело место на малых бронированных артиллерийских катерах проекта 58155, получивших созданные конструкторским бюро «Луч» ПТРК «Барьер-ВК». Но следует понимать, что, во-первых, ракета ПТРК — это далеко не ПКР. Их дальность стрельбы и мощность БЧ несоизмеримы. Во-вторых, судя по отсутствию фото- и видеодоказательств использования украинскими бронекатерами своих ПТРК, с работоспособностью «Барьеров-ВК» в морских условиях сохраняются проблемы.

    Читайте также: Штаб-армия: Украина проигрывает борьбу за соответствие ВСУ стандартам НАТО

    Вот такой кораблестроительный бэкграунд имеется у ВМСУ. 

    В то же время только для Черноморского флота Россия за последние годы построила и ввела в строй 3 фрегата проекта 11356 (шифр «Буревестник», полное водоизмещение 4035 тонн) и 6 многоцелевых дизель-электрических подводных лодок проекта 636 (шифр «Варшавянка, подводное водоизмещение 3950 тонн). Причем все эти корабли являются ударными единицами, вооруженными новейшим ракетным комплексом «Калибр».

    Какая страна, такой и флот: российский КЧФ бьет ВМС Украины по всем статьям

    Без радужных перспектив

    Итак, в 2018 году Украина действительно все больше напоминает не морскую державу, а державу у моря. 

    Вообще, конец нынешней весны, отмеченный открытием первой очереди Крымского моста, стал хорошей «контрольной точкой». Помимо прочего, она позволяет отследить, к чему пришли через четыре года конфронтации Россия и Украина — основные фигуранты «Крымской весны» 2014-го. 

    Помимо образной картинки — одна страна с МБР, а другая с ведерком краски — можно обратить внимание на сохраняющееся превосходство в силах и средствах, которым наше государство обладает на Черном и Азовском морях. В немалой степени эта ситуация обеспечивается соотношением военно-морских сил сторон, складывающемся отнюдь не в пользу Украины. 

    Современный Краснознаменный Черноморский флот кроет по своим боевым возможностям Військово-морські сили України, как бык овцу. Причин для какого-либо изменения этого status quo пока не просматривается. Это не хорошо или плохо, это просто факт. Факт, который учитывается в Москве и с которым придется смириться в Киеве. 

    Впрочем, судя по тому, что Петр Порошенко объявил о готовности преобразовать украинскую морскую пехоту в отдельный род войск, то есть в значительной мере обособить ее от ВМСУ, в какие-то радужные перспективы для украинских военно-морских сил не верит и сам президент Украины.

    Автор: Андрей Союстов