Поиск
Лента новостей
Лента новостей
Закрыть
Спорт
Жирков назвал странным судейство матча Россия — Мексика
Происшествия
Взрыв на Ачинском НПЗ как предвестник новой угрозы для России
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Взрыв на Ачинском НПЗ как предвестник новой угрозы для России

    11:32  17 Июня 2014  /обновлено: 12:31  28 Октября 2015
    212

    На фоне введения "Газпромом" режима предоплаты за "голубое топливо" для украинского "Нафтогаза" и всеобщих восторгов, сопутствующих закрытию вентиля на российско-украинской границе, почти не замеченной прошла другая "углеводородная" новость — о взрыве на Ачинском нефтеперерабатывающем заводе. Тем более, что никаких восторгов в обществе она не могла вызвать по определению. Отсутствие внимания к инциденту понятно: украинская тематика всё перекрывает. Уйди она сейчас на второй план — и неизвестно, что пришлось бы тогда обсуждать российскому экспертному сообществу. Катастрофы на производствах, падения авиатехники, потопы и ураганы, — все эти несчастья нисколько не оставили Россию после "Русской весны" и крымской виктории. А на фоне введенных санкций и новых возможных кар со стороны Запада эти происшествия смотрятся, пожалуй, еще более зловеще — особенно когда речь идет о проблемах в нефтегазовом секторе. На первый взгляд, ЧП на Ачинском НПЗ не сильно выбивается из череды аварий, регулярно происходящих на российских предприятиях. По предварительным данным Следственного комитета, 15 июня на открытой площадке территории промзоны завода прогремел взрыв углеводородного газа на газофракционирующей установке. Взрыв привёл к пожару на площади 400 квадратных метров, в котором погибли шесть человек, еще семеро получили травмы, а двое рабочих, предположительно, до сих пор находятся под завалами. Следствие возбудило уголовное дело по статье 217.1 УК РФ — нарушение требований обеспечения безопасности и антитеррористической защищенности объектов топливно-энергетического комплекса, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц. Нарушение антитеррористической защищенности? Даже эта формулировка статьи Уголовного кодекса вряд ли привлекла бы чьё-то внимание, если бы не два обстоятельства, которые выглядят, мягко говоря, неоднозначно. Прежде всего, подозрения вызывает время инцидента. Взрыв произошёл в 23:56 — притом, что Ачинский НПЗ на момент аварии находился на ежегодном плановом ремонте. Сообщается, что к взрыву и пожару привел пропуск углеводородного газа, случившийся при проведении пусковых работ. Устраивать пуски в полночь — такая стахановская прыть, конечно, заслуживает уважения, но выглядит это всё-таки несколько странно, в особенности если ремонт плановый. Удивляет и то, что расследование происшествия было почти сразу поручено следователям второго управления по расследованию особо важных дел (о преступлениях против государственной власти и в сфере экономики) аппарата ГСУ СК России по Красноярскому краю. Как сказано на сайте Следственного комитета, такое решение было принято "в связи с большим общественным резонансом". Безусловно, смерть даже одного человека — это трагедия. И всё же привлекать к расследованию банального взрыва "следаков", специализирующихся на преступлениях против госвласти, да ещё говорить при этом о резонансе — это уже, кажется, чересчур (пусть даже взрыв был слышен за 30 км от завода, а пожар тушили на протяжении двенадцати часов). Или речь идёт совсем не о банальном взрыве? Стоит напомнить, что буквально в мае вспыхнули фракции пропана на Московском нефтеперерабатывающем заводе в Капотне — один человек получил ожоги. А в феврале этого года пожар случился на Рязанском НПЗ — там, как сообщило следствие, "произошел сход с места стоянки 14-ти цистерн, которые, неконтролируемо двигаясь по железнодорожным путям, совершили столкновение со стоящими четырьмя цистернами, груженными метилтретбутиловым эфиром". И тогда тоже расследованием занимались следователи по особо важным делам. Руководство каждого из заводов заявляло, что инциденты никак не отразятся на их контрактных обязательствах и что запас нефтепродуктов достаточен для бесперебойного обеспечения потребителей. Всё это прекрасно — напрягают лишь сами инциденты на НПЗ, происходящие с пугающей частотой. Тем более когда в качестве причины самой громкой российской техногенной катастрофы последнего времени — падения ракеты-носителя "Протон-М" 16 мая этого года — называется не просто "человеческий фактор", но откровенное вредительство. Сейчас подрядчики НПЗ, выполнявшие ремонт, кивают друг на друга, отказываясь признавать вину за собой. Местные жители, как это обычно бывает, убеждены в вине "жирных котов" — топ-менеджеров Ачинского завода — как за то, что они выбрали не тех подрядчиков. Однако вопрос остаётся прежним: не слишком ли часто гремят взрывы на предприятиях отрасли, являющейся основным источником бюджетных доходов России? Ачинский НПЗ, как и его рязанский собрат, принадлежат государственной "Роснефти". Созданный в эпоху "высокого брежневизма" (начало строительства — 1972 год, первая продукция — 1982 год) Ачинский завод, подвергнутый акционированию на заре приватизации и оказавшийся в собственности "Роснефти", после затяжного десятилетнего "юкосовского" кульбита вновь вернулся в число активов госкомпании в 2007 году — и с тех пор исправно служил ее нуждам, производя более ста видов нефтепродукции объёмом свыше 7 млн тонн в год. "Роснефть" — флагман отечественной нефтегазовой отрасли, инвестирующий в собственное развитие сотни миллиардов рублей. Да и сама отрасль буквально купается в деньгах: так совпало, что наутро после взрыва на единственном НПЗ в Красноярском крае курирующий ТЭК вице-премьер правительства Аркадий Дворкович, выступая на Мировом нефтяном конгрессе в Москве, заявил о том, что капиталовложения в нефтянку Восточной Сибири составят один триллион долларов до 2035 года. Это говорит уже о мега-стратегическом статусе российской топливной энергетики. Посему любая возможная причина череды аварий на отечественных НПЗ, происходящих на фоне многомиллиардных вложений, — халатность, саботаж, "потогонная" система организации труда или "тривиальный" износ материальных фондов из-за чрезмерной эксплуатации — нуждается в тщательной проверке и немедленном устранении. Иначе под вопрос ставится, ни много ни мало, выживание российской экономики, завязанной на нефти и газе. Сегодня Россия вступила в очередную фазу острого противостояния с Западом. Украинский кризис и антироссийская позиция целого ряда западных держав демонстрируют нам, что против нашей страны отныне может быть в открытую применён весь комплекс мер, соответствующих состоянию как минимум холодной войны. Вновь актуальными становятся старые угрозы — санкции, диверсии, а также терроризм: причем не только на Северном Кавказе или в Крыму, но и повсюду в стране. Выступавший на том же форуме и в тот же день президент "Роснефти" Игорь Сечин, в "епархии" которого и находится Ачинский НПЗ, не зря построил свою речь вокруг теперь уже бесспорного тезиса: экономические санкции, системное манипулирование рынком и запрет доступа к критически важным технологиям превращаются сегодня в главные инструменты общемировой конкуренции и приводят уже к политическим рискам — особенно в таких стратегических областях экономики любой страны, как энергетика. Поэтому нужно быть готовыми к тому, что в этой сфере нас будут давить. Уже давят. Под ударом оказывается именно то, что до сих пор нас выручало: трубопроводы, НПЗ, буровые установки, шельфовые платформы. Это значит, что у России нет возможности мириться с "антитеррористической незащищённостью" ключевых предприятий важнейшей отрасли страны, какой бы ни была истинная причина череды последних взрывов — неадекватные условия труда или полномасштабная диверсия. Денис Тукмаков

    Автор: Алексей Громов
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях