Происшествия
Приговор как спасение: в Ростове-на-Дону осуждены трое пособников джихадистов
Общество
Литературное кафе начнет работу в Петрозаводске в День города
Следующая новость
Загрузка...

    Приговор как спасение: в Ростове-на-Дону осуждены трое пособников джихадистов

    Приговор как спасение: в Ростове-на-Дону осуждены трое пособников джихадистов

    Ростов-на-Дону, проспект Михаила Нагибина. За кирпичным забором и тщательно охраняемыми двухстворчатыми воротами — трехэтажное здание Северо-Кавказского окружного военного суда. Именно тут 19 февраля состоялось судебное заседание по рассмотрению уголовного дела в отношении двух граждан Таджикистана.

    Казалось бы, сухая строчка из судебная статистика, в связи с отсутствием какой-либо сенсационности традиционно не привлекающая внимания общественности. Но это ошибочное впечатление.

    Террор «по удаленке»

    Начнем с констатации очевидного. Благодаря отлично налаженной пропаганде, эмиссарам «Исламского государства»1 (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) часто удается создавать не только отдельные ячейки, но и целые подпольные сети своих сторонников исключительно «по удаленке». ИГ1 генерирует сетецентрическую модель исламистского терроризма, позволяющую ему транслировать свои идеи посредством Всемирной сети в другие государства без личного контакта с гражданами этих стран.

    Подчеркнем: поскольку большая часть подобной пропаганды распространяется через интернет (например, через соцсеть Twitter и мессенджер Telegram), постольку охват аудитории у пропагандистов террористической организации получается широчайший. Подаваемая в наиболее доступной форме пропаганда ИГ, безусловно, находит отклик.

    В первую очередь, в сети пиарщиков террористического «рая» попадаются не особо образованные, малообеспеченные или не имеющие постоянной работы лица, которых, увы, немало проживает нынче на постсоветском пространстве. Конечно, из этого правила существуют исключения. Бывает, что на сторону ИГ перебегают вполне образованные и обеспеченные офицеры! Но это именно что исключения.

    Международная террористическая организация «Исламское государство»... Большинству граждан нашей страны кажется, что она существует если не в другом измерении, то, по меньшей мере, где-то далеко. Несмотря на частые сообщения о нейтрализации на территории РФ террористических ячеек, многие обыватели до сих пор не воспринимают исходящую от ИГ угрозу всерьез.

    Другое дело — ФСБ и иные силовые ведомства. Для них ИГ — противник вполне осязаемый, а фронт борьбы с террористами — более чем горячий. Наряду с предотвращением терактов, серьезнейшей задачей для отечественных спецслужб остаются выявление и предотвращение фактов вербовки в ряды ИГ. Если случаи ликвидации террористических ячеек становятся достаточно известными, то методичная работа органов по задержанию вербовщиков, как правило, остается в тени. И уж тем более не известным широкой публике остается тот путь, что приводит людей в ряды сторонников боевиков…

    Приговор как спасение: в Ростове-на-Дону осуждены трое пособников джихадистов

    Пропавший полковник

    2015 год оказался, увы, щедр на кровавые события. Теракт в парижском офисе сатирического журнала «Шарли Эбдо» — 12 погибших. В йеменской Сане террористы-смертники в двух мечетях убили 137 человек. В турецком Суруче действия террористов унесли жизни еще 32 человек. Анкара — террористы и 95 трупов. Затем — Синай и гибель от рук игиловцев авиалайнера Airbus A321 авиакомпании «Когалымавиа»…

    Чтобы остановить вскипающую волну международного терроризма на дальних подступах, российские ВКС обрушили бомбы и ракеты на исламистов в Сирии. Одной из предпосылок этого события стали данные отечественных спецслужб, из которых следовало, что в боевых действиях на стороне ИГ в Сирии и Ираке участвует порядка 3,5 тысяч граждан РФ и раза в два больше граждан других стран бывшего СССР.

    Лишним подтверждением этих данных стало внезапное исчезновение в том же 2015 году командира ОМОН МВД Таджикистана полковника Гулмурода Халимова. Куда пропал офицер, имевший немалый боевой опыт и квалификацию снайпера, прошедший стажировку в ВС США и частной военной компании Blackwater, стало ясно, когда в социальных сетях появилось видео медиацентра «Фурат». В том ролике Халимов пафосно заявлял, что перешел на сторону ИГ.

    Шокированный случившейся с Гулмуродом метаморфозой его родной брат подполковник Саидмурод Халимов предложил беглецу вернуться и предстать перед законом. В ответ на это Гулмурод объявил, что если его брат пойдет против него и станет «неверным», то он, полковник-дезертир, лично отрежет брату голову.

    Пока братья обменивались посланиями, супруга Гулмурода, начальник пресс-центра Таможенной службы капитан Хумайро Мирова, умудрилась незаметно для властей покинуть Таджикистан и вслед за мужем перебраться на территорию, контролируемую ИГ. Что с ней сталось дальше, на данный момент неизвестно, а вот Гулмурод Халимов в сентябре 2016 года довоевался до поста министра войны ИГ.

    В начале сентября 2017 года экс-полковник прибудет на совещание в подземный бункер под Дейр-эз-Зором, попадет под авиаудар российских ВКС и, получив смертельное ранение, скончается. Но тогда, в 2015-м, о столь печальном конце дезертира Халимова мало кто подозревал. Поэтому у встретившихся в адыгейском поселке Яблоновский двух мужчин, живо интересовавшихся не только канонами ислама, но и идеологией ИГ, настроение было вполне благодушное…

    Два «проповедника»

    Краснодар своей мечетью так и не обзавелся. По этой причине проживающие в городе мусульмане привыкли наведываться в небольшую мечеть поселка Яблоновский, фактический пригород административного центра Краснодарского края. У этой-то мечети в одну из пятниц 2015 года и сошлись двое уроженцев Таджикистана. Оба бородатые, они были земляками и почти одногодками. Один родился в 1991 году, второй — в 1990-м.

    Если бы кому-то пришло в голову составить на них досье, он удивился бы тому, насколько похожи данные двух мужчин: «Гражданство: Республика Таджикистан. Место рождения: г. Вахдат. Образование: неполное среднее. Не военнообязанный. На данный момент временно безработный. Периодически подрабатывает разнорабочим на строительных объектах Краснодарского края и Республики Адыгея».

    Приговор как спасение: в Ростове-на-Дону осуждены трое пособников джихадистов

    Первого звали Абдусалом Абдужаборзода. Не найдя себе занятия в родном Таджикистане, еще в 2008 году он перебрался в Краснодар. Судя по всему, успехи исламистов в Сирии не особо волновали Абдусалома до тех пор, пока до него не добрались слухи из дома о бегстве на Ближний Восток дальнего родственника — да-да, того самого полковника Халимова. Абдусалом лично знаком с Гулмуродом не был, что не помешало ему восхититься поступком родственника.

    Вдохновленный дезертирством таджикского омоновца Абдусалом стал списывать все личные неудачи на происки «неверных», принялся посматривать в интернете игиловские ролики и зачастил в мечеть. Тогда-то он и встретил второго фигуранта истории — Наджибуллои Бобишо Файзуллозода.

    Наджибуллои попал в Краснодар на год раньше Абдусалома. Запомнившийся знакомым постоянной легкой улыбкой на лице и взглядом с хитринкой Бобишо легко знакомился с людьми, обладал немалым красноречием. По словам одних, он работал на стройках по найму, по словам другим — не работал вообще. При этом деньги у Наджибуллои определенно водились.

    Где-то в 2010 году Бобишо по пятницам начал захаживать в мечеть поселка Яблоновский. К этому моменту Наджибуллои Бобишо Файзуллозода, несмотря на свой неопределенный социальный статус, уже считался одним из признанных лидеров таджикской диаспоры Краснодарского края и Адыгеи.

    В 2013 году Бобишо стал интересоваться действиями ИГ, благо слухов и сплетен о них в мусульманской общине ходило немало. Черпая данные из интернет-материалов игиловских пропагандистов, Наджибуллои под большим секретом рассказывал прихожанам мечети о «жестоких расправах правительственных сил Сирии над мусульманами». Как правило, подобные «проповеди» Бобишо заканчивал пассажами о «вооруженной защите прав угнетаемых сирийским правительством мусульман международной организацией «Исламское государство». Кроме обязательности вступления каждого мусульманина в ряды ИГ, Наджибуллои не забывал напоминать собеседникам о необходимости физического уничтожения «предателей» («муртадов» и «мунафиков»).

    Постепенно авторитет самозванного эмиссара ИГ, равно как и круг посвященных в содержание его «проповедей», росли. Одним из собеседников Наджибуллои стал уже знакомый нам Абдусалом. Который, конечно же, не утерпел и немедленно похвастался, что у него там, среди боевиков ИГ, воюет родственник.

    С этого момента Наджибуллои и Абдусалом стали напарниками, начав довольно напористо склонять знакомых мусульман к оказанию поддержки международной террористической организации.

    Из показаний Бобишо: «В виду сложившегося у меня стойкого убеждения о правильности деятельности организации «Исламское государство», я также говорил собеседникам, из числа наиболее близкого круга общения, о необходимости создания, в том числе и вооруженным путем, во всем мире или на определенной территории исламского шариатского государства».

    Под именем «Абу Умар»

    Со временем посвященные в деятельность Абдусалома и Наджибуллои оказались участниками чата мессенджера Telegram, целенаправленно пропагандирующего ИГ. Эта пропаганда упирала на то, что помощь «Исламскому государству» — это «священная обязанность любого настоящего мусульманина», а деятельность самого ИГ «одобрена многими исламскими учеными с мировым именем».

    При этом у Абдусалома имелся еще один неотразимый аргумент: «Чтобы подчеркнуть свой авторитет, я рассказывал, что моим родственником является Халимов Гулмурод, бывший командир ОМОН Таджикистана, который в 2015 году переехал в Сирию, где в настоящее время участвует в боевых действиях на стороне «Исламского государства».

    Энтузиазм Абдусалома вырос буквально до небес, когда он узнал из очередного пропагандистского ролика, что Гулмурод стал министром войны ИГ: «После этой новости я неоднократно рассказывал лицам из Таджикистана, посещающим мечеть п. Яблоновский, что, так как он [Гулмурод] мой родственник, я смогу решить вопрос, чтобы он нас устроил на хорошие должности в организации «Исламское государство», а также платил хорошее жалованье».

    Абдусалом и Наджибуллои старались установить связь с воевавшими в Сирии боевиками, энергично «тралили» интернет на предмет поиска новых агитационных материалов ИГ и активно ретранслировали все найденное своим знакомым.

    Приговор как спасение: в Ростове-на-Дону осуждены трое пособников джихадистов

    Из показаний Бобишо: «В одной из социальных сетей я зарегистрировался под именем «Абу Умар». В «друзьях» у меня там имелись знакомые, которые реально принимали участие в боевых действиях на территории Сирии в составе «Исламского государства» и с помощью которых я узнавал о новостях, об успехах и неудачах членов «Исламского государства».

    Из показаний Абдусалома: «При разговорах [со знакомыми] я неоднократно сообщал им, что в целях выезда на территорию Сирии для участия в боевых действиях на стороне «Исламского государства» я готов передать деньги для покупки одежды и продовольствия, необходимых для незаконного пересечения границы России и Украины, получения украинского паспорта, с использованием которого можно вылететь из г. Киева в Турцию, а в дальнейшем перебраться в Сирию».

    Все это не было пустыми словами. Абдусалом и Наджибуллои действительно удалось уговорить нескольких прихожан мечети, уроженцев Центральной Азии, последовать примеру Гулмурода Халимова. Другое дело, что своевременная реакция российских спецслужб не позволила большей части этих лиц выполнить свои намерения.

    Абдусалома задержали в тот самый момент, когда он сам решил вылетать в Турцию с вполне понятными дальнейшими действиями. Наджибуллои же после задержания изо всех сил доказывал, что дальше знакомства с интернет-материалами ИГ и пересказа их содержания прихожанам мечети поселка Яблоновский его содействие террористам не простиралось, но…

    Процитируем документ: «В ходе обыска по месту проживания Наджибуллои Бобишо Файзуллозода обнаружены и изъяты оружие, боеприпасы и компоненты для изготовления СВУ, а также религиозная литература, большое количество мобильных устройств и финансовых средств».

    Понятно, что оружие, боеприпасы, компоненты СВУ и прочее перечисленное само с неба не падает. Значит, у Наджибуллои существовал канал получения всего необходимого для превращения агитационно-вербовочной ячейки в куда более опасное структурное подразделение ИГ…

    Впрочем, тут мы вынуждены остановиться, поскольку не все тайны следствия стоит придавать огласке.

    Приговор как спасение: в Ростове-на-Дону осуждены трое пособников джихадистов

    По наклонной

    Чтобы у наших читателей не создалось впечатления, будто пособниками ИГ становятся исключительно уроженцы Центральной Азии, стоит познакомиться с еще одним фигурантом дела.

    Матвеев Алексей Викторович родился в 1989 году в расположенном на реке Малая Казанка городе Котово Волгоградской области. Родители его рано умерли, и несовершеннолетнего мальчика передали на воспитание в детский дом. В 2003 году подросший Алексей поступил на курсы обучения по специальности «газоэлектросварщик» и в июле 2006-го получил диплом о среднем образовании.

    Однако работать по специальности бывший детдомовец не захотел, выбрав более легкий способ добывания денежных знаков. Проще говоря, Матвеев начал красть и занялся наркотиками, на чем и погорел. Уже в январе 2007 года Алексей был осужден Тракторозаводским судом города Волгограда и приговорен к 3 годам 10 месяцам лишения свободы. С этого момента судьба Алексея, что называется, понеслась по наклонной.

    Матвеев отсидел, вышел, затем кража, грабеж, и 23 марта 2012 года — новый срок. Отсидев 2 года, вышел, затем кража — и еще 2 года заключения. После этого Матвеев на свободу отправился уже не только рецидивистом, но и… мусульманином, принявшим имя Сайфуллах.

    Хотя неофит комментировал принятие ислама фразой «Никакие лица на меня не влияли», органы впоследствии смогли установить, что свой поступок Матвеев совершил под воздействием лиц, отбывавших наказание за совершение преступлений террористического характера. В частности, именно там, в местах лишения свободы, Матвеев «подружился» с преступником, родная сестра которого входила в окружение уроженки Дагестана, террористки-смертницы Наиды Асияловой, устроившей 21 октября 2013 года взрыв в волгоградском автобусе…

    После выхода на волю гражданин РФ «разнорабочий Сайфуллах» решил сменить место жительства — видимо, решив, что в окрестностях Котова он слишком примелькался. В марте 2016 года, объявив знакомым, что «бежит от притеснений мусульман в Волгоградской области», Матвеев внезапно двинул на ПМЖ в Дагестан.

    Приговор как спасение: в Ростове-на-Дону осуждены трое пособников джихадистов

    Правда, как раз с ПМЖ у неофита не задалось, и пришлось ему поселиться не в квартире, а в Соборной мечети Махачкалы. По-прежнему отлынивая от работы, «Сайфуллах» привычно существовал за счет воровства, в свободное время заводя знакомства с прихожанами мечети… симпатизирующими ИГ.

    Надо полагать, Матвеев изрядно проникся идеологией международной террористической организации. По крайней мере, когда «Сайфуллах» в очередной для себя раз попался на краже, был осужден и вновь загремел в колонию, он прямо там занялся пропагандой идей ИГ.

    Из показаний Матвеева: «Я говорил [осужденным], что «Исламское государство» — организованная на высоком уровне структура, где распределена роль каждого из ее членов, которые выполняют четко поставленные перед ними задачи. Что они оснащены новейшим вооружением и средствами защиты, имеют собственные лагеря подготовки и высококвалифицированных военных специалистов… Я выражал свое восхищение этой организацией».

    Помимо похвал в адрес ИГ, Матвеев сообщал, что сразу после выхода из колонии самым правильным будет примкнуть к джихадистам и что он, «Сайфуллах», готов помочь в организации поездки в Сирию всем желающим. Но в этих отнюдь не благих начинаниях Матвеева постигла неудача.

    Сухие строки документа: «В результате комплекса оперативно-разыскных мероприятий задокументирован факт вербовки и склонения объектом сокамерников к принятию ислама радикального толка и выезду после отбытия наказания за рубеж для участия в террористической деятельности в составе МТО «ИГ».

    Спасенные жизни

    Что дальше? 30 января 2018 года решением Северо-Кавказского окружного военного суда «Сайфуллах» был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 205.1 УК РФ. Приговор — 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строго режима.

    19 февраля перед судом предстали Абдусалом Абдужаборзода и Наджибуллои Бобишо Файзуллозода. Приговор — 4 года и 6 лет колонии общего режима. Приговор вступит в законную силу через 10 дней.

    Читайте также: Это вам за пацанов: Роман Носиков о подвиге летчика Романа Филипова

    По понятным причинам, осужденные благодарить сотрудников правоохранительных органов не стали. А могли бы. Ведь сотрудники, вовремя вскрыв противоправные действия осужденных, спасли десятки человеческих жизней. Включая, очень может быть, и жизни самих Абдусалома, Наджибуллои и «Сайфуллаха». Потому что, доберись эта троица до Сирии, скорее всего, она пополнила бы уже не судебную, а совсем иную статистику.

    Напомним, что согласно прозвучавшему в конце прошлого года докладу министра обороны РФ Сергея Шойгу, в ходе спецоперации в Сирии было уничтожено более 60 тысяч боевиков, включая 2,8 тысячи выходцев из России.

    1 Организация запрещена на территории РФ.

    Автор: Андрей Союстов