Сирия эксклюзив
Сирия на страницах The Economist: скажется ли конфронтация других акторов на положении России в регионе
Общество
Стас Михайлов отменил концерты в Дагестане и Чечне
Следующая новость
Загрузка...

    Сирия на страницах The Economist: скажется ли конфронтация других акторов на положении России в регионе

    Сирия на страницах The Economist: скажется ли конфронтация других акторов на положении России в регионе

    Британское издание The Economist считает, что конфронтация между Израилем и Ираном может негативно сказаться на положении России в Сирии. Так ли это на самом деле — разбиралось Федеральное агентство новостей (ФАН).

    Комментируя атаку израильских ВВС на сирийские и проиранские подразделения  в прошлую субботу, The Economist отмечает, что это были наиболее масштабные авиаудары Израиля по территории Сирии с 1982 года.

    «Ни Иран, ни Израиль, несмотря на свою вражду друг с другом, не хотят полномасштабной войны. Но каждый из них пытается проверить, каков предел у другой стороны. Новые конфронтация обострилась, когда войска Башара Асада и поддерживаемые Ираном ополченцы вытеснили повстанческие группировки из района, близкого к контролируемым Израилем Голанским высотам. Израильские командующие говорят, что готовы к нападениям со стороны Ирана из-за роста количества его военных баз в Сирии».

    Эта ситуация, по мнению британского издания ставит Россию в сложное положение:

    «Эскалация конфликта между Израилем и самим Ираном может заставить ее выбирать какую-то из сторон. Россия и Иран стали близкими союзниками в спасении правительства Асада. Однако Путин и Биньямин Нетаньяху, премьер-министр Израиля, который сейчас борется за свою политическую карьеру, также находятся в теплых отношениях. Россия не против израильских ударов по проиранской «Хезболле», пока они не угрожают правительству Башара Асада».

    Сирия на страницах The Economist: скажется ли конфронтация других акторов на положении России в регионе

    Эксперт Ассоциации военных политологов, заведующий кафедрой политологии и социологии РЭУ им. Г.В. Плеханова Андрей Кошкин в прокомментировал Федерального агентства новостей (ФАН) публикацию в The Economist:

    «Надо согласиться с тем, что за основу берутся общеизвестные факты. Но, как мне кажется, интерпретируются они, мягко говоря, в одностороннем порядке, с неким прицелом на осуждение России. Статья пытается разочаровать ожидания общественности от перспектив возможного урегулирования сирийского конфликта. Задача статьи  — вытеснить Россию хотя бы в идейном или информационном пространстве за границы Ближнего Востока».

    Собеседник ФАН согласен с тем, что в настоящее время ситуация на Ближнем Востоке напряженная:

    «И в перспективе, к великому сожалению, напряжение не будет спадать. Это признают все эксперты. Это признают и политические руководители государств Ближнего Востока и западного мира. Это признается, в частности, Россией и Турцией. И хотя на сегодняшний день ситуация достаточно сложная, надо понимать, что каждое из государств решает свои региональные и стратегические интересы».

    Сирия на страницах The Economist: скажется ли конфронтация других акторов на положении России в регионе

    Как объяснил эксперт, Иран стратегически выходит к Средиземному морю:

    «Для него Сирия является центральным элементом в мозаике Ливан, Сирия, Ирак и Иран, поэтому он довольно поспешно старается укрепиться и активно организовывает свои базы на сирийской территории. Израиль же, как вечный помощник Соединенных Штатов Америки, конечно же, находится на переднем крае противостояния Ирану, и сейчас ситуация обостряется».

    И по мнению нашего собеседника, она  могла бы перейти в горячую фазу:

    «Если бы, на мой взгляд, не позиция России, не позиция нашего президента Владимира Владимировича Путина, который, в общем-то, на сегодняшний день старается сгладить острые углы. Учитывая хорошие отношения с Нетаньяху и то, что с Ираном Россия имеет давние дружеские связи, в перспективе мы готовы и дальше взаимодействовать. В этой ситуации присутствие России в Сирии является стабилизирующим фактором, который не позволяет разбалансировать ситуацию на Ближнем Востоке. Мне кажется, этого в статье The Economist и не учитывается, в тексте вообще стараются как-то обойти эту важнейшую роль России на сегодняшний день».

    Сирия на страницах The Economist: скажется ли конфронтация других акторов на положении России в регионе

    Эксперт отметил, что не последнюю роль в эскалации напряженности в Сирии играют Соединенные Штаты:

    «Соединенные Штаты — не просто интересант. Они генерирующий и основной блок, который способствует напряжению на Ближнем Востоке и конкретно на территории Сирии. Соединенные Штаты Америки, в том числе, и президент Дональд Трамп, не могут согласиться, что Россия смогла так успешно провести военную операцию, оказывая содействие сирийским правительственным войсками и уничтожив основные силы «Исламского государства»1 (запрещено в РФ), а также  начать переводить сирийский конфликт в плоскость политического урегулирования».

    Эксперт считает, что неслучайно Соединенные Штаты Америки требуют, чтобы никто не помогал экономически восстанавливать Сирию:

    «Это, как мы видим, уже ярко выраженный ход, который выглядит довольно враждебно по отношению ко всем, кто старается перейти к миру в Сирии. Это некий элемент проекта дестабилизации ситуации на Ближнем Востоке. Поэтому, конечно, генерирующими силами являются Соединенные Штаты Америки, а на переднем крае дестабилизирующих волн находится, конечно, Израиль, потому что он всегда был в фарватере внешней политики Вашингтона на Ближнем Востоке. Конечно, факты приведены, они были и об этом все знают, но их по-разному можно интерпретировать. Авторы The Economist интерпретируют их с позиции некой агрессии против ныне действующего законного правительства Башара Асада и активной роли России по оказанию помощи на Ближнем Востоке».

    1 Организация запрещена на территории РФ.

    Автор: Федор Успенский