Политика
«Делом Скрипаля» Англия отметила трехвековой юбилей своей русофобии
Политика
«Альтернатива для Германии» заявила о необходимости отмены антироссийских санкций
Следующая новость
Загрузка...

    «Делом Скрипаля» Англия отметила трехвековой юбилей своей русофобии

    «Делом Скрипаля» Англия отметила трехвековой юбилей своей русофобии

    — Почему в Англии нет антисемитизма?
    — Потому что мы не считаем евреев умнее себя.
    — Ааа, тогда понятно, почему вы не любите русских.

    В этом давнем анекдоте есть только доля шутки. Конечно, англичане не считают русских умнее себя, они ни про кого так не думают. Большинству простых англичан до России нет никакого дела, как и большинству россиян — до них. При этом многие в нашей стране любят английскую культуру — от Шекспира до Джона Леннона и Элтона Джона, а образованные англичане считают Чехова чуть ли не за своего. Иное дело — английская политическая элита, для которой русофобия стала уже традицией, а мы знаем, как англичане чтят свои традиции. Поэтому история с «отравлением Скрипалей» стала не чем-то экстраординарным, а лишь очередным поленом в костер русофобии, который был разведен британским истеблишментом 300 лет тому назад. Примечательность «дела Скрипалей» заключается лишь в том, что оно оказалось как бы приурочено к трехвековому юбилею англо-русского противостояния.

    Дипломатические отношения России с Англией начались в середине XVI века, когда английский моряк Ричард Ченслер, отправленный искать путь в Индию через Арктику, оказался в итоге в Архангельске. Оттуда его направили в Москву, где путешественника принял Иван Грозный, заинтересованный в налаживании связей с Европой. В итоге британцы получили право беспошлинной торговли, а Россия — иностранных специалистов. Известно, что Иван Грозный состоял в переписке с английской королевой Елизаветой. Словом, началось все за здравие и первые полтора века между Россией и Англией были отличные отношения к вящей выгоде обеих сторон. Так продолжалось до Петра Первого, который сделал Россию одной из ведущих держав на европейской арене. И хотя Россия никак не посягала на интересы Англии, Туманный Альбион явно забеспокоился. После Полтавы и Гангута, выхода России на Балтику и строительство ею флота англичане открыто встали на сторону Швеции.

    «Делом Скрипаля» Англия отметила трехвековой юбилей своей русофобии

    Здесь можно вывести первую закономерность — обострение русофобии в Англии всегда происходило в периоды, когда Россия набирала силу.

    В мае 1718 года открылся Аландский конгресс — переговоры между Россией и Швецией о мире, которые благодаря английским интригам провалились, а 9 ноября 1719 года англичане подписали со шведами союзный договор. Казалось бы, перед Россией замаячила малоприятная перспектива столкнуться на Балтике с сильнейшим флотом мира. Но ей помогла вторая выявившаяся закономерность — бороться с Россией англичане предпочитали чужими руками, доходя до прямого столкновения только в самых крайних случаях. Что и подтвердилось в следующем году в Гренгамском морском сражении, где русские моряки заманили шведские корабли на мелководье и взяли их на абордаж. Рядом находилась английская эскадра, которая с истинно британской невозмутимостью наблюдала разгром своих союзников, после чего вернулась восвояси, ни разу не выстрелив. Но первый камень в основание русофобии как политического тренда был заложен.

    На протяжении XVIII века англичане продолжали исподтишка вредить России, параллельно сохраняя и развивая торговые отношения, приносившие им немало выгод. Надо сказать, что и Россия не всегда оставалась в долгу. Так, во время американской Войны за независимость Екатерина Вторая, возмущенная бесцеремонностью, с которой англичане захватывали торговые суда, провозгласила «Декларацию о вооруженном нейтралитете».

    Суть ее заключалась в том, что торговцев теперь охраняли военные корабли, поэтому любые попытки их задержания могли привести к началу боевых действий. К вооруженному нейтралитету присоединился еще ряд европейских государств, и это в значительной степени поспособствовало образованию независимых Соединенных Штатов Америки.

    «Делом Скрипаля» Англия отметила трехвековой юбилей своей русофобии

    Англичане попытались через несколько лет взять реванш, когда Россия одновременно вела войну со шведами на севере и с Турцией — на юге. Уже готовились английские эскадры в помощь этим государствам, но благодаря дипломатическому искусству русского посла Семена Воронцова, заручившегося поддержкой лидера оппозиции в парламенте Чарльза Фокса, планы эти провалились.

    Ситуация изменилась, когда началась Великая французская революция. Великобритания стала самым ярым и последовательным противником Французской республики, а потом — империи. Но для борьбы с таким мощным противником Англия нуждалась в очень сильном союзнике (в одиночку англичане воевать никогда не любили), за счет которого она могла бы добиваться своих целей. Без России было не обойтись. И тогда сформировалась третья закономерность — готовность Англии в случае опасности вступить в союз с Россией, но так, чтобы все выгоды такого союза доставались Англии. То есть русофобия никуда не делась, просто прагматичные англичане готовы были, если надо, приглушить ее ненадолго.

    Екатерина Вторая англичанам не доверяла и от их объятий предпочитала уворачиваться, но ее сын Павел вступил с ними и австрийцами в союз против Франции, о чем позже сильно пожалел. Славные победы Суворова и Ушакова были сведены на нет интригами союзников России. Импульсивный император разорвал отношения с Англией и Австрией, заключил союз с Наполеоном и начал совместно с ним готовить поход в Индию, которой тогда управляла Британия. Но английская разведка не дремала и организовала покушение на них обоих. Взрыв в столице Франции унес жизни десятков людей, но Бонапарт уцелел, а вот заговор против Павла оказался удачным — император был задушен шарфом. Наполеон по этому поводу сказал, имея в виду англичан: «Они промахнулись в Париже, но попали в Петербурге».

    Следующий российский царь Александр I британцев не любил, но вторжение Наполеона в Россию сделали обе эти страны снова союзниками. Как только Наполеон был свергнут, все вернулось на круги своя. Даже став ненадолго союзником Англии в борьбе за освобождение Греции, Россия продолжала постоянно сталкиваться с британскими интригами. Одной из их жертв стал наш писатель и дипломат Александр Грибоедов, растерзанный в Тегеране толпой, науськанной англичанами.

    «Делом Скрипаля» Англия отметила трехвековой юбилей своей русофобии

    Дипломатическое противостояние в конце концов перешло в горячую фазу — Крымскую войну, когда Британия в союзе с Францией и Турцией все-таки решилась вступить в открытую схватку с Россией. Верх в ней взяли передовые в техническом отношении европейцы, но осада Севастополя стоила англичанам таких жертв, что у них пропала всякая охота воевать с русскими на суше. Зато закулисная война, получившая впоследствии название «Большая игра», продолжалась с удвоенной силой. Во второй половине XIX века русофобия в английской политике достигла небывалого накала, в нее активно включилась и проправительственная пресса.

    Поскольку в то время Великобританией правила королева Виктория, то в русском обществе появилось устойчивое выражение — «англичанка гадит». Когда Россия освободила от турок Болгарию, то британский флот вошел в Босфор, спасая Стамбул от русского штурма, а потом на Берлинском конгрессе по итогам этой войны англичане вполне успешно боролись за интересы Османской империи против России и южных славян. Не без корысти для себя, конечно, получив взамен от турок остров Кипр. 

    В конце XIX века при Александре III «Большая игра» обострилась, сам царь церемониться с англичанами не считал нужным. Известен случай, когда казаки поймали английского разведчика и выпороли его плетьми. Возмущенные британцы потребовали покарать есаула, командира казачьего отряда, и русский император «наказал» его производством в полковники. В соответствующем указе он приписал: «Если б шпиона повесил, стал бы генералом».

    Англичане в долгу, конечно, не оставались и фактически выступили союзниками Японии в войне с Россией, в 1904–1905 гг. И снова, не сделав ни единого выстрела, победили чужими руками. Но к этому времени резко усилилась Германия, и пришло время Англии снова искать союза с Россией. Так образовалась Антанта. В первую мировую войну, как и сто лет назад, союз с Россией не мешал англичанам интриговать против нас. Недаром в начале XX века русский офицер, ученый и писатель Алексей Вандам писал, что «хуже войны с англосаксом может быть только дружба с ним».

    После Октябрьской революции в ходе Гражданской войны англичане не упустили возможности поживиться на развалинах Российской империи. Под предлогом борьбы с большевизмом и помощи белогвардейцам они и примкнувшие к ним французы с американцами начали попросту грабить страну. Всего за год только с севера России через Мурманск и Архангельск интервенты вывезли 2 млн пудов льна, 100 тысяч тонн марганцевой руды, захватили и угнали все новые торговые суда; с юга России через Крым и Одессу было вывезено 3 млн пудов зерна и угнаны корабли Черноморского флота; с Закавказья — 26 млн пудов марганца и 30 млн пудов нефти.

    В 20–30-е годы англичане были в авангарде антисоветской борьбы, когда на традиционную русофобию наложился еще и антикоммунизм. Во время войны СССР с Финляндией англичане разрабатывали план бомбардировки советских нефтяных месторождений в Баку. Но успехи Гитлера в Европе заставили их вновь вернуться к проверенной тактике — обращаться за помощью к России, когда «петух жареный клюнет».

    «Делом Скрипаля» Англия отметила трехвековой юбилей своей русофобии

    Выступив младшим партнером СССР и США, англичане и во Второй мировой войне вышли победителями. Но когда советские войска брали Берлин, Черчилль с советниками уже разрабатывал операцию «Немыслимое», готовя нападение на армию бывшего союзника. Британские военные, к счастью, смогли привести неопровержимые аргументы своим политикам, что такая авантюра может плохо кончиться для Англии.

    После Второй мировой геополитическое положение Великобритании значительно ослабло, начался развал империи. На первый план вышло противостояние СССР и США, получившее название «холодная война», где Англии уже отводилось второстепенное место вассала своей бывшей колонии. Тем не менее есть немалая «заслуга» англичан и непосредственно их премьер-министра Маргарет Тэтчер в развале Советского Союза. 

    В 90-е годы, когда Россия ослабла, а к власти пришла прозападная либеральная элита, британская русофобия, как и следовало ожидать, приутихла. Но отнюдь не исчезла. Она воспрянула с новой силой, как только Россия в начале 2000-х годов стала укрепляться.

    Первым ярким признаком пробуждения русофобии стало «дело Литвиненко», когда британцы поспешили обвинить российские спецслужбы в отравлении бывшего офицера ФСБ, политэмигранта Александра Литвиненко. В  2014 году, когда отношения России с Западом обострились, можно было уже уверенно предсказать, что очередной приступ британской русофобии не за горами. Оставалось лишь дождаться подходящего момента, коим сочли очередные выборы президента России и грядущий чемпионат мира по футболу в нашей стране.

    «Делом Скрипаля» Англия отметила трехвековой юбилей своей русофобии

    Остальное уже было делом техники, точнее технологий, — и возникло «дело Скрипаля». Отравленная еще в XIX веке ядом русофобии, британская пресса, которая и до этого Россию не жаловала, стала раздувать очередную истерию. Сразу нашлись и союзники в Европе и Северной Америке, поспешившие вслед за Британией выслать российских дипломатов. Такое поведение председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев справедливо назвал «стадным чувством», но англичане всегда умели находить себе союзников, готовых расстараться ради Великобритании сильнее, чем они сами.

    Подводя итог, можно сказать, что русофобия оставалась неизменным трендом британской политики на протяжении трех веков при всех правителях. Поэтому не стоит удивляться странностям вокруг «дела Скрипаля». Оно обусловлено традициями, к которым так трепетно относятся в Туманном Альбионе. И пока Россия остается сильным государством, британские русофобы будут на коне.

    Надо просто принять это как данность и помнить, что для России «хуже войны с англосаксом может быть только дружба с ним».  

    Автор: Николай Хренков