Новороссия
Ток, избиения и пытки полиэтиленовым пакетом: бывший пленный рассказал об издевательствах СБУ
Общество
Во Владивостоке стартовал кинофестиваль «Меридианы Тихого»
Следующая новость
Загрузка...

    Ток, избиения и пытки полиэтиленовым пакетом: бывший пленный рассказал об издевательствах СБУ

    Бывший полит заключенный рассказал, что с ним сделали силовики СБУ в застенках тюрьмы

    После большого предновогоднего обмена пленными на территорию ДНР вернулись 158 человек, большая часть из которых — попавшие под горячую руку сотрудников СБУ невинные мирные граждане. Среди них оказался одесский политзаключенный Владимир Дорогокупец. В беседе с Федеральным агентством новостей освобожденный пленный рассказал о событиях в Одессе 2 мая, особенностях украинского правосудия и работе Службы безопасности Украины.

    До войны Владимир Дорогокупец был майором ВДВ в отставке. Биография более чем впечатляющая: служил в воздушном десанте, в морской пехоте, преподавал в военном училище, сам учился в Суворовском. Кроме того, принимал участие в боевых действиях в Чечне и Афганистане. Но здоровье со временем дало о себе знать, и Дорогокупец в 2003 году уволился.

    «Янукович проявил трусость»

    Свой рассказ о том, как все начиналось в Одессе, майор ВДВ начал со слов «Янукович проявил трусость». По его мнению, если бы во времена «майдана» тогда еще действующий президент обратился к гражданам страны или силовым структурам, то никаких кровавых событий бы не было.

    «Для меня показательный пример в этом плане — события в Китае на площади Тяньаньмэнь. Один раз подавили такое восстание, и что сейчас представляет собой Китай? Сильное государство, по экономическим показателям которое можно отнести ко второму в мире. Если бы на «майдане» был реализован сценарий «площади Тяньаньмэнь», на Украине те ужасные дни никто бы не вспоминал, и все было бы хорошо, а бандеровская нечисть была бы на своем месте — в тюрьме или в гробу», — считает Дорогокупец.

    Янукович проявил трусость

    Напомним, что в 1989 году в Китае на площади Тяньаньмэнь прошла серия акций протеста — поводом к началу событий стал визит Михаила Горбачева в КНР. 4 июня протестующие были разогнаны с применением танков, в результате чего погибли сотни людей.

    Одесса держалась дольше всех на Украине

    Зимой 2014 года Владимир Дорогокупец активно участвовал в мирных акциях и всевозможных митингах с одесской дружиной. Позже дело начало принимать дурной оборот — начались бои в Славянске, поднимался Донбасс. По словам Владимира, многие его товарищи уже тогда говорили, что нужно действовать более жестко и решительно, и противостоять либо по донецкому сценарию, либо по крымскому.

    Относительно людей по другую сторону баррикад майор ВДВ выражается презрительно. Что представлял из себя «Правый сектор»1 (террористическая организация запрещена в РФ) в Одессе в 2014 году?

    «Это кучка студентов и идиотов, которых было полторы-две сотни человек. Собирались они, митинги проводили… Даже не видно было, что митинги — так, если присмотреться, можно было понять, что что-то там происходит», — утверждает он.

    Многие представители силовиков тогда заявляли, что кто придет к власти, того они и поддержат. Главным для них было получать зарплату, пенсию, социальные гарантии и прочее.

    «Они говорили: «Мы будем выполнять приказы той власти, которая будет нас кормить. Берите власть, и мы за вас». Потом, конечно, произошло много событий, и Одесса держалась дольше всех на Украине, пока 2 мая не было принято решение зачистить все сопротивление на Куликовом поле», — рассказывает Дорогокупец.

    Одесса в Украине держалась дольше всех

    Сегодня некоторые украинские политики называют события 2 мая в Одессе акцией устрашения и гордятся тем, что «затоптали» одесское сопротивление и прекратили «русскую весну».

    «Правда потихоньку всплывает наружу, скоро они за те события еще и ордена себе требовать начнут», — считает Дорогокупец.

    В день трагедии Владимир был дома с высокой температурой, и о случившемся узнал только вечером через Интернет. Трагедию дополняло то, что в тех страшных событиях погибло трое его близких друзей.

    «После этого я понял, что не смогу оставаться в городе — я морально не выдержал бы этой нацистской агитации. Большинство людей из моего окружения придерживались того же мнения. Конечно, никто голыми руками на нынешних украинских боевиков не бросался — люди не глупые, в этом смысла не было. Государство в любом случае поддержало бы эти бандформирования. И я принял решение выехать в Россию — мои друзья оттуда предложили мне попробовать себя в должности руководителя охранной фирмы, и взять с собой еще кого-нибудь», — говорит собеседник ФАН.

    Простое желание уехать подальше от всех тех ужасных событий, которые разворачивались на Украине, обернулось для Дорогокупца тремя с половиной годами заключения.

    По его словам, на тот момент к одесской службе безопасности было много претензий со стороны Киева: работают плохо, позволяют «пророссийские выступления» и прочее.

    «Вот они и решили показать свое рвение и приверженность к пришедшей незаконной украинской власти, хватая всех, кого могли», — комментирует бывший политзаключенный.

    Поводом для его задержания стало то, что он якобы ехал на территорию РФ для прохождения военной подготовки, чтобы потом вернуться в Одессу и организовывать теракты, а после уже действовать в Донбассе.

    В тех страшных событиях погибло трое его близких друзей.

    Было больше смешно, чем больно

    «Я понимаю, если бы мне предъявили обвинения, когда я оттуда возвращался — в этом хотя бы была хоть какая-то логика. А так, я еду в Москву с целью получить гражданство, нормально жить и работать, и это мое желание уехать было расценено как действие, направленное на насильственное свержение власти. Именно такую статью мне вменяли», — рассказывает мужчина.

    Задержание происходило  лицами в гражданском на вокзале возле поезда Одесса — Москва прямо на глазах у изумленных жителей города. Примечательно, что несмотря на то, что Дорогокупец не оказывал никакого сопротивления, к нему применялись методы физического воздействия.

    «Невесть откуда налетела куча людей без формы, бомжевато одетые в подранную гражданскую одежду в балаклавах. Ну как балаклавах... в мешках неопределенной формы на голове. Это не были сотрудники органов безопасности. Я думал, это представители «Правого сектора» или «Азова». Хотел даже сопротивляться, но меня смутило, что люди были вооружены. Действия с их стороны были более чем неадекватные. Была попытка ни столько скрутить и задержать, сколько унизить и нанести увечья. Одному из них даже пришло в голову с разбегу прыгнуть мне на поясницу с ногами и криками «посмотрите, какого матерого волка мы задержали», — вспоминает Дорогокупец.

    Кроме того, при задержании руки Владимиру не просто заковали в наручники, их сковали так, что кожа была разорвана буквально до мяса.

    При задержании руки Владимиру не просто заковали в наручники

    После задержания каждый человек, как известно, де-юре является невиновным, пока обратное не доказано. Однако пресс-центр так называемой АТО разразился информацией, что задержан «опасный террорист»

    Владимир Дорогокупец был задержан около 15.00. Адвокат часом позже был уже возле здания СБУ, однако на допрос допущен не был. Причина вполне понятная — к задержанному применялись методы дознания, не предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Украины: четыре разряда тока в область шеи и головы, избиения, пытки с полиэтиленовым пакетом — все это происходило в застенках СБУ.

    «Я вам так скажу, когда в камеры начали сажать других людей, я понял, что у меня это были еще цветочки — другим доставалось сильнее и жестче. Чем позже люди были задержаны, тем более изощренные пытки к ним применялись», — резюмировал он.

    Извращенный судебный процесс

    За три с половиной года, что Дорогокупец провел в заключении, по его делу не случилось никаких продвижений — оно остановилось на уровне оглашения обвинительного акта. Заседания суда проходили раз в два месяца.

    «Сценарий каждый раз один и тот же: прокурор говорил о том, что риски в отношении меня не исчерпаны, и я могу как-то воздействовать на свидетелей. И все заседания суда сводились к тому, что просто продлевали срок заключения под стражей, и все. При этом от сотрудников СБУ и прокурора поступали предложения признать вину и выйти после вынесение приговора, а проведенный под арестом срок зачтется как наказание, поскольку ни состава преступления, ни доказательств у обвинения нет, а вменяемая статья не предполагает иных мер пресечения, кроме содержания под стражей. Но я отказывался оговаривать себя», — вспоминает Владимир.

    Год в тюрьме считался за два

    Стоит напомнить, что на тот момент действовал «закон Савченко» — год в тюрьме считался за два. Максимальный срок по статье, вменяемой задержанному — 10 лет, из которых он отсидел три с половиной года, то есть, семь лет по закону Савченко. Оставалось всего полтора года, и Владимир Дорогокупец твердо решил для себя отсидеть этот срок и выйти из тюрьмы без приговора.

    «Что самое смешное, я им открыто заявил, что вину не признаю, так как доказательств нет. СБУ после этого несколько раз вычеркивала меня из списков на обмен. Помню, был забавный случай в 2016 году на заседании суда, когда я первый раз огласил такую свою позицию. Меня выводили из зала, и я слышал, как шушукаются судья с прокурором и адвокатом: «А он есть в списках на обмен? Включайте его туда, а то с ним проблем будет больше, чем пользы». И с того момента Украина меня уже не удерживала, а наоборот, выпихивала на обмен. Наверное, им не нужен был человек, который вышел бы из тюрьмы без приговора», — шутит мужчина.

    Еще одной причиной отбыть продленный судом срок ареста был пример одессита, которого обменяли в конце 2014 года. У этого заключенного в Одессе была жена, родители и много родственников. Он решил вернуться в город и продолжать ходить на суд по своему делу — оно не было закрыто, как и у всех пленных. Мужчина вознамерился довести дело до конца и доказать свою невиновность в суде. В итоге на очередном заседании суда прокурор снова взял под стражу не только бывшего заключенного, но и его супругу.

    «Куда ни ткнись, никому нельзя верить, кругом сплошная ложь. Они обманывают народ, а свои вооруженные силы отправляют совершать воинские преступления. Ведь если они это называют антитеррористической операцией, то в таком случае в ней должны принимать участие по закону представители МВД и СБУ, но не вооруженные силы. Они применяются только при защите от внешнего агрессора. Они кричат, что агрессор — это Россия. Но если так, почему не объявлена война России и не введено военное положение в стране? Мне не то чтобы жалко представителей ВСУ, но однажды им придется отвечать перед своими гражданами за совершенные преступления», — считает освобожденный политзаключенный.

    В отличие от судей и прокуроров, по словам Дорогокупца, адвокаты действуют вполне адекватно — защищают подсудимых, руководствуясь буквой закона. В то же время СБУ и прокуратура настаивают на своем. Большинство задержанных получили в Одессе приговор, признав свою вину. Мотивация очевидна — дети, молодые жены и еще не прожитая жизнь.

    «У судей нет большего аргумента, чем признание вины обвиняемого. Признал вину — виноват», — акцентирует внимание Владимир.

    Уголовники, с которыми он сидел, люди абсолютно аполитичные

    Заключенные, с которыми он сидел, люди абсолютно аполитичные — у них свой мир, их не особо интересовала обстановка в стране. Но даже их возмущало поведение прокуратуры и СБУ по отношению к политзаключенным.

    «Они чесали затылки и говорили, мол, — лучше я три раза сяду за воровство, чем один раз с вами попаду», — вспоминает Дорогокупец.

    Последствия заключения

    До заключения майор ВДВ в отставке на сердце никогда не жаловался, проблемы были только с голеностопом. Проблемы с сердцем у Владимира начались в тюрьме.

    «Однажды меня увезли из зала суда на скорой в реанимацию одесской областной больницы, но возможности обследоваться не было. Вечером того же дня по распоряжению СБУ и прокуратуры меня из больницы выписали и привезли обратно в тюрьму», — рассказывает Дорогокупец.

    Возможность полноценно обследоваться он получил только в Донецке после обмена. Причем, результат обследований оказался настолько плачевным, что теперь мужчине требуется срочная операция — стентирование. Исходя из заключения медиков, стент довольно дорогой — 35 тысяч рублей, и его можно найти только в России. Операция, в целом, несложная, и ее готовы провести в ДНР бесплатно, но денег на сам стент не хватает.

    «Может, с сердцем проблемы из-за пыток током, не знаю. Получилось так, что один коронарный сосуд сердца на 70% уже, чем нужно. Нагнулся шнурки завязать — все, жди беды, начинаются головокружения и другие не самые приятные симптомы. Врачи говорят, что в любой момент может случиться инфаркт. Стент нужен», — утверждает бывший политзаключенный.

    1 Организация запрещена на территории РФ.

    Автор: Анастасия Вальдамирова