Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Северный поток-2: могильщик стучится в двери газового рынка США

0 Оставить комментарий

Северный поток-2: могильщик стучится в двери газового рынка США

Дональд Трамп призвал Германию отказаться от поддержки газопровода «Северный поток-2», утверждает американское издание The Wall Street Journal. По информации газеты, в обмен на это решение американский президент предложил канцлеру Германии Ангеле Меркель переговоры по новому торговому соглашению США и ЕС, которое учтет в своем тексте текущие разногласия сторон.

Американские качели

История со стоимостью нефти возвращается к ситуации 2014 года, когда «черное золото стабильно стоило более 75 долларов за баррель. Сегодня оно и вовсе обновило психологическую отметку 80 долларов за баррель для эталонной североевропейской нефтяной марки Brent. 

Как ни парадоксально, высокая цена на нефть в мире означает для США катастрофическое падение цен на внутреннем рынке. Высокие цены на нефть неизбежно подстегивают рост добычи на сланцевых месторождениях типаPermian или Bakken и, как следствие, увеличивают производство и предложение попутного газа. 

Уже сейчас сланцевый бум на американской нефти попутно заполнил газопроводы страны до предела их пропускной мощности, сбросив цены на природный газ в США до очередного исторического минимума. С продолжением же роста добычи сланцевой нефти, в неизбежности которого при высоких мировых ценах мало кто сомневается, стоимость «голубого топлива» в Западном Техасе и Северной Дакоте может упасть практически до нуля, что вынудит производителей либо отдавать его практически бесплатно, либо сжигать газ прямо в факелах на месторождениях.

Все это неизбежно негативно скажется и на «чистых» газовиках, которые производят только природный газ, — например, на крупнейшем в США сланцевом газовом месторождении Marcellus в Пенсильвании. При прошлом падении внутренних цен на газ в США промыслы даже были вынуждены временно глушить «лишние» скважины, так как добыча природного газа на этом месторождении периодами становилась стабильно нерентабельной. 

Выходом для США в такой ситуации могло бы стать разве что сбрасывание излишков собственного природного газа на экспорт, однако ближайшие соседи США, Канада и Мексика, отнюдь не горят желанием импортировать американское «голубое топливо», предпочитая в основном опираться на свою добычу. 

Поэтому основной целью экспорта из США стали быстрорастущие рынки Юго-Восточной Азии, а также традиционный газовый рынок Европы, на которые можно было зайти только поставляя через океан партии сжиженного природного газа (СПГ). Однако эпопея со строительством СПГ-терминалов, ориентированных на экспорт природного газа из США, затянулась на целое десятилетие. Несмотря на то, что первые проекты были утверждены еще в 2008 году, первый СПГ на экспорт ушел из США лишь в конце 2016 года.

Северный поток-2: могильщик стучится в двери газового рынка США

Поезд ушел, билеты проданы

Основной проблемой столь позднего запуска экспорта СПГ из США стали даже не финансовые потери в связи с затянувшимися стройками, а радикально изменившаяся картинка на мировом рынке СПГ. Пока американские компании неспешно вводили в строй терминалы и еще только думали зайти на мировой рынок сжиженного газа, их конкуренты — в первую очередь, Россия и Австралия — отнюдь не сидели сложа руки и стремительно наращивали собственный экспорт СПГ. 

Это привело к тому, что цены на природный газ с максимумов 2011 года, когда они составляли 14—16 долларов за миллион британских тепловых единиц (mmBTU) в Юго-Восточной Азии и 8—9 долларов за mmBTU в Европе, рухнули до нынешних 7 долларов за mmBTU повсюду в мире.

При этом надо учитывать, что даже при таких низких ценах на европейских и азиатских регазификационных терминалах, СПГ продается намного дороже трубопроводного газа, который, например, по многим долгосрочным контрактам «Газпрома» в Европе сегодня стоит лишь 5—6 долларов за mmBTU (175—210 долларов за 1000 м3). Трубопроводный газ по определению уже находится в трубе, в то время как регазификационный терминал еще берет свою цену за перевалку газа, регазификацию и поставку его в трубу.

Отсюда и проистекают постоянные попытки США разрушить экспортную газовую политику «Газпрома» и, шире того, России. Без решения этих вопросов на каком-либо из ключевых мировых рынков, будь то европейский или азиатский, экспорт СПГ из США обречен на «вымирание» даже при нулевых ценах на внутреннем рынке. Что наглядно продемонстрировали практически околонулевые «успехи» США по поставкам своего СПГ в Европу за прошедшие полтора года работы их экспортных СПГ-терминалов.

Северный поток-2: могильщик стучится в двери газового рынка США

Пиковый интерес Германии

Еще одним фактором, определяющим будущее положение дел на европейском рынке газа, является собственное положение Европы. До последнего времени европейцы умело балансировали между импортом «голубого топлива» и собственным производством газа, за которое отвечали сначала три страны (Великобритания, Голландия и Норвегия), а после исчерпания газовых запасов в английской части Северного моря — оставшиеся две.

Однако уже в 2016—2017 годах в Норвегии произошла окончательная стабилизация добычи: больше 120 млрд м3 страна добывать просто не в состоянии — ввод новых месторождений газа лишь компенсирует падение добычи на старых. А вот в Нидерландах и вовсе произошел коллапс собственной добычи. Нидерланды в добыче газа опираются на единственное сверхбольшое месторождение Гронинген, которое на пике в 2009 году выдало около 60 млрд м3. 

Однако такая интенсивная добыча газа вызвала локальные землетрясения и оползни в густонаселенной Голландии, что вынудило газовщиков выплатить более 1,2 млрд евро компенсаций за нанесенный землевладельцам и домовладельцам ущерб. Итоговым компромиссным решением стало то, что добычу с Гронингена в 2016 году ограничили на уровне в 24 млрд м3, и это разом убрало из газового баланса Европы 36 млрд м3 собственной добычи — около 8% европейского потребления природного газа в год.
 
Кроме того, следует учитывать и тот факт, что общее потребление газа Европой только растет: запланированный переход на возобновляемые источники энергии (ВИЭ) и одновременный отказ от атомных и угольных электростанций во многих европейских странах тут же порождает повышенный спрос на газовые турбины, производящие электроэнергию. Связано это с двумя факторами — с одной стороны, ВИЭ требуют практически полного резервирования газовой генерацией для обеспечения устойчивой работы энергосистемы, и, с другой стороны, вывод из эксплуатации АЭС и угольных ТЭС тут же требует немедленной замены выпадающих объемов генерации именно электростанциями на природном газе.

В итоге «спасителем» Евросоюза в такой сложной энергетической ситуации выступил… «Газпром», который смог в 2017 году предложить наиболее конкурентные условия по поставкам природного газа в ЕС. Парадоксально, но факт: объявленная Брюсселем в середине 2000-х годов программа «ликвидации зависимости от российского монопольного положения на рынке газа», когда «Газпром» занимал на нем около 24%, через 10 лет привела к тому, что российский газовый монополист поставил в Европу 192 млрд м3 газа — или же около 40% европейского потребления «голубого топлива».

Северный поток-2: могильщик стучится в двери газового рынка США

Пиратство на торговых путях

В настоящий момент экспорт российского трубопроводного газа в Европу идет по трем основным направлениям — через Украину, через Белоруссию и по дну Балтийского моря, то есть по трубопроводу «Северный поток». Перспективным направлением продолжает оставаться и южное, через Турцию, однако его значение после отказа от «Южного потока» не столь существенно — Анкара согласилась на транзит лишь 15 млрд м3 российского газа в год, предпочитая в будущем балансировать между несколькими поставщиками газа, в число которых турки хотели бы включить Иран, Азербайджан и, возможно, Туркменистан.

К сожалению, украинское направление российского транзита газа в Европу сегодня находится под полным контролем США, а откровенно пиратская позиция Киева оставляет мало надежд на «украинский транзит» как таковой. При этом очередная «газовая война» на фоне желания Киева урвать свой кусок с транзита остается весьма вероятным сценарием. 

Конечно, в такой ситуации главными жертвами станут страны Центральной и Южной Европы, которые сегодня в значительной мере завязаны на транзит через Украину, однако в число пострадавших (пусть и косвенно) неизбежно попадет и Германия. Для балансировки такого опасного сценария основной надеждой для Берлина остается северное направление, в котором проект «Северный поток-2» остается, по сути, последней надеждой Германии сохранить объемы импорта и обеспечить себе устойчивый рынок природного газа. 

Если для «Газпрома» это скорее вопрос выбора наилучшего маршрута транзита, то для Германии это вопрос энергетической независимости и сохранения своего доминирующего положения в Евросоюзе. Так как та страна, которая, как Турция или Германия, в перспективе станет газовым хабом для Евросоюза, в буквальном смысле будет держать весь Европейский Союз «за трубу», от которой будет зависеть экономическое благополучие и политическая стабильность. 

Логично, что теперь США вплотную начинают заниматься этой проблемой. У них просто нет иного выхода — в противном случае в их руках почти не остается рычагов давления на становящуюся все более независимой Германию. И все меньше шансов продать свой СПГ хоть куда-нибудь в Европу.

Автор: Алексей Анпилогов