Особое мнение
Игра была равна: Дмитрий Лекух об «эффекте Вайнштейна» на фоне родных осин
Политика
Ливан заявил, что сирийские беженцы на выборах президента должны голосовать внутри Сирии
Следующая новость
Загрузка...

    Игра была равна: Дмитрий Лекух об «эффекте Вайнштейна» на фоне родных осин

    Игра была равна: Дмитрий Лекух об «эффекте Вайнштейна» на фоне родных осин

    Кажется, эта музыка будет вечной. Только-только волны скандала с «голливудским харассментом» имени совсем еще недавно считавшегося «великим» американского кинопродюсера Харви Вайнштейна стали затихать, и гладкие воды голливудского прудика снова начала затягивать привычная кокаиновая ряска, как кто-то беспокойный снова решил плеснуть в затухающий было костерок бензинчика.

    Журнал Vogue, культовый в мире фешн-индустрии, крайне чувствительной ко всему подобному, решил, так сказать, еще немного углубиться в тему, опубликовав первое после скандала интервью с модельером Джорджиной Чапман — бывшей супругой того самого Вайнштейна, который был обвинен в домогательствах к «эксплуатируемым им актрисам» и прочих смертных грехах.

    Надо отдать должное — материал получился живеньким.

    Девушка, в частности, призналась, что совершенно не подозревала о домогательствах своего бывшего супруга к звездам Голливуда. И к не звездам тоже. Когда же вокруг Вайнштейна разразился скандал, она почувствовала себя сломленной и униженной. Это надо цитировать дословно:

    «Частично я была ужасно наивной, очевидно, очень наивной. У меня бывают моменты ярости, моменты непонимания, бывают моменты отрицания. Иногда бывают моменты, когда я плачу из-за детей. Как сложится их жизнь?» — задалась сакраментальным вопросом супруга скандального кинопродюсера.

    И тут необходимы некоторые пояснения.

    Джорджина Роуз Чапман — известный модельер, основатель модного бренда Marchesa. Она вышла замуж за Вайнштейна в 2007 году, хотя городу и миру, а также «высшему полусвету» явила себя задолго до такого удачного вначале замужества.

    Родилась девушка 14 апреля 1976 года в Лондоне  в семье миллионера Брайана Чапмана. Уже в тринадцать лет девочка организовала свою музыкальную группу «Jesus and Mary Jane», погрузившись, так сказать, в самый чад клубного кутежа «модной столицы мира». Более того, знаком ей не понаслышке был и бизнес будущего супруга: в  2001—2007 годах Джорджина снялась аж в восемнадцати фильмах и телесериалах. Наконец, в 2004 году совместно с подругой Керен Крейг она основала фешн-лейбл Marchesa.

    Игра была равна: Дмитрий Лекух об «эффекте Вайнштейна» на фоне родных осин

    Вы как хотите, но на мой взгляд столь светлый жизненный путь ну никак не предусматривает даже малейшего целомудрия. Да его от Джорджины никто до последнего времени и не требовал. Включая, похоже, и самого Харви Ванштейна, — мужчины в подобного рода вопросах, простите, как минимум достаточно искушенного. А вот гляди-ка!

    По словам Чапман, после первых обвинений в адрес мужа она пять месяцев не выходила из дома.

    «Я думала: «Кто я такая, чтобы разгуливать, как ни в чем не бывало, когда вокруг такое происходит?» Рана еще не зажила. Недавно я поднималась по лестнице и вдруг почувствовала, будто у меня в легких нет воздуха», — пожаловалась модельер.

    Что тут можно сказать.

    Ужас «эффекта Вайнштейна» (вы не поверите — сейчас это уже такой «специальный термин») не в том, что оступившийся Харви был, на секундочку, действительно великим продюсером. Приложившим свою, кхм, руку и к «Английскому пациенту», и к «Умнице Уиллу Хантингу», и к «Влюбленному Шекспиру», и к «Авиатору», и к «Король говорит». Не говоря уж о лучших фильмах своего когда-то друга Квентина Тарантино и прочих «Властелинах колец».

    В конце концов, гениальный менеджер, особенно в кинопроизводстве и иных «творческих профессиях», довольно часто способен совмещать профессиональный успех с тем, что называется «подонок по жизни». Не обязательно в таких «тяжких формах», но почитайте хотя бы булгаковский «Театральный роман» или воспоминания великих актеров. Иное — скорее исключение.

    Читайте также: Вопросы к уголовнику: Дмитрий Лекух о долгожданном повороте в допинг-скандале

    И не в том дело, что об образе и стиле жизни настолько медийной и публичной персоны было просто невозможно не знать не только его жене, но и вообще всем окружающим. В конце концов, тот же Тарантино признался же, что все прекрасно знал: ему все рассказала его подруга, актриса Мира Сорвино, которую Харви тоже… отхарассмил в числе прочих. Однако Квентину это совершенно не помешало и дальше дружить и сотрудничать с Вайнштейном, о чем он теперь, разумеется, жутко сожалеет.

    Ужас «эффекта Вайнштейна» в том, что в нем ни одна из сторон не вызывает ни малейшего сочувствия. Ни сам продюсер, ни его «жертвы». Хотя и «жертвами» их назвать язык тоже, право, не поворачивается.

    Игра была равна: Дмитрий Лекух об «эффекте Вайнштейна» на фоне родных осин

    Есть в среде футбольных болельщиков такой анекдот: болельщика «Спартака» спрашивают, за кого он будет болеть в предстоящем дерби ЦСКА и «Динамо». Спартаковец некоторое время ошеломленно думает, а потом отвечает: «За ничью, и чтобы все передрались».

    В данном конкретном случае именно это и произошло на глазах всего честного народа.

    Собственно, это и есть в чистом виде «этическое вырождение», когда разрушаются все, не только «культурные», но и исконно «контркультурные» культы, порожденные той самой «сексуальной революцией» середины прошлого века. Вместе с вырождением наступает эпоха разоблачений «святых развратников» и пуританствующих великосветских шлюх. И, поскольку в любой применимой системе этических координат они «оба хуже», любому нормальному человеку, чтобы не измазаться, не стоит даже приближаться к источнику этого радостно пузырящегося дерьма.

    Ибо там, в дерьме, — правды нет. А сатана вообще, как известно, — старый релятивист.

    Читайте также: ZTE поплатилась за верность США: Трамп топит разработчика смартфонов из Китая

    И вот вы как хотите, но лично ваш покорный слуга вполне с пониманием относится к решению комитета по этике Государственной думы РФ не применять к депутату Леониду Слуцкому каких-либо санкций за якобы имевшие место «сексуальные домогательства» в адрес «демократических журналисток», решивших спустя какое-то время после «приставаний» пересадить опыт англосаксонского «харассмента» на скудные родные почвы. Вне зависимости от того, «было» чего там или «не было»: это просто не предмет для публичных дискуссий и разбирательств.

    Потому как если реально «было», то это предмет исследования для Следственного комитета. А если «просто надо поговорить и осудить», то вы, девушки, пришли не в то место: это парламент немного другой страны, в которой, извините, сам предмет дискуссии выглядит несколько неприличным.

    Потому как у нас, в отличие от голливудской тусовки, есть какой-никакой, может быть не самый лучший, но вполне работающий поведенческий стереотип или если хотите, «этический каркас». И тут самое время вспомнить справедливые слова директора департамента МИД Марии Захаровой:

    «Выходом из этой ситуации является именно обоснование своих претензий к человеку здесь и сейчас, по факту совершения того, что ты считаешь недостойным в отношении себя. Дарю борцам с «харассментом» волшебную формулу разрешения проблем: предложил — откажись».

    А разбираться ни в чем таком не повинным людям, кто там из вас кого на самом деле, как и чем, — это, простите, в Голливуд. Это ваши, а не наши правила игры. Вы их сами себе выбирали, а публике они, поверьте, совершенно ни к чему.

    Автор: Дмитрий Лекух