Экономика
Эксперт: Законопроект о контрсанкциях поможет фармацевтике России
Политика
В Вашингтоне отреагировали на сообщения о «запасных датах» для переговоров между США и КНДР
Следующая новость
Загрузка...

    Эксперт: Законопроект о контрсанкциях поможет фармацевтике России

    Евгений Федоров: Законопроект о контрсанкциях поможет фармацевтике России

    Председатель комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров прокомментировал Федеральному агентству новостей отрицательный отзыв комитета Совета Федерации по социальной политике на законопроект о контрсанкциях.

    Инициаторами законопроекта «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия США и (или) иных иностранных государств», помимо Евгения Федорова, выступили председатель Госдумы Вячеслав Володин, Геннадий Зюганов, Владимир Жириновский, Сергей Миронов и другие депутаты. Законопроект предполагает в ответ на санкции США запретить, в частности, ввозить в страну американские продовольствие, алкоголь, табачную продукцию и лекарства.

    Члены комитета Совета Федерации отметили, что принятие законопроекта в его нынешнем виде может привести к тому, что россияне не будут обеспечены нужными медикаментами, и их жизни окажутся в опасности. Это также может спровоцировать значительный рост цен на препараты, не относящиеся к жизненно необходимым.

    Может серьезно пострадать и российский фармацевтический рынок, потому что большинство отечественных медикаментов изготавливается из иностранных компонентов или имеет неполный цикл производства, то есть зарубежные препараты просто переупаковывают в России.

    «Кто это вписал, надо разбираться, и Совет Федерации совершенно правильно затронул этот вопрос», — комментирует ФАН отзыв Совфеда Евгений Федоров.

    По его словам, в самом законе есть три группы контрсанкций. Первая и самая важная — запрет американских советников в российских министерствах и ведомствах, которые в большом количестве у нас работают и в том числе формируют государственную политику. Это контрсанкции против американского управления Россией.

    Вторая группа, самая спорная, считает депутат, по лекарствам и сокращению рабочих мест на Химкинском заводе двигателей для космических кораблей, которые он поставляет в США, и на заводе «Титан» на Урале. Третья часть касается патентных прав, предполагается, что на период санкций в России не будет действовать американское патентное право и право на американскую интеллектуальную собственность.

    По мнению депутата, это позволит России наладить производство новых лекарств, разработанных нашими учеными в США, но запрещенных к производству в России.

    «В нашей стране больше миллиона больных гепатитом С, — приводит пример Федоров. — Самое лучшее лекарство, которое лечит, — американское, но производители в США запретили поставлять его в Россию. Лекарство разрабатывали при посредничестве наших ученых, формула его известна, несложно наладить его производство у нас. Но сейчас, если это будет сделано, предпринимателей привлекут к уголовной ответственности за кражу интеллектуальной собственности, — добавляет депутат. — А если законопроект примут, то более миллиона больных гепатитом С получат надежду, что Россия начнет собственное производство жизненно необходимых лекарств».

    Евгений Федоров: Законопроект о контрсанкциях поможет фармацевтике России

    Западные препараты — не всегда панацея

    По мнению Евгения Федорова, подобный подход поможет развитию фармакологического производства в России и снизит зависимость от американских партнеров.

    «В чем логика закона? Закон не запрещает закупать лекарства, он дает право правительству сменить поставщиков, — продолжает депутат. — Правительство смотрит, что есть лекарства, чей поставщик — Америка. Есть такое же, не хуже, лекарство производства Швейцарии. Но по каким-то причинам — возможно, из-за лоббизма — берут американское. Если законопроект примут, то правительство будет решать, закупать ли швейцарские, индийские препараты вместо американских или английских. Но не запрещать поставки».

    В период действия санкций можно поменять поставщиков, договориться с той же Индией вынести в Россию научную часть, убежден Федоров. Можно усилить лаборатории здесь, совместно с Индией и Китаем наладить производство на базе лабораторий.

    Депутат уверяет, что пациенты, нуждающиеся в препаратах, не пострадают в период, пока в России будут налаживать производство.

    «Закон дает право правительству, при условии неущемления прав и интересов пациентов, сменить поставщиков лекарств, — еще раз объясняет Федоров. — Но, если это единственный поставщик лекарства, и оно из Америки, то не будет никакой замены. Закон — гибкий, никаких перебоев с лекарствами он не вызовет. Никакого запрета на покупку этого лекарства, если оно уникальное и единственное, не будет».

    В свою очередь, представители сообщества пациентов в России обращают внимание на тревожный, по их мнению, аспект законодательной инициативы.

    «В законопроекте о контрсанкциях имеется бомба замедленного действия, о которой пока не говорят, — сообщил ФАН президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский. — В нем заложен принцип, по которому, если хотя бы один аналог лекарственного препарата производится в России, то все остальные препараты будут запрещены. То есть, если Россия производит ибупрофен в таблетках — горький и противный, то «Нурофена» наши дети больше не увидят, все остальные формы выпуска — в виде жидкости, суспензии и т.д., по способам введения, дозировке, вспомогательным веществам, сырью — в России будут запрещены. Как известно, «Нурофен» производится в Великобритании — стране-партнере США».

    Однако инициаторы законопроекта уверены в его перспективах.

    «Идет борьба, — отвечает скептикам Федоров. — Именно в силу этой борьбы законопроект отложен до 15 мая. Но мы надеемся, что после инаугурации президента России закон будет проведен — возможно, с поправками, обсуждением. В первую очередь, в части иностранных советников и интеллектуальной собственности».

    По мнению члена комитета по охране здоровья Госдумы Сергея Фургала, законопроект о контрсанкциях — рамочный, дающий возможность принимать другие законы, которые помогут отрегулировать фармацевтический рынок — в том числе с помощью отказа от патента.

    Напомним, ранее спикер Госдумы Вячеслав Володин раскритиковал Минздрав РФ за невыполнение плана по импортозамещению медицинских препаратов. По его словам, Минздрав неэффективно выполнил программу импортозамещения лекарств, поскольку 68% рынка занимают иностранные лекарственные препараты.

    Читайте также: Володин раскритиковал Минздрав РФ за невыполнение плана по импортозамещению

    Показательны цифры продаж биологически активных добавок в российских аптеках. По данным исследовательской компании DSM Group, в 2017 году было продано 340 млн БАД на сумму более 51 млрд рублей. Добавки отечественного производства занимают 81% от натурального объема всех продаж, однако приносят лишь 58% прибыли. Это связано с тем, что в среднем российские БАД стоят 107 рублей, что в три раза меньше стоимости импортных средств. При этом в прошлом году объемы продаж отечественных производителей выросли всего на 1,6%, в то время как реализация импортных БАД возросла на 9,9%, то есть доля российских биологически активных добавок на рынке снижается.

    Евгений Федоров: Законопроект о контрсанкциях поможет фармацевтике России

    А как на Западе?

    По данным группы производителей гомеопатической продукции ECHAMP (European Coalition of Homeopathic and Anthroposophic Medical Products), в 2015 году рынок гомеопатических и антропософских лекарственных средств в ЕС составил более 1 млрд евро. Этот рынок растет ежегодно на 6% и составляет 7% от всего рынка безрецептурных лекарств ЕС. Американский рынок гомеопатической продукции еще крупнее — более 3 млрд долл. в 2015 году. Согласно недавнему исследованию компании Transparency Market Research, рынок гомеопатии во всем мире будет демонстрировать значительный ежегодный рост до 2024 года.

    В ЕС, по данным ECHAMP, в отрасли гомеопатии, от производства до продаж, работают около 10000 человек, в основном в Германии, Франции, Италии и Испании, где расположены наиболее крупные компании. На долю пяти крупнейших фирм приходится около 70% всей отрасли. Основным каналом сбыта гомеопатических продуктов являются аптеки.

    Распространенность гомеопатических практик различается в странах Европы, как и степень интеграции гомеопатии в системы общественного здравоохранения и национальное медицинское страхование. Гомеопатия, например, по крайней мере частично, возмещается социальным или медицинским страхованием во Франции и Бельгии. Данные недавнего сравнительного социологического опроса по Европе свидетельствуют о том, что доля населения, использовавшего гомеопатию за предшествующие 12 месяцев, находилась в пределах от 1 до 13%. Обзор ECHAMP за 2015 год показывает, что спрос на гомеопатические продукты (в разрезе скорректированных на ВВП объемов продаж на душу населения) был наибольшим во Франции и Германии, далее следует Болгария, Литва, Австрия и Бельгия.

    О риске гомеопатии

    Хотя общепринято, что гомеопатические препараты разведены настолько, что не должно быть никаких причин задумываться об их безопасности, на деле это может оказаться не так.

    По сообщению консультативного совета европейских академий наук (EASAC), в недавнем расследовании управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США были установлены случаи серьезных побочных эффектов, включая детские смерти, при использовании американских гомеопатических средств фирмы Hyland’s для облегчения прорезывания зубов — таблеток и геля. Токсичность была вызвана разным уровнем содержания в продукте исходной субстанции, белладонны.

    30 сентября 2016 года такое же предостережение было сделано в отношении препаратов, продающихся в американской сети магазинов CVS. По словам представителей управления, их вывод основан на расследовании более 400 сообщений о судорогах, лихорадке и рвоте, а также 10 случаев смерти.

    После этого Hyland’s отозвали свою продукцию из магазинов, а CVS прекратила торговлю опасными лекарствами.

    Евгений Федоров: Законопроект о контрсанкциях поможет фармацевтике России

    Гомеопатия в России

    За 10 месяцев 2017 года, в сравнении с тем же периодом 2016 года, продажи «Эргоферона» (в упаковках) упали на 11%, «Анаферона» на 25%, «Оциллококцинума» на 20%. Примерно то же самое происходит и с другими гомеопатическими средствами. Одна из возможных причин — меморандум комиссии РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований «О лженаучности гомеопатии», опубликованный в феврале 2017 года.

    «С гомеопатией ситуация неординарная, идет какое-то большое противостояние, — прокомментировал ФАН председатель комиссии РАН по борьбе с лженаукой академик Евгений Александров. — Сначала Минздрав был на нашей стороне, а потом, по всей видимости, на них стали давить гомеопатические фирмы, и он изменил позицию. Гомеопатия — откровенная лженаука, с которой мы, конечно, мириться не будем. Но у нас нет никаких административных рычагов».

    Читайте также: Гомеопаты через суд требуют у Российской академии наук 50 миллионов рублей

    Доказывать лженаучность чего-то довольно трудно.

    «Трудно потому, что много людей говорят: «А мне помогает, и моей собачке тоже», — продолжает Александров. —  Мы не требуем вообще запретить гомеопатические средства — их действие то же самое, что у разного рода колдунов и знахарей. Вы им верите? Возможно, психологические силы организма включаются и начинают помогать. Но это в том случае, если речь не идет о серьезном заболевании — к примеру, об онкологии. Вот тогда это гиблое дело. Но в любом случае люди ждут от препарата лечения, и, покупая средство, они должны получать именно его».

    Автор: Юлия Майорова; Елена Яровикова