Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Киевский эксперт: Проблема русофобии — не в клозетах на Банковой, а в головах украинцев

0 Оставить комментарий

Киевский эксперт: Проблема русофобии — не в клозетах на Банковой, а в головах украинцев

Многие украинские эксперты в последнее время фиксируют явное разочарование, назревшее в украинском обществе от идей и результатов Майдана, усталость от постоянной военной риторики во власти и СМИ, а также постепенный отход от воинствующей русофобии. Известный украинский аналитик Олег Волошин в интервью ФАН рассуждает о корнях местной русофобии и путях излечения от нее большой части общества.

«Проблема того, что среди топовых украинских политиков сегодня зашкаливает уровень национализма, во многом — в состоянии общества, которое они представляют. Среди антинационалистической украинской тусовки, к которой относятся самые разные силы, — от сторонников коммунистических идей до либералов-евроинтеграторов — популярен некий вид самообмана. Эти люди, искренне ужасающиеся пещерному «бандеризму», царящему в обществе, почему-то считают: мол, «навязывание националистической повестки — это дело рук ряда особо ретивых политиков-радикалов, и, стоит их только убрать со сцены, как сразу все станет хорошо».

Киевский эксперт: Проблема русофобии — не в клозетах на Банковой, а в головах украинцев

К сожалению, это неправда. На мой взгляд, это непонимание законов общественного и политического развития Украины. Проблема в том, что это как раз политики во власти во главе с Порошенко вынуждены были надеть на себя личину «ура-патриотов» и «русофобов», что некоторым из них дается особенно натужно — с учетом всей их истории отношений с Россией. Топ-политики просто пытаются «зеркалить» определенные тенденции в украинском обществе. О чем говорить, если я даже с определенной частью своих родственников — со стороны супруги – без конца спорю, дискутирую об этом.

Эти люди абсолютно уверены в том, что, «если бы Россия не влезла в конфликт на Донбассе, то АТО можно было бы завершить всего за две недели, подавить «восставших шахтеров» силой — и это было бы правильно, потому что это — наша территория».

Люди, весьма далекие от политики, искренне считают, что притеснение русского языка в школах — это правильно. При этом они приводят смешной аргумент, вроде того, что «наша страна называется Украиной — значит, и говорить в ней нужно исключительно по-украински». Мол, «вот во Франции же все говорят по-французски, так чем Украина хуже?» и т. д.

Проблема в том, что, как совершенно правильно говорил профессор Преображенский, «разруха — она не в клозетах, а в головах». И не в клозетах на Банковой или на Грушевского, а именно в головах очень многих простых украинцев. К сожалению, эти настроения были и раньше — чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть «домайдановские» дискуссии в украинских соцсетях. На данный момент, под влиянием мощной государственной пропагандистской машины, они только усугубились.

Киевский эксперт: Проблема русофобии — не в клозетах на Банковой, а в головах украинцев
Конечно, телевизор играет в этом процессе огромную роль. И, конечно, если топ-политики начнут говорить совсем иные вещи, начнут постепенно готовить общество к реинтеграции с тем же Донбассом (именно к реинтеграции, а не к деокккупации), эта ситуация может постепенно измениться. Потому что, если вдруг случится так называемая «деоккупация» (которая вообще-то сегодня невозможна просто технически), то в Донбасс войдет украинская армия. И, как следствие, она принесет туда с собой весь идеологический набор тех вещей, которые сейчас, к сожалению, считаются нормальными в украинском обществе.

Это и памятники Бандере, и улица Шухевича, и пресловутая «декомумнизация», и притеснение русского языка, и прочее. Когда я начинаю об этом говорить со знакомыми, многие из них отвечают, мол, ну что ты чушь какую-то рассказываешь? Я им говорю — почему чушь-то? Почему, если все это сегодня возможно в Киеве, в моем родном, полностью русскоязычном Николаеве все это происходит, то в Донецк вы что, «придете с гвоздичками»?

Ведь если дать волю этой когорте националистов (и поддерживающий ее части общества), то они там такой «порядок» наведут!

Киевский эксперт: Проблема русофобии — не в клозетах на Банковой, а в головах украинцев

Есть такая проблема у некоторых моих коллег-политологов, и тем более у политиков: они постоянно говорят, вот, мол, «плохой Порошенко, Яценюк, Аваков и т. д., а вот украинский народ — он народ-«богоносец», мы его все любим: львовяне молодцы, черниговцы там, херсонцы, разве что донбассцы порой иногда не молодцы…» Да нет, ребята, надо просто признать, что мы все — очень разные. Для меня, выходца из Николаева, многие воззрения жителей Галичины порой выглядят просто дико, я не воспринимаю многие их убеждения, они для меня — как иностранцы. И это еще мягко говоря.

Этим людям искренне хочется жить в гомогенной, украиноязычной среде. А мне и моим товарищам — не хочется. Порой им говоришь: ребята, да вы же сами все польский язык учите, вы же на помидорах в Польше буквально живете. И тогда какая вам разница — будет украинский язык звучать на улицах Одессы или не будет? Будет там стоять памятник Екатерине или нет, какая вам разница? Почему у вас стоят памятники императорам Австро-Венгерской империи, хотя остальная Украина не считает их своими правителями или героями? Они мне отвечают: «Не, ты ничего не разумеешь, це Украина, вали жить в Россию» и т. д.
Киевский эксперт: Проблема русофобии — не в клозетах на Банковой, а в головах украинцев

Это — огромная проблема в самом украинском обществе, и снять ее можно не путем замены одного президента или премьера на другого. Нужно снять ключевой раздражитель в обществе. Ведь этот «русофобский» сегмент в Украине всегда составлял не более 30 процентов населения. К нему примкнуло еще 25-30 процентов людей, часть из которых, грубо говоря, обиделась на Россию. А другая часть постоянно живет с постулатом «у нас война, а значит, все можно».

Причем большинство этих же людей никогда не были на Донбассе, реальной войны никогда в глаза не видели. Они хорошо зарабатывают, отдыхают в модных клубах, ездят отдыхать в Турцию и на другие мировые курорты, но при этом не устают повторять — «у нас же война».

И вот эта часть общества после того, как в Донбасс войдут миротворцы, и слово «война» уже не будет соответствовать реальности — она уйдет либо в апатию, либо в лагерь людей, который скажет: «Ну, в целом, ребята, давайте жить мирно, у нас проблем и так хватает — барыги при власти, дороги разбиты, мусор не вывозят неделями — давайте говорить вот об этом».

Киевский эксперт: Проблема русофобии — не в клозетах на Банковой, а в головах украинцев

Сейчас же их постоянно будирует то, что каждый день с телеэкранов они десятками раз слышат слово «война». Мне, тем не менее, кажется сомнительным тезис о том, что народ намеренно отвлекают от экономических проблем. И что, если завтра Порошенко или тот же Турчинов смягчат свою риторику в отношении России или Донбасса, то все будет по-другому. Нет, к сожалению, это не так. Я довольно часто сталкиваюсь на бытовом уровне с людьми, достучаться до которых невозможно, вот просто — глухая стена.

Они мне говорят: «А вот то, что ты говоришь — это ты наслушался российскую пропаганду».

Но ведь это же бред! Когда мне говорят такое сторонники действующей власти, я понимаю — это не искренне, это удобно для их имиджа и карьеры. Но, когда такое говорят простые люди, я понимаю, что они говорят это, увы, искренне. Они действительно хотят нас, русскоязычных, «переломить через колено». Они реально хотят взять некий реванш.

Кстати, не случайно русофобией страдают украинцы, мягко говоря, не слишком успешные. Потому что успешные украинцы думают в совершенно нормальных категориях. Вот посмотрите — боксер Усик, чемпион мира, Виталий Кличко, тоже чемпион мира, многие крупные бизнесмены, да те же звезды эстрады вроде Монатика, Тины Кароль и Славы Вакарчука — никто из них оголтелой русофобией, и тем более, внутренне направленной русофобией, не страдает.

Ей, как правило, страдают те, кто себе почему-то придумал, что он «мог бы быть миллионером, если бы не пророссийские силы».

Один мой знакомый мне прямо так и сказал: «Я мог бы на «Гелендвагене» уже ездить, если бы не Партия регионов».

Киевский эксперт: Проблема русофобии — не в клозетах на Банковой, а в головах украинцев

При этом я посмотрел его биографию, никаких предпосылок ездить на «Гелендвагене» у него не было и нет. То есть, такие люди убеждены, что лично они жили бы лучше, «если б не москали». И это они пока говорят так, потому что в эту же цепочку легко встроить «жидов», «ляхов» и прочих «неудобных».

Один из таких «обиженных на Россию» рассказал — да, я учился в РФ, получил высшее образование, но «меня там иногда называли хохлом». Господи, а когда вы сами называете местных кавказцев «хачатурянами», вас это, значит, не смущает? Люди отказываются признавать, что это — вещи одного порядка. То есть, вот эта «национальная эмансипация», как они ее красиво называют — это, по сути, социальный бунт. Посмотрите внимательно на состав «добробатов», «национальных дружин» и т. д. — ведь это в основном люди, не слишком хорошо устроенные в жизни. Причем многие из них — русскоязычные. И есть даже такие, которые и украинского-то толком не знают.

То есть, это — условные националисты, но они увидели в этом шанс улучшить свое существование, «придавив» других по национальному признаку. Примерно то же самое было в 1930-х в нацистской Германии, когда тысячи немцев увидели шанс реализовать себя за счет соседа-еврея или коллеги-коммуниста. Нацистам удалось инфицировать свой народ такой мыслью, мол, «избавимся от этих чужих — и заживем!» Очень страшно, что именно так многие сейчас мыслят и на Украине.

Киевский эксперт: Проблема русофобии — не в клозетах на Банковой, а в головах украинцев

И Порошенко, Яценюк и их соратники — они рабы этой ситуации. Я на сто процентов убежден, что в душе они не верят в то, что говорят. И даже думают совсем по-другому. Из Порошенко такой же украинский националист, как из меня — он просто вынужден играть эту роль, пусть и очень плохо. Юлия Тимошенко — человек, у которого есть выходы на Москву и который надеется стать президентом по коллективному соглашению между Вашингтоном и Москвой, вынуждена использовать эвфемизм «страна-агрессор». И часто публично разражается риторикой, которую порой даже от националиста Тягнибока не услышишь.

В этот момент невольно думаешь: «Юлия Владимировна, ну елки-палки! У вас этническое происхождение вообще не украинское, вы с Владимиром Владимировичем постоянно вместе сидели, хихикали на пресс-конференциях, ну какая из вас теперь украинская националистка?!»

Всем этим людям, которые давно сидят у власти, 5 лет назад нынешние русофобские вещи просто не приходили в голову. Почему же они сегодня несут такое? Потому что поменялся характер общества. И теперь это общество нужно серьезно лечить. Именно этим важно прекращение самого факта войны. Как только этот раздражитель уйдет, общество неизбежно изменится и, по крайней мере, станет хоть в какой-то степени готово к лечению».

Автор: Василий Таран специально для ФАН/Киев