Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Трагедия в Кемерово: слухи как оружие информационной войны

0 Оставить комментарий

Ашманов: Нужно отличать умышленное распространение вбросов от обычного тиражирования новостей

С первых дней трагедии в Кемерово в соцсетях и некоторых официальных СМИ стали множиться слухи о количестве жертв и других деталях пожара в «Зимней вишне» — якобы власти скрывают истинные масштабы случившегося. Один из самых известных в стране экспертов в сфере информационных технологий кандидат технических наук Игорь Ашманов рассказал Федеральному агентству новостей о специальных технологиях, позволяющих отличать умышленное распространение вбросов от обычного тиражирования новостей.

Распространение слухов уже давно вышло за рамки сарафанного радио, превратившись как в прибыльный бизнес, так и в оружие информационной войны. «Нельзя молчать, нельзя молчать! Это моя родина, это мой город, это мои соседи! Официальная цифра погибших в Кемеровском торговом центре составляет 64 человека, и это самая гнусная ложь, что я когда либо слышал с федеральных каналов нашей страны. Я сам кемеровчанин, и на данный момент нахожусь на связи с жителями этого города….»

В этом пространном сообщении, которое автору переслала по WhatsApp его знакомая (а ей — ее знакомая и так далее), подробно описываются разные ужасы, связанные с трагедией в Кемерово. Потом настойчиво проводится мысль, что чиновники различных ведомств скрывают от людей правду, и под занавес читателю предлагается принять участие в распространении данного письма.

Официальная цифра погибших в Кемеровском торговом центре составляет 64 человека

Параллельно различные блогеры, «звезды» YouTube, стали выкладывать ролики, в которых они настойчиво выражают сомнение в подлинном количестве жертв трагедии. Обосновывается это либо абстрактными рассуждениями с примерами из прошлого, либо какими-то сомнительными (с профессиональной точки зрения) источниками из социальных сетей, которые, хотя порой там и встречается правдивая информация, но в основном работают по принципу ОБС («одна бабка сказала»).

Что условная «бабка» могла ошибиться, перепутать, нафантазировать, умышленно исказить факты — об этом, к сожалению, многие из пользователей соцсетей предпочитают не задумываться. Как и о том, что никакой «бабки», может, и в природе не было, а был сознательный вброс информации.

Как рассказал Федеральному агентству новостей, Игорь Ашманов, генеральный директор компании «Ашманов и партнеры» и АО «Крибрум», существуют специальные методики, позволяющие отличать умышленное распространение вбросов от обычного тиражирования новостей.

По его словам, самый простой пример, это проанализировать соотношение перепечаток к оригиналам, когда к естественному медийному взрыву, вызванном чрезвычайным событием, «присоединяется всякая вредоносная флора, которая пытается воспаление усиливать».

Популярный блогер Николай Соболев

Популярный блогер Николай Соболев набрал огромное количество просмотров, когда на своей странице в YouTube публично поделился сомнениями о масштабах трагедии и количестве жертв. Как будто и официально озвученных цифр недостаточно для нормального человека, чтобы осознать масштаб горя и прочувствовать боль кемеровчан, потерявших близких. Как будто несколько десятков погибших — это не так страшно, а несколько сотен — уже совсем другое дело. Речь ведь идет не боевых потерях, по числу которых можно судить о профессионализме командира и его отношении к подчиненным, здесь — жертвы несчастного случая, к которому привели разгильдяйство и безответственность. То есть, в этом случае в принципе не может быть много или мало.

Соболев на следующий день, когда был объявлен национальный траур, закрыл свой пост от просмотров. Объясняя свой поступок на странице «ВКонтакте», он поначалу пристыдил тех, кто обвинил блогеров «в плясках на костях погибших». Так и написал: «Мне стыдно за вас», хотя и признал, что блогеры могли «дезинформировать людей из-за омерзительных вбросов». Далее человек, по сути, расписался в том, что выступил в роли «полезного идиота» для авторов «омерзительных вбросов», но, при этом, стыдно ему почему-то не за себя, а за других. Его ролик просмотрели 4 млн человек. Конечно, не все им восхитились, судя по комментариям, но наверняка нашлись и такие.

Вообще от его текста «ВКонтакте» создается ощущение, что он предназначен не для широкой аудитории, а для правоохранительных органов, чтобы избежать неприятных последствий. Хотя пресс-секретарь Соболева (у некоторых блогеров все по-взрослому) Юлия Домбровская в беседе с корреспондентом ФАН такой мотив и отрицала, утверждая, что он «скрыл ролик по этическим соображениям». Видимо, когда он его выпускал, соображения были какие-то иные. 

Похоже, данная аргументации не показалась убедительной даже самому Соболеву, поскольку на следующий день он продолжил оправдываться уже в прессе, просил прощения и обещал провести работу над ошибками. 

За три дня с момента трагедии в социальных сетях опубликовано 790 тысяч сообщений

Впрочем, это лишь частные, хотя вполне наглядные  примеры распространения слухов. На самом деле имеет место работа целой системы.

По словам Игоря Ашманова, при нормальной работе медиа количество копий по отношению к оригиналам относительно небольшое, каждый журналист или очевидец пишет свой текст. Когда же в дело вступает «группа раскрутки», то количество повторов существенно растет. Причем повторов текстов определенного содержания, то, что принято называть «фейками».

«Существует многоступенчатая система раскрутки, — объясняет Ашманов. — Сначала эти темы появляются у «сливных бачков», никому не известных  блогеров или аккаунтов без друзей. Они выступают «точкой вброса». Потом эту тему подхватывают уже популярные блогеры. Либо по собственной инициативе, либо по договоренности. Затем подключаются определенные СМИ, которые уже стоят «в низкой стойке» и чувствуют, какой контент им надо раскручивать. То есть, получается двойной эффект, когда сливаются воедино организованный и стихийный процесс».

Как эта система работает на практике — видно из исследования, которое провела компания «Крибрум» (имеется в распоряжении ФАН) по теме «Распространение сообщений о пожаре в ТЦ «Зимняя вишня» в Кемерово в социальных сетях 25-28 марта 2018 года».

В исследовании отмечается, что «за три дня с момента трагедии в социальных сетях опубликовано 790 тысяч сообщений, из них оригинальные — лишь 248 тысяч, что свидетельствует о высоком интересе к теме и ее намеренном распространении. Важно отметить, что пиком распространения сообщений стало 27 марта, что не характерно для динамики распространения темы в Сети, так как происшествия, в большинстве случаев, имеют пики в день события и на следующий день после него».

Ашманов: Нужно отличать умышленное распространение вбросов от обычного тиражирования новостей

Подобный же график говорит о том, что тема специально распространяется СМИ и заинтересованными людьми, чтобы донести ее до максимального количества людей и вызвать резонанс в обществе. Еще одним важным признаком намеренного вброса информации является высокий уровень репостов 27 марта, который в три раза выше уровня оригинальных сообщений. Третий показатель намеренного вброса информации — соотношение оригинальных авторов (200 тысяч) к оригинальным сообщениям (250 тысяч), что говорит о том, что с одного аккаунта публиковалось несколько сообщений с явным намерением привлечения внимания к теме.

В исследовании, в частности, упоминается и украинский пранкер Евгений Вольнов (настоящее имя Никита Кувиков), который уже в день трагедии разместил в YouTube видео, на котором, представляясь сотрудником МЧС, говорит о 300 погибших на 70 свободных в морге мест. В течение трех дней это видео посмотрели порядка 600 тысяч человек, поделились 35 тысяч. В большинстве это были репосты без комментариев. Запущенная в информационное пространство цифра 300 погибших начала (с периодическими колебаниями вверх и вниз) гулять по просторам Рунета.

Более того, в нее поверили даже многие кемеровчане, пока инициативная группа из числа горожан лично не убедилась, как обстоит ситуация на самом деле.

Вероятно, немалая часть людей так и останутся в убеждении, что именно эта цифра — подлинная, подозревая власти в укрывательстве правды. Поскольку такие случаи в прошлом действительно нередко имели место, то недоверие будет и сейчас.

В другом исследовании «Крибрум», оно называется «Распространение массовой паники в социальных сетях 25-29 марта» (также имеется в распоряжении ФАН), приводятся  примеры параллельных с основной темой вбросов, направленных именно на распространение паники у населения.

Во-первых, появляются ложные слухи о планируемых терактах. Так утром 27 марта некая Елена Попова, начиная со слов «Первоисточник в ФСБ сообщает…», выдает на гора целый набор страшилок. Далее появляется  видео на Youtube, «в котором подростки в личной беседе рассказывали о том, что они слышали от своих близких знакомых, что кто-то передал им информацию от военных структур о вероятных терактах».

В исследовании, в частности, упоминается и украинский пранкер Евгений Вольнов

Затем следующий этап — «сообщение в уже оформленной структуре было распространено с помощью аккаунтов ботов (некоторые аккаунты вбросившие сообщения были удалены на следующий день; другие аккаунты существуют, но имеют признаки ботов — подписка на большое количество групп, множество сообщений о рекламе на странице аккаунта и т.п.). Преимущественно сообщения распространялись в комментариях к постам о трагедии в Кемерово», говорится в исследовании.

Вторая параллельная «вбросовая тема» — якобы массовые расстрелы в школах. «Используя тот факт, что последнее в России ЧП со стрельбой в школе (городе Шадринск) произошло накануне с трагедией в Кемерово, в социальных сетях распространяется злонамеренное сообщение о готовящихся нападениях на места массового скопления людей, в частности на учебные заведения». «Распространение данного сообщения началось 25 марта в 19 часов», — подчеркивается в исследовании, то есть в день кемеровской трагедии.

Авторы исследования резюмируют, что имеются все «признаки информационного вброса, осуществленного для разжигания массовой моральной паники».

Учитывая масштаб этой информационной компании по разгону слухов, возникает неизбежный вопрос — как с этим бороться. 

Один из способов — понимать механизм их распространения. Но это далеко не все. Академик Геннадий Осипов в своей работе «Слухи в обществе: их источники и динамика» сформулировал это, пожалуй, наиболее емко. Он подчеркивает, что основные профилактические меры по борьбе со слухами должны быть направлены на «уничтожение «питательной среды», в которой они возникают; на «предвидение и противостояние чувствам тревоги и неопределенности; на поддержание информационной открытости и правдивости, а также на формирование у людей убежденности в деструктивной природе самих слухов».

Игорь Ашманов тоже разделяет такой подход.

«Если бы изначально создали сайт, где транслировалась бы объективная информация, если бы губернатор Тулеев сразу начал рассказывать людям, как обстоят дела, то эффект негативных слухов в значительной степени был бы снивелирован», — заключает Игорь Ашманов.

Автор: Николай Хренков
Обсуждаемое