Общество
Настоящий охотник всегда бережлив: Россия нуждается в сохранении диких животных
Политика
В Киеве заявили о «тайном переселении» в Крым миллиона россиян
Следующая новость
Загрузка...

    Настоящий охотник всегда бережлив: Россия нуждается в сохранении диких животных

    Настоящий охотник всегда бережлив: Россия нуждается в сохранении диких животных

    Опыт Хакасии подтверждает: разумное регулирование охоты идет на пользу и дичи, и охотникам.

    В конце минувшего года Совет Федерации отклонил новую редакцию закона о запрете контрактной притравки охотничьих собак и птиц, подготовленную группой депутатов Госдумы. Тем не менее законопроект вполне может найти поддержку в верхней палате при условии его дополнительной проработки, о чем заявили сопредседатели согласительной комиссии депутат Николай Николаев и сенатор Владимир Лебедев.

    Первые заседания согласительной комиссии прошли 16 и 25 января. Окончательные поправки в законопроект должны быть внесены до 10 февраля, подтвердил депутат Николаев.

    Охота пуще неволи

    Обывательское восприятие такого рода новости будет весьма однобоким: мол, смотрите, нечем депутатам заняться, иначе как принимать очередные поправки в охотничьем законодательстве! Но при более внимательном рассмотрении ситуации с охотничьими угодьями, промыслом и экономическим значением охоты выясняется, что забота парламентариев о максимально полном регулировании охоты и промыслов является не блажью, а насущной необходимостью.

    Общая площадь охотничьих угодий Российской Федерации составляет более 1,6 млрд гектаров, из которых всего половина предоставлена в долгосрочную аренду для ведения регулярной охотохозяйственной деятельности. Для сравнения, общая площадь наиболее ценных сельскохозяйственных угодий, пашни, составляет в России лишь около 130 млн га, и еще 24 млн и 68 млн га приходятся, соответственно, на регулярные сенокосы и пастбища.

    Наглядно видно, что из общего земельного фонда России охотничьи угодья составляют около 86% площади, в то время как земли, на которых ведется сельскохозяйственная деятельность, — не более 14%.

    Интересно и соотношение между количеством российского населения, занятого в охоте и промысле, с одной стороны, и сельском хозяйстве — с другой. Продолжающиеся механизация и интенсификация сельского хозяйства только за последние пять лет сократили количество сельскохозяйственных работников на 10% (около 450 тысяч человек), снизив их абсолютное количество до 4,1 млн человек.

    В то же время число охотников в России имеет тенденцию к такому же постоянному уменьшению. Так, в 2011 году в стране было зарегистрировано около 3 млн официальных охотников с охотничьими билетами, а тремя годами позже их число составило лишь 2,15 млн человек.

    Настоящий охотник всегда бережлив: Россия нуждается в сохранении диких животных

    Тем не менее ежегодно в России приобретается и регистрируется населением около 160 тысяч единиц охотничьего оружия и около 100 млн патронов к нему. К сожалению, столь же угрожающими темпами растет и количество охотников, которые осуществляют охоту или промысел без официальных разрешений, «в черную». Отсюда возникает неприятная диспропорция в учете: официально охотничьим оружием владеет около 4,5 млн граждан России, в то время как официальными охотниками являются порядка двух миллионов людей.

    В целом, по оценкам Минприроды, российские промысловые организации, структуры, занимающиеся отношениями в сфере охраны и использования животных ресурсов, а также частная охота обеспечивают работой и средствами к существованию около 25 млн жителей страны, или 17% населения России.

    Все это говорит о том, что охотничья отрасль страны нуждается как в качественном совершенствовании, так и в проведении системных мероприятий по упорядочиванию поведения граждан, учреждений и организаций, осуществляющих охоту и промысел.

    Стоит добавить, что в США при вдвое большем населении, чем в России, и при меньшей площади охотничьих угодий зарегистрировано около 12 млн охотников, то есть в шесть раз больше, чем в России. Это тоже свидетельствует о весьма сложном положении официальной охоты в России по сравнению с охотой браконьерской, «черной».

    Крупная дичь — самая ценная

    Детальное упорядочивание охоты и одновременно поощрение ответственных и законопослушных охотников является насущной государственной задачей. Как показывает международная практика, именно бесконтрольность и хищническая добыча зверя — наиболее частая причина экологических и природоохранных проблем.

    Так, на территории Германии в год официально добывается более 1 млн голов европейской косули, около 500 тысяч голов кабана и более 50 тысяч голов благородного оленя. Тогда как в огромной России цифры — официальные! — на порядок меньше: около 30 тысяч европейской и сибирской косули, чуть более 60 тысяч голов кабана и 5 тысяч голов европейского благородного оленя и его азиатского собрата марала.

    В Швеции за один охотничий сезон официально добывается свыше 100 тысяч голов лося, а в России — лишь 20–25 тысяч голов лося в год. Думается, не надо говорить, что охотничьи угодья нашей страны несравнимы по своей площади с крошечными Германией и Швецией.

    Тем более странно то, что такое небольшое — по официальным данным — количество крупных копытных добывается в России на фоне выдачи ежегодно около 2,7 млн разрешений на добычу охотничьих ресурсов, в том числе около 280 тысяч — эксклюзивно на отстрел копытных животных. Получается, что лишь чуть более трети охотничьих билетов, выданных на отстрел копытной дичи, закрывается официально добытыми животными, в то время как остальные две трети формально числятся «пустыми».

    Настоящий охотник всегда бережлив: Россия нуждается в сохранении диких животных

    По самым минимальным оценкам, ущерб от незаконной охоты составляет ежегодно не менее 19 млрд рублей, и связан он отнюдь не с какими-то «царскими охотами», а в первую очередь — с массовым браконьерством в официальных и естественных охотничьих угодьях.

    Здесь необходимо пояснить, что российские охотничьи угодья делятся на три большие группы: заповедные территории, где охотятся только по специальным разрешениям; закрепленные территории, предоставленные в пользование на длительное время на определенных условиях (государственные охотничьи хозяйства, а также частные охотхозяйства и угодья общественных организаций); и, наконец, общедоступные угодья.

    По закону, общедоступных охотничьих угодий должно быть не менее 20%, однако такая пропорция соблюдается не везде. Например, общедоступных угодий нет в Московской, Калужской и Ярославской областях, но, с другой стороны, в Якутии, Коми и Архангельской области общедоступные угодья составляют более 90% охотничьего земельного фонда.

    При этом само по себе браконьерство отнюдь не столь выгодно по сравнению с официальной охотой, которая по карману практически любому жителю России. Так, каждый официальный охотник покупает ежегодно разрешение (путевку), в которое входят два обязательных платежа: сбор за пользование угодьями и государственная пошлина за добычу. Стоимость путевки может составлять от 30 до 50 тысяч рублей, а разовый сбор за лося или марала — только 1500 рублей и около 400 рублей государственной пошлины.

    За некоторые мелкие виды дичи, такие как зайцы, гуси, рябчики и даже лисы, взимается исключительно пошлина. Таким образом, рядовой российский охотник может спокойно охотиться официально — государственные сборы и пошлины никак не могут «пробить дыру» в его личном бюджете.

    Как вариант, в качестве положительного примера можно привести опыт соседней Белоруссии, в которой на небольшой площади охотничьих угодий (всего 16 млн га) организована высокоэффективная охотничья инфраструктура, приносящая в бюджет страны без малого около 100 млн российских рублей в год. А, скажем, опыт Венгрии еще более показателен — там на 4 млн га охотничьих угодий доходы государства составляют более 80 млн евро. При этом и в Венгрии, и в Белоруссии введены драконовские меры по охране охотничьих угодий и системно проводится борьба с браконьерами — нарушители закона лишаются не только путевок, но и охотничьих билетов, и даже преследуются в уголовном порядке.

    Настоящий охотник всегда бережлив: Россия нуждается в сохранении диких животных

    Российский пример

    А что же Россия?

    В качестве примера разумного отношения к объектам охоты можно привести небольшую Хакасию, в которой охотничьи угодья составляют немалую часть общей территории республики — около 5,5 млн га, из которых более 3,6 млн га являются общедоступными угодьями.

    Несмотря на сложнейшие природные и климатические условия и столь значительную площадь охотничьих угодий, Хакасия обеспечила не только сохранение популяции копытных, но и добилась устойчивого роста популяции косули и азиатского подвида благородного оленя — марала.

    Зафиксированный рост популяции составил более 15% для косули и около 7% для марала, что является несомненным успехом природоохранных мероприятий и разумного регулирования охоты. Тем более знаменательно то, что в 2011–15 годах в Хакасии был даже введен четырехлетний мораторий на отстрел косули, так как численность ее популяции находилась под угрозой резкого уменьшения.

    Дали свои плоды и системные усилия по борьбе с браконьерами. Ежегодно в Хакасии составляются от 600 до 1000 протоколов по незаконной охоте, а общее число природоохранных мероприятий, в первую очередь рейдов по охотничьим угодьям, держится на уровне 800–1000 в год.

    Всего за 2017 год сотрудниками охотнадзора Хакасии было изъято у браконьеров более 200 незаконно добытых объектов животного мира, среди них: 128 соболей, 52 белки, 22 косули сибирской, 18 куропаток, 7 глухарей, 4 лисицы, 3 марала, 2 зайца и 1 норка. При этом за прошлый год в органы внутренних дел передано лишь 12 административных протоколов для возбуждения уголовных дел, а еще 46 браконьеров лишены права заниматься охотой сроком до полутора лет. Большая же часть инцидентов была прекращена в связи с «деятельным раскаянием» и добровольным возмещением ущерба в полном объеме.

    Настоящий охотник всегда бережлив: Россия нуждается в сохранении диких животных

    Дополнительную сложность природоохранным мероприятиям в Хакасии придает тот факт, что значительная часть охотничьих угодий в ней расположена на высоте 600–2500 метров, так как именно там охотники обычно ведут добычу марала и косули. В таких условиях жителю равнины, будь то охотнику или егерю, тяжело выдерживать темп активной охоты — трудности начинаются уже на уровне ежедневных пеших переходов в поиске добычи.

    Отдельной задачей в Хакасии является и круглогодичный мониторинг охотничьих угодий. Несмотря на то, что законопослушные охотники либо осуществляют охоту на марала во время гона взрослых самцов (с 1 по 30 сентября), либо продолжают охоту на молодняк и самок вплоть до 31 декабря, в задачу егерской службы входит обязанность постоянного контроля численности благородного оленя. От точных отчетов и оценок егерей зависит сохранение популяции столь ценного животного — за сезон охоты допускается норма добычи в 10–12% от послепромысловой численности марала.

    Исходя из таких ограничений, охота на марала в Хакасии строго нормируется. За год в республике можно получить разрешений на отстрел не более 150–200 благородных оленей, так как более интенсивный промысел может негативно сказаться на численности популяции.

    Все предельно логично: бесконтрольная охота даже в легальном виде очень быстро может привести к тому, что охотиться будет просто не на что. Желающим заниматься этим благородным делом надлежит не просто соблюдать закон (это даже не обсуждается), но и добровольно следовать ограничениям на отстрел редких животных — это, в конце концов, на благо самих охотников.

    Как видим, пока что меры по пресечению браконьерской охоты в России отнюдь не драконовские. Так что дополнительное регулирование официальной охоты при непримиримой борьбе с охотой «черной» и браконьерской в российских условиях еще впереди.

    Автор: Михаил Большаков