Украина
Мир по-киевски: подписанный Порошенко закон ведет к новой войне в Донбассе
Новости Сирии
Сирия: Эрдоган обвинил США в продолжающейся поддержке курдских сил в стране
Следующая новость
Загрузка...

    Мир по-киевски: подписанный Порошенко закон ведет к новой войне в Донбассе

    Мир по-киевски: подписанный Порошенко закон ведет к новой войне в Донбассе

    20 февраля 2018 года президент Украины Петр Порошенко подписал закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями Донецкой и Луганской областей». В прессе этот документ для краткости, хотя и ошибочно, называют «законом о реинтеграции Донбасса».

    Ошибка состоит в том, что в тексте закона нигде не упоминается Донбасс и, тем более, не встречаются аббревиатуры «ДНР» или «ЛНР», как отсутствует и слово «реинтеграция». Вместо этого подписанный документ пестрит терминами «оккупация», «агрессия» и «вооруженные силы Украины», а сам закон вполне можно назвать «законом о войне в Донбассе».

    Крах государственности

    Ситуация с тремя государственными образованиями на территории Украины возник вскоре после вооруженного переворота в Киеве в феврале 2014 года. Итогом этого переворота стал распад предыдущей украинской государственности, приведший к тому, что Крым и Донбасс не признали легитимность новых киевских властей и провели свои референдумы по вопросу о новой государственности.

    Результаты тех плебисцитов известны — мартовский референдум на территории Крыма провозгласил независимость полуострова от Украины, после чего Верховный совет Крыма обратился к России с просьбой о включении полуострова в состав Российской Федерации. А референдумы в Донецкой и Луганской областях, произошедшие 11 мая 2014 года, объявили о создании независимых государств — Луганской и Донецкой народных республик. «За» самоопределение региона в Донецкой области проголосовали 89,7% избирателей, в Луганской области — 96,2%.

    Мир по-киевски: подписанный Порошенко закон ведет к новой войне в Донбассе

    Кроме того, ни жители Крыма, ни избиратели Донецкой и Луганской областей не участвовали в выборах президента Украины, которые состоялись на «киевской» части страны в конце мая 2014 года.

    Таким образом, после краха прошлой украинской государственности на территории страны возникло сразу три новых легитимности, а с учетом ушедшего в состав России Крыма — все четыре. В столь неоднозначной ситуации Россия выбрала подход одинакового признания сторон как равноправных выразителей воли украинских избирателей. Это выразилось в признании новых киевских властей и крымского референдума, а также в фактической поддержке референдумов в ДНР и ЛНР.

    Киев результаты плебисцитов не признал и в начале апреля 2014 года начал так называемую «антитеррористическую операцию» в Донбассе, чтобы решить вопрос существования ЛНР и ДНР с помощью грубой военной силы. Столкновения украинской армии и формирований украинских националистов с отрядами ополчения республик Донбасса к лету того же года переросли в полномасштабные боевые действия с использованием тяжелой бронетехники, артиллерии и авиации.

    Однако военный путь решения политических разногласий оказался для Киева тупиковым. В неудачных кампаниях лета 2014 года и зимы 2015 года Украина едва не лишилась боеспособной армии: ВСУ потерпели ряд болезненных поражений от народного ополчения донбасских республик.

    Итогом тех кампаний стало подписание двух редакций Минских соглашений. В них был предложен путь реализации политического компромисса через создание «особого статуса» ДНР и ЛНР в составе Украины, амнистию участникам военных действий, придание русскому языку статуса государственного, обеспечение реального местного самоуправления для Донбасса и конституционную реформу на Украине. Кроме того, обязательным условием Минских соглашений стало немедленное прекращение огня.

    Мир по-киевски: подписанный Порошенко закон ведет к новой войне в Донбассе

    От плохого к худшему

    С момента принятия «Минска-2» было понятно, что политические силы, пришедшие к власти в Киеве по итогам госпереворота, не заинтересованы в выполнении политической части этих соглашений. В ситуации военного разгрома украинской армии эти договоренности рассматривались Киевом как дипломатическое прикрытие для обеспечения временной передышки, необходимой для восстановления вооруженных сил киевского режима. Тем не менее, несколько формальных попыток выполнения политических пунктов договоренностей все-таки предпринималось.

    16 сентября 2014 года Верховная рада Украины приняла закон об особом статусе Донбасса. В этом документе не подконтрольным Киеву территориям предоставлялся «особый статус» сроком на три года, которые истекли как раз к сентябрю 2017 года, в момент принятия нынешней редакции закона «Об особенностях государственного суверенитета».

    В законе 2014 года были задекларированы некоторые положения Минских соглашений, в частности право «свободного пользования русским языком» и создания отрядов «народной милиции» донбасских республик. Кроме того, власти Украины гарантировали недопущение уголовного и административного преследования и наказания лиц — участников конфликта на востоке страны.

    Мир по-киевски: подписанный Порошенко закон ведет к новой войне в Донбассе

    Камнем преткновения в применении данного закона стал вопрос о проведении выборов в местные органы самоуправления 7 декабря 2014 года. Киев настаивал на передаче ему полного военного контроля над мятежными территориями еще до начала выборной кампании, в то время как ЛНР и ДНР предлагали вначале завершить конституционный процесс. Донбасс справедливо полагал, что политическое урегулирование должно предшествовать выборам.

    В итоге, так и не придя к консенсусу по политическим вопросам, ЛНР и ДНР назначили выборы глав республик и депутатов местных парламентов на 2 ноября 2014 года. По результатам голосования главой ДНР был избран Александр Захарченко (77,51% голосов), а главой ЛНР — Игорь Плотницкий, набравший 63,04% голосов избирателей. Официальный Киев итоги этих выборов не признал.

    Читайте также: Почему США — не Украина: Дмитрий Лекух о русском газе и вашингтонских ежиках

    Уже к весне 2015 года, воспользовавшись передышкой для реанимации ВСУ, Киев в значительной мере изменил риторику «особого статуса». 17 марта 2015 года Верховная рада приняла постановление о территориях с особым статусом, которое перечеркнуло положения «Минска-2». В нем провозглашенные ДНР и ЛНР объявлялись «временно оккупированными территориями». Кроме того, таковой статус в положении закреплялся за ними вплоть до «момента вывода всех незаконных вооруженных формирований и военной техники, а также боевиков и наемников с территории Украины и возобновления полного контроля Украины над государственной границей».

    Таким образом, последующие три года дипломатических страданий лишь отдаляли реальное политическое урегулирование на Украине.

    Мир по-киевски: подписанный Порошенко закон ведет к новой войне в Донбассе

    Киеву мир не нужен

    Итак, срок действия предыдущего украинского «закона об особом статусе», принятого Киевом в ситуации разгрома осени 2014 года, истекал осенью 2017 года. 4 октября 2017 года Порошенко внес в Верховную раду сразу два законопроекта, которые должны были наследовать устаревшему закону, — «О создании необходимых условий для мирного урегулирования ситуации в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (часто именуемого «законом о статусе Донбасса») и «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» (тот самый «закон о реинтеграции Донбасса»).

    Читайте также: «Это печально»: немецкое СМИ оттопталось на речи Петра Порошенко в Мюнхене

    Первый закон, который вроде бы должен обеспечивать «особый статус» ДНР и ЛНР, был принят еще 6 октября 2017 года и подписан Порошенко 10 октября. Такая спешка не удивляет — этот документ представляет собой юридическую «пустышку». Согласно нему, особый статус для отдельных районов Донецкой и Луганской областей вступает в силу только после того, как с этих территорий будут выведены «все незаконные вооруженные формирования и военная техника, а также боевики и наемники». Такой подход однозначно блокирует действие закона. Кроме того, в его новой редакции никак не были прописаны политические обязательства Киева — децентрализация власти в стране, проведение местных выборов в особых районах, конституционная реформа и т. д.

    Но главный «подводный камень» запрятан Киевом во втором документе — подписанном Порошенко 20 февраля 2018 года «законе о реинтеграции Донбасса». В нем территории ЛНР и ДНР уже привычно названы «оккупированными территориями», а действия России по урегулированию гражданского конфликта и вовсе названы «агрессией против Украины».

    Мир по-киевски: подписанный Порошенко закон ведет к новой войне в Донбассе

    Также в законе прописано практически бессрочное поражение в правах жителей Донбасса — они лишены возможности свободного проезда и прохода, перемещения грузов, неприкосновенности частной собственности, распоряжения своим имуществом и ряда базовых гражданских прав. Так, Украина объявила, что намерена признавать лишь акты рождения и смерти граждан Украины на территории ЛНР и ДНР, в то время как остальные гражданские акты и иные документы считает ничтожными.

    Данным законом все полномочия по осуществлению государственной «политики» на территории, неподконтрольной Киеву и прилегающей к территории ЛНР и ДНР (так называемая «зона АТО»), передаются в руки объединенного оперативного штаба вооруженных сил Украины, который не только контролирует силовиков и военно-гражданские администрации в зоне конфликта, но и самостоятельно определяет ограничения прав граждан.

    Наконец, президенту Украины данным законом предоставляется право задействовать вооруженные силы внутри страны без согласия парламента, а из текста изъяты все упоминания о Минских соглашениях. По сути, мы имеем дело именно с законом о войне, но никак не с законом о «реинтеграции» Донбасса, которая для Киева уже давно неактуальна.

    Автор: Алексей Анпилогов