Украина
Свобода слова и котлеты — и все по-киевски. Колонка Олега Денежки
Общество
Церемония прощания с Эдуардом Успенским проходит в Москве
Следующая новость
Загрузка...

    Свобода слова и котлеты — и все по-киевски. Колонка Олега Денежки

    Свобода слова и котлеты — и все по-киевски. Колонка Олега Денежки

    Самая демократическая страна в мире успешно ведет боевые действия. Против журналистов. Конкретно в Киеве прошел обыск в офисе РИА Новости Украина, а руководителя новостного агентства Кирилла Вышинского, задержанного ранее, отправили под конвоем из Киева в Херсон для избрания меры пресечения. В три часа ночи. Просто жгучая необходимость.

    Что примечательно, задержали Кирилла во время подготовки им материалов о праздновании 9 Мая в Киеве. Ну, а что? Украинским радикалам скрывать нечего. Все прозрачно. Полная свобода. Хотите осветить какие-нибудь события на Украине? Да запросто. В КПЗ. Под охраной. Окошко с решеткой совершенно свободно для доступа и обозрения.

    Хотя в случае с Кириллом все же есть две непонятные вещи. Первая: по словам активнейших украинских активистов-пропагандистов, на Украине 9 Мая — чуждый для народа праздник. Если это так, то Вышинскому и обозревать было бы нечего. В чем тут опасность для украинской державы?

    Второе: а что, в Киеве нет уже судей и судов? Только в Херсоне остались? Зачем переправлять подозреваемого в мнимых правонарушениях, якобы совершенных им в Киеве, в Херсон для избрания меры пресечения, то есть для акта досудебного разбирательства? Операция удаления аппендицита через… Ну как бы поточнее: через, мягко говоря, ухо?

    Впрочем, логика на Украине, как стало понятно в ходе последних четырех лет, предмет запретный и из практики жизни вычеркнутый. По мнению украинцев, логичность — она для простаков, умные и продвинутые люди пользуются парадоксами. Все по Оруэллу:

    «Война — это мир, свобода — это рабство, незнание — сила».

    Скотный двор — он такой скотный.

    Руководитель новостного агентства РИА Новости Украина Кирилл Вышинский

    Но это все вещи очевидные, а я хочу сказать о другом. Крамольная вещь: в России склонны видеть в подобных действиях характеристику силовых ведомств и правительства Украины. Мол, вот такие злые сотрудники СБУ и чиновники Порошенко творят беспредел. Нет, в принципе это верно, так и есть, но главная вина лежит вовсе не на них, а на наших украинских коллегах из украинских СМИ.

    Да, именно с них все и началось. Причем начиналось еще в середине 90-х. Я говорю это не теоретизируя. Это не моя фантазия, я сам трудился в этих самых украинских СМИ 20 лет: с 1993 по 2013 год. И знаю, о чем пишу. Многие из этих людей были моими довольно близкими друзьями. Бывшими, разумеется, но я стараюсь с некоторыми поддерживать общение.

    «Держи своих друзей близко, врагов еще ближе».

    Умный человек сказал. Никколо ди Бернардо Макиавелли. Итальянский политик, похоже, автор системы беспринципной политики, пренебрегающей нормами морали, не считающейся ни с нравственностью, ни со справедливостью. Ну, собственно, это нынешняя Украина и есть.

    Так вот, фамилий я называть не буду — с нравственностью и моралью у меня как-то не задалось в макиавеллиевском формате, но удивительная вещь: работал я в 2003 году в новостном агентстве господина Авакова. Знал я его давно, потому что ранее, во второй половине 90-х, трудился в его же рекламном агентстве режиссером и сценаристом.

    В стране начиналась лихорадка имени гражданина Ющенко. И журналисты, те же самые, которые еще четыре года назад, в 1999 году, дружно и единогласно агитировали за Кучму, теперь начали этого же человека ругать и «впряглись» за Ющенко. Что примечательно: я и тогда был против Кучмы и в тот момент понимал, что ждет страну от такого «счастья», как Ющенко. А мои коллеги-журналисты и тогда меня осуждали, и теперь.

    Ющенко выбрали, и начались пчелы и пасхальные яйца вместо реформ. Мой приятель по работе Филипп на мои язвительные реплики отвечал неизменно:

    «Подожди-подожди, сейчас начнется».

    В стране начиналась лихорадка имени гражданина Ющенко

    Пришел 2010 год, ничего не началось, Ющенко вылетел на выборах, как пробка из бутылки, и был избран Янукович.

    Филипп, да и другие мои коллеги, стали утверждать, что Ющенко просто не дали развернуться. Вредители вокруг. И в этот момент я заметил то, о чем ранее только догадывался: благодушно-радостное настроение моих товарищей сменилось на озлобленно-заговорщицкое. Да, у власти был Янукович и пресловутые донецкие, но настроение молодежи, особенно журналистов, стало откровенно партизанским.

    Ругать Януковича стало просто модным. Высказать другое мнение означало одно: выпасть из круга общения, из тусовки, стать изгоем. За всю свою работу в СМИ до этого я не помню ни одного случая цензуры. Редакторы вызывали меня только в таком ключе:

    «Мне кажется, стилистически это оборот тут неудачен. Может, напишем так?»

    О содержании и моих выводах речи не шло. И я, став редактором, вел себя точно так же.

    А теперь ситуация кардинально изменилась. Мои материалы не брали, мне «советовали» темы, а коллеги пытались втолковать мне, насколько крут был Ющенко, насколько Янукович — «отстой», и как опасны Россия и Путин.

    Русофобия цвела как черемуха в мае. Люди на моих глазах превращались в монстров. Теперь-то я понимаю, что не превращались, а просто раскрывались. Что я был слеп. Самое забавное, что чуть ли не большинство ставших внезапно украинскими патриотами, а многие и националистами, были русскими по национальности и по месту рождения и ни слова не знали на украинском языке.

    Более того, один из моих коллег Виталий был просто увлечен, как и я, военной историей, и каждое 9 Мая мы с ним ходили к харьковскому мемориалу — месту казни раненых красноармейцев, захваченных немцами в одном из военных госпиталей Харькова. Сейчас этот же человек ненавидит праздник Победы как «москальский».

    Большинство сотрудников в моей редакции были выпускниками журналистского и филологического факультетов Харьковского университета. То, что творилось там, — отдельная тема. Это был заповедник украинского национализма. И вовсе не со времен перестройки. На самом деле с 50-х годов XX века, с послевоенной поры. Именно тут нашли себе «схрон» многие националисты, уцелевшие после решительных действий наркома Берии, разгромившего УПА1 и ОУН (организации, запрещенные в РФ. — Прим.).

    Свобода слова и котлеты — и все по-киевски. Колонка Олега Денежки

    Их идеи упали на удобную почву неокрепших молодых умов. Как я уже писал: национализм и русофобия стали модой. Именно — модой. Эта молодежь ничего не знала про историю украинского национализма. Они не читали трудов Донцова, Коновальца или Михновского. Кстати, последний именно в Харькове основал первую украинскую политическую «самостийную» организацию Украины — РУП. Революционную украинскую партию.

    Но все это моих молодых коллег не интересовало. Это сложно и скучно: читать, изучать, анализировать. Гораздо легче быть в тренде. Вести себя «по-модному», прогрессивно, как все. Именно эту естественную тягу молодых к подражательству и использовали мои коллеги. По большому счету, русофобия — это бактериологическое оружие. Эпидемия. И посеяли ее именно украинские журналисты.

    И Кирилла Вышинского отправила в каталажку не СБУ, а его украинские коллеги. И у меня нет сомнений, что его арест и обыски в офисе РИА Новости Украина — это результат банального «стука», проявление буйной патриотической активности украинских журналистов.

    У нас в России распространено мнение, что виной всем событиям на Украине являются жители западных областей. Я часто бывал там, и, поверьте, «западенцы» достаточно скромные и политически апатичные люди. А вот журналисты, и вообще молодежь Харькова, Сум, Полтавы, Днепропетровска, Запорожья — другое дело. Активно растущий ядовитый плющ.

    Украину взорвали вовсе не украинцы. Почти четыре миллиона их вообще работают в России, и почти все имеют родственников и друзей в нашей стране. Украину взорвали совсем другие люди. Этнически русские украинские журналисты.

    Такие вот котлеты по-киевски.

    1 Организация запрещена на территории РФ.

    Автор: Олег Денежка