Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Век неудобной республики. Колонка Руслана Мармазова

0 Оставить комментарий

Век неудобной республики. Колонка Руслана Мармазова

12 февраля исполняется 100 лет Донецко-Криворожской республике. Вековой юбилей одного из интереснейших явлений отечественной истории, которое, пусть и недолго просуществовало, но и след после себя оставило заметный и напомнило о том, что все было не случайно уже в текущем, XXI веке. Между прочим, это замечательный повод вспомнить ДКР, отметить, так сказать…

Все то же самое, плюс джипы

Возможно, это всего лишь мое частное мнение, но, полагаю, что 12 февраля стоило бы считать одним из самых важных, а может, и главнейшим, даже государственным праздником Донецкой народной республики. Сегодняшний воюющий и отстаивающий свою уникальность, идентичность, свои ценности и традиции Донбасс берет истоки в ДКР.

Вообще, даже удивительно, сколько параллелей можно провести между актуальными событиями, которые мелькают в новостных лентах, и тем, что творилось сто лет назад на этой территории.

Обстановка в мире в 1918 году была напряженной, а на землях слева от Днепра  схлестнулись «русский мир», в той, прежней его ипостаси, и западная цивилизация, которую охотно представляла Германия. ДКР ощетинилась на агрессивную, подогреваемую заграницей УНР.

С одной стороны были русскоязычные, русскокультурные индустриальные регионы, с другой – внезапно ощутившие безудержную тягу к самодержавной власти под присмотром иностранных кураторов архаичные селяне. Все как теперь, только антураж поменялся, беспилотники добавились и белые джипы ОБСЕ…

Век неудобной республики. Колонка Руслана Мармазова

Нет Украины – нет проблемы

О создании ДКР было объявлено 12 февраля (по старому стилю – 30 января) 1918 года в Харькове. Что важно, новое объединение создавалось как часть будущих социалистических республик.

С концептуальным докладом выступал большевик Семен Васильченко, и вот, что он говорил:  «По мере укрепления советской власти на местах федерации Российских Социалистических Республик будут строиться не по национальным признакам, а по особенностям экономически-хозяйственного быта. Такой самодовлеющей в хозяйственном отношении единицей является Донецкий и Криворожский бассейн. Донецкая республика может стать образцом социалистиче­ского хозяйства для других республик».

Понятно? ДКР могла стать образцом, и тогда СССР выглядел бы совершенно иначе. Конечно, это все фантазии на тему альтернативной истории, которая хороша для развлекательного интеллектуального чтения, но не имеет никакой связи с реальностью.

Прекрасно все помнят, что победила иная идея. Союз построили-таки по национальному принципу. Тоже неплохо получилось. К тому же, та могучая страна создавалась на века, никто и помыслить не мог, что когда-то она станет колоться по республиканским границам.

Наверное, территориально-экономическое деление дало бы свои выгоды. И свои сложности, разумеется. Но, во-первых, подобное административное структурирование было логичным в обществе, где обращать внимание на различия по расовым, национальным, языковым показателям считалось чем-то неприличным. Во-вторых, управление экономикой можно было выстроить эффективнее. В-третьих, сейчас бы точно не было проблем с Украиной в силу отсутствия таковой.

Век неудобной республики. Колонка Руслана Мармазова

Пробник альтернативной истории

Но недолго суждено было русской, по своей сути, республике быть в составе советской России. Уже 19 марта того же 1918 года она отправилась в границы Украинской Советской Республики. Не просто так отправилась, а с боями. Как раз же гражданская война бушевала.

Знаете, а ведь неудобной она оказалась какой-то, эта ДКР, со своей классовой прямотой и творческим задором. В России, видите ли, хотели остаться? Размечтались о кренделях небесных… У Москвы на этот счет был свой взгляд. Там уже потихоньку ваяли большую страну по национальным лекалам. Куда, по сути, и загнали ДКР.

В принципе, резон был понятен. В составе искусственно сшиваемой Советской Украины следовало усилить пролетарский компонент. Создание республики чистых селюков было явно ни к чему, при всем к ним добром отношении. С такой территорией проблем случилось бы жуть сколько. Но это на перспективу. А надо же было еще выбить с Украины немцев, петлюровцев, банды всякие, хунты хуторские. В этом смысле на кадры ДКР, их смекалку и опыт, не без оснований делалась серьезная ставка.

Очень скоро ДКР превратилась в яркий, но уже ни на что как бы не претендующий феномен, занявший свое место среди героических фрагментов истории революции и гражданской войны. Когда советы окончательно укоренились на громадной территории бывшей Российской империи, в принципе, стало не очень и важно, какой край в состав какой республики вошел. Это уже были такие формальности, на которые и внимания долгое время никто не обращал. Пока единая страна не рассыпалась на пазлы, как раз по тем самым штрихпунктирным линиям границ, которые считались условными и эфемерными.   

А если бы взяли за образец ДКР? Знаю-знаю, нет у истории сослагательного наклонения. А жаль.

Век неудобной республики. Колонка Руслана Мармазова

Угловатый герой Донбасса

Коли уж мы стали говорить о столетии Донецко-Криворожской республики, то было бы подлинным свинством не вспомнить ее идейного лидера и руководителя товарища Артема (Федора Сергеева). Что за удивительный был человек, какая былинная силища, какой незаурядный талант организатора! Биография такая, что фильмы с сериалами снимать можно десятками. А вот вообразите, почти ничего о председателе Совнаркома ДКР и не сняли.

Есть двухсерийная кинолента «Артем», созданная в 1978 году. Кстати, тоже юбилей, 40 лет картине. Главную роль пролетарского вожака, «волка революции» Артема исполнил белорусский актер Иван Мацкевич, которого называли «чемпионом постсоветского пространства по сыгранным в кино генералам». К сожалению, в декабре минувшего года Ивана Ивановича не стало…

Фильм же… Как бы сказать? Поскольку он касается такой персоны как Артем, плохим он быть не может по определению. Но масштабу личности, о которой задумали рассказать авторы, лента явно не соответствует — мелковата, излишне экономна. История подана фрагментами, причем нарубленными топором. Во второй серии, в старшем возрасте, Артем больше смахивает на Александра Лукашенко.

Снимала картину Одесская киностудия, потому, понятное дело, в кадре все время попадаются узнаваемые улочки «города у моря», которые изображают Харьков в 1905, а потом – хлоп! – сразу в 1917 году. Но даже не в этом дело.

О ДКР там нет ни слова. Донбасс вообще фигурирует мельком в контексте переговоров товарища Артема с делегацией украинской Центральной рады, когда он усыплял бдительность надутых гостей с трезубцами в петлицах шампанским, тянул время и ждал подхода подкрепления.

В фильм даже мельком не попали такие, казалось бы, лакомые для кинематографиста части биографии Сергеева, как бегство с сибирской каторги, скитания по дальневосточным странам, организация рабочего движения и газеты в Австралии… Казалось бы, чего надо-то? Такие сюжетные повороты специально не придумаешь. Нет же, молчок.

А потому, что персона Артема так же непримиримо угловата и не вполне вписываема в шаблоны, как и его главное детище – ДКР. Личность Сергеева слишком заметна, чтобы в любые времена пытаться ее проигнорировать. Но работать с таким биографическим гранитом не так просто. Единственный фильм об Артеме — тому подтверждение.

Век неудобной республики. Колонка Руслана Мармазова

Но память-то увековечивается не только в фильмах, книгах, монументах и названиях улиц. Главное — исторические свершения, которые удались или потерпели крах. Артему все удалось. Во всяком случае, его Донецко-Криворожская республика и сейчас в центре внимания, она борется и не сдается. Пусть и под немножко другим именем.

Кстати, республика все также далеко не для всех удобна. Официальный Киев на ДНР смотрит лютым зверем, что понятно. А в Москве то и дело слышишь рассуждения, мол, России нужна вся Украина, дружественная, союзническая, прорусская, а без Донбасса как же это возможно… История повторяется в новом своем витке.  

Автор: Руслан Мармазов