Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Не бывает жертв без имен: 40 дней после трагедии в «Зимней вишне»

0 Оставить комментарий

Не бывает жертв без имен: 40 дней после трагедии в «Зимней вишне»

Это только кажется, что мы уже пришли в себя. Нет. 40 дней трагедии в «Зимней вишне» — и мы снова вспоминаем все. 40 дней — время, когда душа окончательно покидает земную обитель. Это время окончательного прощания. Нам всем пора проститься с 60 душами погибших в Кемерове людей и остановиться. Их 60. Их больше нет. И больше их тоже нет.

Об это ужасном пожаре знают практически все россияне. Социологи сразу двух крупнейших центров стран замеряли этот показатель дважды — еще в марте, а потом ровно спустя месяц, в апреле. 99% говорят, что знают о «Зимней вишне». Среди них по-прежнему много тех, кто не верит в эту цифру — 60 человек. Меньше, чем тех, кто понимает, что эта цифра объективна, но все еще много. Почему?

Потому что никто из социологов не замерял, а сколько из «знающих», а на самом деле — слышавших, досконально изучил всю информацию, связанную с пожаром. Отвечая «знаю», знали ли они на самом деле? Слышали ли они заявления председателя Следственного комитета Александра Бастрыкина, а затем и президента Владимира Путина, о том, что больше жертв нет? Читали ли они признания украинского блогера, который, совершенно того не стыдясь, прямо заявил, что это он сознательно сфабриковал и распространил «переговоры экстренных служб» о сотнях тел в моргах Кемерова? Слышали ли они своими ушами пропитанные горечью слова лидера инициативной группы кемеровчан, потерявших родных в огне, который с болью в сердце признал: их действительно 60? Вряд ли. 

И их можно понять. Многие из нас в те дни выключали телевизор, отворачивались от экрана, избегая подробностей. Не потому, что не интересно, не потому, что это — чужая трагедия. А просто чтобы сдержать собственные слезы. Чтобы не утонуть в том ужасе, который испытала вся страна.

Предположения о том, что «реальных жертв» пожара гораздо больше, действительно были. Но только в сами часы пожара. Мы, жители разных городов, по-разному представляли себе ситуацию. Нет, не представляли — примеряли ее на себя. А сколько людей в воскресенье может быть в торговом центре? — спрашивали мы себя, имея в виду, конечно, такие центры в своих городах. И не видя, не слыша данных о количестве спасшихся людей — тех, кто смог выйти из «Зимней вишни». 60 человек в воскресенье? Не может быть. Но более 700 спасшихся! Они были там, они есть. Они живы. Не хороните их. Это грех.

Ответ на вопрос «Почему не могло быть больше?» прост. Потому что есть правда, которую нельзя скрыть. Есть вещи, которые не заблокируешь. Это боль матерей, отцов, бабушек, дедушек, братьев, сестер, жен, мужей, любимых, друзей. Да, кто угодно мог находиться в воскресный день на центральной улице Кемерова в «Зимней вишне». Вот только жертвы — это не кто угодно. Это люди, с возрастом, с именами и фамилиями, с родственниками и близкими, с фотографиями из жизни, наконец. И как раз этого — имен, фотографий якобы скрытых жертв — мы с вами не видели, не видим и никогда не могли бы увидеть. Потому что их нет. Цифры звучали и продолжают звучать самые разные. Но прозвучало ли хотя бы одно имя человека — взрослого ли, ребенка ли — который якобы тоже остался там? Нет.

Любой человек, работающий с информацией, прекрасно знает: не бывает жертв без имен. Не тот случай. Как и не бывает молчания о пропавших. Никто и ничто не остановит мать в поисках ребенка. Никто и ничто не заставит молчать отца, разыскивающего дочь или сына. Никакая власть, никакие правоохранительные органы, даже если бы они того захотели, не смогли бы запретить людям искать своих. Просто примерьте это на себя. Вы бы молчали?

Нет, если были другие жертвы, мы видели бы сотни постов в социальных сетях. Мы видели бы их имена и фотографии на объявлениях о поиске, на плакатах в руках родителей, которые кричали и умоляли бы: «Найдите! Скажите! Отдайте!» Но этого нет. Потому что кричать больше не о ком. Некого искать. Не о ком говорить. Некого отдавать.

Для того чтобы чувствовать боль, справедливый гнев, досаду, разочарование, новые жертвы не нужны. Эта трагедия не станет меньше от меньшего количества смертей. Их было 60. Они достойны нашей памяти, они и есть наша боль.

Прошло 40 дней. 
Мы должны попрощаться.
Отпустить.
И перестать придумывать.

Автор: Алексей Громов