Весь мир
Страна первой «твиттер-революции»: Молдавия готова вернуться в орбиту России
Весь мир
Небольшой парень с огромным сердцем: пользователи не верят в смерть Тройера
Следующая новость
Загрузка...

    Страна первой «твиттер-революции»: Молдавия готова вернуться в орбиту России

    Страна первой «твиттер-революции»: Молдавия готова вернуться в орбиту России

    Бывшая союзная республика Молдавия не в состоянии похвастаться масштабом экономических успехов или культурных достижений — для этого она слишком незначительна. Зато эта страна может «гордиться» другой ролью, предназначенной ей «сильными мира сего», — ролью «испытательного полигона», на котором западные центры силы, и в первую очередь Соединенные Штаты Америки, отрабатывают свои навыки вмешательства в политическую жизнь чужих государств.

    В ноябре этого года в Молдавии пройдут очередные парламентские выборы. Сегодня Партия социалистов пророссийски настроенного президента Молдавии Игоря Додона контролирует лишь 24 места в молдавском парламенте, тогда как оставшиеся 52 места занимают члены прозападных Демократической и Либерально-демократической партий, а также молдавские коммунисты: последние, как ни парадоксально, тоже поддерживают скорейшую интеграцию страны в структуры ЕС и НАТО.

    Пока что конфликт между сторонниками Додона и «западниками» отчасти сглаживают 15 неприсоединившихся депутатов, которые не позволяют провести импичмент президента. Но после ноябрьских выборов ситуация может поменяться радикально: как показывают социологические опросы, социалисты Додона могут стать самой крупной фракцией в будущем парламенте.

    Но до ноября социалистам еще надо дожить — причем в прямом смысле этого слова. Нет никаких гарантий, что за ближайшие месяцы усилиями западных контрагентов в Молдавии не будет устроена очередная уличная «заварушка», которая поставит крест и на пророссийских политиках, и на ноябрьских выборах как таковых.

    Страна первой «твиттер-революции»: Молдавия готова вернуться в орбиту России

    Парламент «ликвидаторов Молдавии»

    Особенностью Демократической и Либерально-демократической партий всегда была их открытая приверженность идеям «воссоединения» Молдавии и Румынии, то есть фактической ликвидации молдавской государственности. Такая политическая платформа достаточно экзотична для европейских партий и, скорее, характерна для различных сепаратистских движений — будь то баски или каталонцы в Испании или шотландцы в Великобритании. Но даже в этом случае обычно речь идет о создании собственного государства из части старого, а не о желании максимально быстро передать свою государственность в чужие руки.

    Кроме того, в отличие от этнически-цельных национальных анклавов Старой Европы, ситуация в Молдавии далека от того, чтобы назвать всех граждан страны «заблудившимися румынами». В этой стране присутствуют сильные русская и украинская общины, а также имеется уникальный этнический район — Гагаузия.

    Мозаичное устройство Молдавии всегда было головной болью для завоевателей в прошлом — все попытки тотального «орумынивания» молдаван заканчивались ничем. Недаром нынешний год, по указу главы республики, объявлен в стране годом Штефана чел Маре — самого известного правителя исторического Молдавского княжества, который яростно сопротивлялся вызовам как внутреннего, так и внешнего характера, направленным против молдавской государственности.

    Впрочем, нынешний «прорумынский» состав парламента Молдавии — это результат выборов 2014 года, которые прошли в обстановке связанности России событиями на соседней Украине. Молдавия оказалась предоставлена самой себе — и тут же подпала под западное влияние.

    Ну а для США и Евросоюза скорейшая интеграция Молдавии в североатлантические и европейские структуры является желанной целью: государственность этой маленькой страны отнюдь не считается на Западе каким-либо препятствием для этого. И если для этого нужны погромы — они произойдут непременно.

    Страна первой «твиттер-революции»: Молдавия готова вернуться в орбиту России

    Президент «для своих»

    Надо подчеркнуть, что, по молдавской конституции, страна является президентской республикой. Однако президента вплоть до 2016 года избирали не прямым всенародным голосованием, а через весьма непрозрачную процедуру выдвижения и утверждения его кандидатуры в парламенте. За такую политическую практику молдаване должны «благодарить», опять-таки, местных коммунистов, которые в 2000 году добились того, чтобы выбирать президента путем тайного (!) голосования в парламенте.

    На сегодняшний момент можно констатировать, что ничего путного из этого для страны и ее граждан не вышло. Единственным «успехом» такого подхода стали два президентских срока коммуниста Владимира Воронина, который занимал высший пост с 2001 по 2009 годы.

    Несмотря на предвыборные декларации коммунистов о придании русскому языку статуса второго государственного, никаких реальных изменений после избрания Воронина не последовало. Провалилась даже попытка ввести в молдавоязычных школах преподавание уроков русского языка начиная со второго класса, а также инициатива введения в школьную программу курса изучения истории Молдавии как независимого государства вместо преподававшейся до этого «истории румын» (!). Эти робкие инициативы вызвали в конце лета 2003 года всплеск митинговой активности со стороны прорумынски настроенной оппозиции — и все законодательные инициативы коммунистов были тут же торпедированы ими же самими.

    Читайте также: «Тигры» под кнутом Госдепа: Латвия, Литва, Эстония и другие штаты США

    Столь же тупиковой оказалась попытка Воронина решить застарелую проблему Приднестровья. Несмотря на компромиссный, проработанный в деталях «Меморандум Козака», который был принят при посредничестве России, попытка федерализации Молдавии вызвала бурю возмущения прорумынской оппозиции, прекрасно понимавшей, что федеральное государство никак не сможет стать частью Румынии. В итоге Воронин и здесь пошел на попятную, отказавшись подписывать уже согласованный документ, который открывал бы дорогу к стабильному миру и общественному согласию.

    Итогом такой непоследовательной внутренней и внешней политики коммунистического президента стали массовые беспорядки в Молдавии, которые были инспирированы оппозицией и всячески поддержаны западными странами. Во многих западных СМИ кишиневские акции протеста впервые получили название «твиттер-революция» (англ. Twitter Revolution) благодаря тому, что протестующие активно использовали для организации и координации своих действий социальные сети и службы мгновенного обмена сообщениями, такие как твиттер.

    Тогда-то Молдавия и стала «полигоном» для испытания сетевых технологий организации уличного протеста, которые затем были по-полной применены во время событий «Арабской весны» на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Как и положено, молдавские «твиттер-события» стартовали сразу после очередных выборов в парламент, состоявшихся 7 апреля 2009 года, победу на которых одержали молдавские коммунисты во главе с Ворониным.

    Страна первой «твиттер-революции»: Молдавия готова вернуться в орбиту России

    Президентская республика без президента

    В первый же день протестующие захватили здание парламента в центре Кишинева и водрузили над его входом флаг Румынии, а на шпиле над зданием — флаг Евросоюза. В здании был подожжен первый этаж, сами протестующие использовали для нападений на полицию булыжники и камни. Это, опять-таки, стало прообразом будущих событий в Киеве зимой 2013–14 годов.

    В свою очередь, лидеры прозападной молдавской оппозиции, уже в стиле Виктора Ющенко образца 2004 года, заявили, что требуют проведения повторных выборов в парламент, а не просто пересчета голосов. Одновременно с этим манифестанты, удерживая за собой здание парламента, расширили свой контроль на соседнюю площадь. Внутри и снаружи парламента были разведены костры, из здания вынесли мебель, были вскрыты сейфы, а секретные и конфиденциальные документы сжигались или разбрасывались. В тот же вечер в здании парламента начался пожар, и лишь чудом его удалось вскорости потушить.

    На следующий день, 8 апреля, произошла попытка эскалации конфликта с соседним Приднестровьем — молдавскими силовиками была предотвращена попытка «экстремистски настроенной» молодежи попасть на территорию ПМР и устроить беспорядки в одном из населенных пунктов непризнанного региона.

    Итогом кишиневских событий десятилетней давности стало то, что Воронин не смог переизбраться через парламент на пост президента Молдавии. Кроме того, при повторных выборах коммунисты утратили большинство в парламенте, а на период 2009–12 годов страна и вовсе осталась без президента — его пост занимали лишь «временно исполняющие обязанности».

    Интересно то, что подлинные организаторы столичных погромов и поджогов так и не были выявлены, несмотря на высокий уровень их организованности. Из числа наиболее активных участников беспорядков по статьям «хулиганство» и «грабеж» были осуждены всего 8 человек. Зато новым прозападным правительством были осуждены 14 полицейских — якобы за применение пыток к задержанным.

    Впрочем, известно то, что к организации уличных протестов в Кишиневе причастны главы НПО Think Moldova Натальи Морарь и руководителя НПО Hyde Park Геннадий Брега. Любопытно, что сайт Hyde Park был создан бесплатно в рамках программы «Обучение и доступ в интернет» управления культурных и образовательных программ Госдепартамента США, созданной при поддержке кампании «Акт в защиту свободы».

    Данная кампания была впервые апробирована именно в 2009 году и анонсирована тогдашней главой Госдепа Хиллари Клинтон в ее знаменитой речи «Инициатива гражданского общества 2.0». Чуть позже она же дала жизнь техническому аспекту будущих «твиттер-революций» под условным названием «Инициатива создания глобальной сети». В ее рамках крупнейшие мировые IT-корпорации вложили миллионы долларов в создание технологий организации уличных масс через независимые сетевые ресурсы.

    Тогда же под эгидой Госдепа были организованы спецсеминары для особо одаренных интернет-активистов из десятков стран, в том числе из Молдавии. Эти встречи с участием специалистов из Facebook и Google, «Фридом хауса» и «Международного республиканского института» превратились в «мозговые штурмы» на тему будущих «цифровых революций» в остальном мире.

    Страна первой «твиттер-революции»: Молдавия готова вернуться в орбиту России

    Тревожный ноябрь

    Текущая ситуация в Молдавии характеризуется хрупким равновесием. Действующее избирательное законодательство, созданное «под себя» коммунистами, а затем перехваченное прозападными силами, создало в стране не подконтрольный народу правящий режим. Это привело к серии антиправительственных выступлений в 2015–16 годах и закончилось Великим национальным собранием, с формированием Совета национального спасения.

    В отличие от событий 2009 года, которые даже на Западе воспринимаются как «оранжевая» революция, события 2015–16 годов прошли как медленное нарастание самосознания митингующей «улицы», которая шаг за шагом перешла от пустых лозунгов «медленной евроинтеграции» к требованиям антикоррупционных расследований и поддержки курса на интеграцию с Россией.

    Читайте также: «Задний двор» США: хочешь стать Латинской Америкой — заведи себе компрадоров

    Победа Додона на президентских выборах в декабре 2016 года стала отражением этого курса на отказ от бездумного «встраивания в Европу» и разрушения молдавской идентичности. Вместо «демократии узкого круга избранных» был предложен поворот к России. Именно Додону обязан своим существованием нынешний созыв парламента, так как одним из требований митингующих в 2015–16 годах был немедленный роспуск скомпрометировавших себя депутатов-«либералов» и поддержавших их коммунистов.

    Как показывают социологические опросы, партия Игоря Додона сможет набрать на выборах в ноябре 2018 года уверенное большинство в будущем парламенте. Вопрос состоит лишь в том, решатся ли западные страны достать из своей засаленной колоды новую редакцию «твиттер-революции», чтобы удержать Молдавию от поворота к России.

    Автор: Алексей Анпилогов
    Читайте нас в Дзене