Интервью
Под землю или на компост: в Общественной палате обсудили утилизацию мусора
Происшествия
СМИ выяснили шокирующие подробности о рухнувшем Генуе мосте
Следующая новость
Загрузка...

    Под землю или на компост: в Общественной палате обсудили утилизацию мусора

    Под землю или на компост: в Общественной палате обсудили утилизацию мусора

    8 февраля в Москве прошли общественные слушания «Учет мнения граждан Российской Федерации при строительстве объектов, используемых для переработки отходов».

    В ходе слушаний участники обсудили механизмы решения конфликтных ситуаций между властями и населением при строительстве объектов утилизации отходов. Участники слушаний рассказали о своих проблемах и поделились видением перспектив переработки мусора в разных регионах нашей страны.

    После мероприятия корреспондент Федерального агентства новостей поговорил с членом Общественной палаты РФ, председателем комиссии по экологии и окружающей среде Совета по правам человека Альбиной Дударевой.

    Пусть субъекты думают

    — Какова ваша позиция относительно мусоросжигательных заводов в Подмосковье?

    — Именно в Подмосковье та технология, которую нам представили, технология сжигания на колосниковой решетке, по заявлению экспертов, является неэффективной, дорогостоящей и устаревшей. Альтернативой этого является переработка. Все должно идти в продукцию. Сначала сделать сортировку мусора, дальше — биокомпост. Затем — только неутильную фракцию, отходы, которые мы не можем переработать, следует либо сжечь, либо захоронить.

    — А куда направлять мусор прямо сейчас, в условиях когда в Московской области закрываются мусорные полигоны?

    — Я вам на этот вопрос не отвечу. Не я работаю в этом субъекте Российской Федерации. Это задача именно властей субъекта — подумать и сделать либо площадки накопления отходов,  либо что-то иное. Это задача конкретно отдельных субъектов Российской Федерации. И они ее, я надеюсь, решат.

    Под землю или на компост: в Общественной палате обсудили утилизацию мусора

    Увезти подальше

    — Если допустить, что проект по строительству мусоросжигательных заводов в Подмосковье будет свернут, то что вы предлагаете предпринять, чтобы мусор начали сортировать и перерабатывать? И по какой конкретно технологии должна идти эта переработка?

    — Я считаю, что необходимо вокруг Москвы установить целую сеть сортировочных станций. Из мусора нам необходимо выбрать как минимум половину полезных фракций, отправить их во вторсырье, а неутильный остаток на поездах, по железной дороге транспортировать на нежилые территории. Там и захоранивать. Такие исследования были проведены Центром государственно-частного партнерства Внешэкономбанка в 2015 году, о чем и доложили эксперты в ходе сегодняшнего совещания.

    — В каких-то странах мира уже была использована подобная практика?

    — Да, во многих странах применяется железнодорожная логистика для того, чтобы подальше увезти, и для того, чтобы мусоровозы не ехали. Почему у нас и предлагаются крупные заводы по сжиганию, по 700 тысяч тонн. Мы просто туда не сможем подвезти такое количество мусора на автомобилях, это огромное количество. Санкт-Петербург посчитал, что более тысячи мусоровозов должны будут подъехать к объекту переработки мусора. Ни одна инфраструктура, кроме железнодорожной, не выдержит такого напора.

    — Почему в европейских странах мусоросжигающие заводы не вызывают экологических проблем?

    — В Европе строительство мусоросжигательных заводов вызывало те же самые эмоции, которые были и у нас. Сейчас мусоросжигательные заводы в Европе очень медленно развиваются. Отличие России в том, что у нас есть атомная энергетика, есть гидроэнергетика, у нас сегодня профицит электростанций. Мы не нуждаемся в энергоресурсах, получаемых от сжигания мусора.

    — Хотелось бы спросить о вашей текущей и предыдущей профессиональной деятельности: вы профессиональный эколог или «по призванию»?

    — Нет, я не профессиональный эколог, я была экспертом в области экологической безопасности, и интерес к экологии у меня вызван тем, что я долгое время вела именно развитие отрасли обращения с отходами, была разработчиком стратегии по обращению с отходами, многих правовых актов в этой области, участвовала в создании правовых актов в этой области, участвовала в создании реформы по обращению с отходами. Таким образом я пришла в экологическую повестку. Работая в экспертном сообществе, кроме экологических проблем, связанных с отходами, увидела очень много. У меня внуки уже, и мне эта повестка очень близка, я буду делать все возможное для того, чтобы защитить окружающую среду. Моя ближайшая повестка на будущую жизнь — защита окружающей среды от пагубного воздействия нашего техногенеза.

    Моим учителем в области экологии был Николай Павлович Лаверов, который возглавлял комиссию по экологической безопасности России при Совете Безопасности России. Он уходя завещал мне продолжать его дело, развивать его дело, чем я сегодня и занимаюсь. Профессионально я экономист, и сейчас я пишу диссертацию «Экономика в области обращения с отходами».

    — К каким конкретно результатам привела ваша деятельность?

    — Например, написание стратегии по экономической безопасности России, реформа отрасли обращения с отходами. Тот, кто занимается этой реформой, знает, сколько я сделала для этого. Конкретно, стратегия по развитию отрасли, которая была прописана при Минпромторге. Половина ее прописывалась мной. Много таких основополагающих нормативных документов в отрасли обращения с отходами я писала, состоя в группе экспертов.

    — Каким был ваш путь в общественную палату РФ, чем там занимались?

    — Состоялись выборы в Общественную палату, меня выдвигал Союз женщин России. Моя биография на сайте общественной палаты. Там как раз экологическая деятельность, мое образование, публичная и открытая деятельность на протяжении всей моей жизни.

    Автор: Вениамин Ветохин