Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

С чего начинается Родина: Роман Носиков отвечает журналистке «Эха Москвы»

0 Оставить комментарий

С чего начинается Родина: Роман Носиков отвечает журналистке «Эха Москвы»

Мне всегда радостно видеть своего собрата-человека, задумавшегося о чем-то важном и высоком. В данном случае поводом для радости послужила журналистка «Эха Москвы» Карина Орлова, застуканная мною в позе мыслителя и задавшаяся вопросом о природе русского патриотизма. 

Наука для извозчика

Патриотизм — предмет крупный: в хорошенькую головку он никак не помещался. Журналистка сердилась (орфография и пунктуация сохранены). 

«Каждый год в мае случается День Победы, в мае же отдыхающие и живущие за границей россияне участвуют в кастингах для сериала «Ходячие мертвецы», а раз в четыре или шесть лет вдобавок инаугурируют Путина. 2018-й выдался настоящим високосным годом в плане патриотизма — случились все три скрепоносных события. Ну вот я и задумалась. А откуда, собственно, патриотизм взялся и почему в России патриотизм такой особенный, ни на что не похожий?»

Хочу поздравить сограждан с крупным достижением — наши усилия по организации «Бессмертного полка» в течение нескольких лет не прошли даром. Они послужили причиной начала серьезной умственной работы в голове журналистки Орловой. Каких-то несколько лет — и она задумалась о патриотизме. 

Посмотрим же, в чем она видит его особенности. 

«Начнем с того, что только русские используют в английском языке слово motherland (земля-мать, или земля матери) для обозначения слова «родина». Для американцев, как и для британцев, родина — это homeland, «земля дома» дословно. Все другие иностранцы, говорящие на английском языке, тоже используют слово homeland».

Действительно интересно. Журналистка живет в Америке — и должна отлично знать нюансы английского языка. А также связанные с этими нюансами особенности национальных психологий.

На самом деле, слово «motherland» в английском вполне употребляется и даже становится названием для сериалов. А слово «homeland» появилось в американском английском относительно недавно — с целью заменить «fatherland», которое приобрело негативные коннотации после немецкого «фатерлянд» времен Второй Мировой. И слово это означает «страна происхождения». Не более. Чтобы это слово начало обозначать народ, культуру и Родину — его надо написать с большой буквы. 

В принципе, знание этого факта для корреспондента в Вашингтоне отнюдь не лишнее, поскольку более точно обрисовывает культуру страны пребывания. Но это, конечно, наука не для барыни, а для извозчика. 

С чего начинается Родина: Роман Носиков отвечает журналистке «Эха Москвы»

Верминофобия

Пойдем дальше. 

«Совершенно правильная концепция: там где дом, там и родина. Вот допустим, если человек уехал из России в США в длительную командировку, на год или три, то для него, конечно, временным местом жительства будет США, но дом все равно остается в России. А если человек приехал из другой страны давно, годы назад, живет в США по грин карте или американскому паспорту и возвращаться не собирается, только если родственников навестить. Для него где родина? Очевидно, для не зараженного патриотизмом homeland в данном случае будет США, то есть там где дом. То есть, где планы и мечты, карьера, семья, друзья. Или просто где чувствуешь себя дома, что бы это ни значило. Но нет, представьте себе, русские, в том числе представители подавленного просвещенного меньшинства, все равно описывают Россию словом motherland. Так что же это за феномен такой?»

Сложно журналистке Орловой. Как это — гринкарта США, а motherland — все равно Россия? Все более глубоко приходится ей закапываться в научные трактаты:

«Научного объяснения феномена любви к родине и стремления в нее во что бы то ни стало возвратиться нет. Ну нет в мозгу человека такого химического вещества, которое бы объясняло любовь к месту рождения просто потому, что это место рождения. И тем более, если это место рождения ничего хорошего не принесло».

Читайте также: А вот мой яндекс-кошелек: Роман Носиков об украиноугодных и сути незалежности

В конце концов, журналистка, отчаявшись как-то обосновать российский патриотизм, решает, что это вирус такой: 

«Россияне, включая представителей подавленного просвещенного меньшинства, не рождаются с лишней патриотической хромосомой в голове. Напротив, их воспитывают так, что родина для них — это мать-земля. Где бы ты ни был, сын отечества — уехал ли ты наемником убивать повстанцев в Сирии, расстреливаешь ли украинцев на Донбассе, или мирно строишь карьеру и растишь двоих детишек в Сан-Диего, воплощая американскую мечту, есть далекая страна Россия, которой ты обязан по рождению. Родила тебя не только мать, но и Россия-матушка. И хотя с хромосомой патриотизма не рождаются, но подсадить одноименный вирус человеку можно».

Надо спасать журналистку Орлову. Потому что верминофобия (боязнь вирусов) — штука малоприятная, опасная и не эстетичная: отказ от социальных контактов, отказ от пищи, анорексия, злоупотребление антибиотиками… В случае с боязнью вируса русского патриотизма это может привести к проблемам самоидентификации, комплексу неполноценности, мании величия и русофобии.

С чего начинается Родина: Роман Носиков отвечает журналистке «Эха Москвы»

Проблема с самооценкой

Итак, что же такое для нас Родина? Чего не видит журналистка Орлова? Собственно, ответ заключается в двух фразах самой гражданки Орловой: 

«Родила тебя не только мать, но и Россия-матушка. <...> Это место рождения ничего хорошего не принесло».

Журналистка, конечно, иронизирует, когда говорит, что «родила тебя не только мать, но и Россия-матушка». Для нее это утверждение абсурдно. Но это по той же причине, по какой у нас история слова «homeland» осталась за пределами внимания. По причине ясности ума. Ведь именно это качество Карина наиболее ценит в себе. 

На самом деле, Родина действительно «рождает» человека. Но не в прямом смысле. 

Дело в том, что человек — существо социальное. И, чтобы стать человеком, ему нужны другие люди. Ему нужны эмоциональные и социальные связи. Человек должен отличать добро от зла. Ему необходимы образование и мировоззрение. И получает все это человек из культуры. 

Культура создается народом в течение всего периода исторического бытия, слой за слоем. И мы делаемся людьми — теми, кто мы есть, — в результате этого многовекового труда. Проделанного до нас, а затем и вместе с нами. 

Читайте также: Обокрасть рядового Овчаренко: Роман Носиков о новом изводе приватизации

То есть мама рожает нас физически. Духовно же нас рождает именно Родина. Это она дает нам Добрыню Никитича и Илью Муромца, Василису Прекрасную и Сергея Королева. Змея Горыныча и Кощея, Сергия Радонежского и Юрия Гагарина, Луку Войно-Ясенецкого и Иосифа Сталина. Это она дает нам первую учительницу, первого товарища, первый разбитый нос и первую любовь. То, без чего невозможно стать человеком. То, без чего невозможно стать полноценным. То, без чего невозможно научиться отличать добро от зла. 

Чувство благодарности за самих себя, связывающее нас с Родиной, очень близко к тому, что нас связывает с матерью. 

И когда журналистка Орлова говорит: «Родила тебя не только мать, но и Россия-матушка. <...> Это место рождения ничего хорошего не принесло», — тебе становится ее жалко. Потому что ты понимаешь, что тут проблема с самооценкой. 

Кто-то объяснил журналистке Орловой, что она — плохая и негодная девочка, потому что ее, мол, плохо родили. И Карина теперь из кожи вон лезет, чтобы смыть с себя клеймо «made in Mother Russia», поскорее выписаться из стигматизированной группы и смыть с себя чувство вины.

Но ведь всего этого маловато будет. Тут надо еще, чтобы тебя в другую группу приняли. Вот тебе и приходится делать все, как они: говорить, думать, небрежно относиться к группе, которую хочешь покинуть, к Родине. И даже еще небрежнее. 

Это может быть особенно обидно в том случае, если причина — не в группе и не в принадлежности к ней, а в самом тебе. Например, когда ты как старую Родину не знала, так и новую — не узнаешь. Как в случае со словом «homeland», не влезающем в хорошенькую головку.
 

Автор: Роман Носиков