Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Россия нам как брат, и даже больше — полевой командир рассказал ФАН о жизни на линии огня в Сирии

0 Оставить комментарий

Россия нам как брат, и даже больше — полевой командир рассказал ФАН о жизни на линии огня в Сирии

Полевой командир сирийской армии Алаа Хайдар, защищающий район Дамаска Дахият аль-Асад, рассказал корреспонденту Федерального агентства новостей о ситуации в регионе и о том, как защитить гражданских лиц от снарядов, поразивших регион в результате интенсификации военных операций в пригородах Хараста и Дума.

Беседа с Алаа Хайдаром началась одновременно с прозвучавшим предупреждением о ракетном обстреле. На вопрос корреспондента, упадут ли снаряды прямо на здание, где проходит интервью, командир заверил, что волноваться не о чем.

«Это просто предупреждение для всех окружающих нас военных частей. Они должны быть готовы. Также это предупреждение и для местного населения, чтобы люди успели укрыться в безопасном месте. Есть примерно 30–50 секунд — столько времени проходит с момента взлета ракеты до достижения ею цели, что дает немного времени жителям, чтобы добежать до стены», — рассказал в беседе с корреспондентом ФАН Алаа Хайдар.

По его словам, именно южный район Дахият аль-Асад (где проходит интервью — прим. ФАН) на протяжении всего сирийского кризиса является стратегическим районом между Думой и Харастой — линией огня.

«Районы Тишрин и Барзе были захвачены, но после мирного соглашения все изменилось, и фронт перешел на Думу и Харасту. Несмотря на то, что этот район находится на линии фронта, здесь проживают исключительно мирные жители, и многие из них — приехавшие из других провинций и районов Сирии, спасаясь от боевых действий, — говорит командир Хайдар. — Кто-то приехал из Думы и Харасты, а кто-то из Алеппо, Дейр-эз-Зора и из Эль-Камышлы».

Россия нам как брат, и даже больше — полевой командир рассказал ФАН о жизни на линии огня в Сирии

Хайдар подчеркнул, что в Дахият аль-Асад нет военных объектов и частей, именно поэтому когда идет обстрел, боевики знают, что они открывают огонь именно по мирному населению.

«Они фактически обстреливают мирных жителей. Военные объекты находятся немного в другой стороне на линии фронта, и даже если их обстрелять ракетами, им ничего от этого не станет, — уверен собеседник ФАН. — Теми ракетами, которыми пользуются боевики, не навредишь военной части, поэтому страдают в большинстве случаев именно мирные жители. Если бы целью боевиков изначально были военные объекты, то они бы не стреляли по району Дахият аль-Асад».

Некоторые экстремисты обстрелами хотят поквитаться с собственной родней, уверен Хайдар.

«Я считаю, что боевики иногда хотят свести счеты со своими родственниками, которые проживают здесь. Правительство знает всех родственников экстремистов, которые сражаются против Сирийской арабской армии (САА), и многие из них живут в Дахият аль-Асад. Однако правительство считает, что эти люди ни в чем не виноваты, поэтому к ним относятся как к остальным мирным жителям», — подчеркивает он.

Россия нам как брат, и даже больше — полевой командир рассказал ФАН о жизни на линии огня в Сирии

Со слов Алаа Хайдара можно понять, что когда боевики начали предпринимать действия по взятию Харасты, ситуация в южном районе Дамаска накалилась так, как не накалялась со времен начала войны.

«Обстановка накалилась с момента попыток взятия Харасты. Дай Аллах, скоро мы победим, — выразил надежду Алаа Хайдар. — Все правительственные организации присутствуют в нашем районе: почта, полиция, разведка. Во-первых, мы работаем круглосуточно, работаем как в защите, так и в нападении, и все мы настоящие военные. Во-вторых, почти все из военных являются коренными жителями Дахият аль-Асад. Помимо военных обязанностей, есть у нас и служебные обязанности сотрудничества с местным советом района. Оно ведется с целью обеспечения потребностей района».

Командир также добавил, что район никогда не подвергался продовольственной или энергетической блокаде.

«Можно сказать, прилавки наших магазинов всегда полны еды. Мирные жители не почувствовали кризиса, кроме ракетных обстрелов и периодических столкновений. К примеру, за все семь лет не было недостатка в газе или бензине. У нас есть правило: все, что предназначается нашему району, нельзя выносить за его приделы. И это отразилось очень позитивно на жизни местных жителей, — говорит Хайдар. — А когда нужно было отправить топливо в какое-либо близлежащее село, то груз сопровождал целый отряд. К сожалению, жертвами боевиков всегда оказываются мирные жители, у нас нет пострадавших солдат. Потому меня всегда смешат заявления о том, что Дахият аль-Асад — это район военных баз. Все пострадавшие были мирными жителями — женщинами или детьми. Я думаю, что сирийский народ давно понял, что нет и не было никакой революции, есть только заговор, большой мировой заговор против Сирии и ее народа».

Россия нам как брат, и даже больше — полевой командир рассказал ФАН о жизни на линии огня в Сирии

На протяжении всего кризиса, как отметил командир Хайдар, люди спокойно ходили на работу и жили активной жизнью.

«Наши наряды курсировали в час пик - во время выхода детей из школ, во время выхода госслужащих их мест своей работы. Они патрулировали во всех местах скопления людей. Как только включается предупреждающий сигнал, который слышно везде, детей в школах собирают в специальных помещениях. К тому же дети уже сами знают, что делать и куда бежать в случае обстрела, — подчеркивает военный. — Сейчас, в связи с активными боевыми действиями, спецорганы решили отложить экзамены на неопределенный срок. Мы сделали это по просьбе мирных жителей, поскольку люди имеют на это полное право».  

Командир Алаа Хайдар также подчеркнул важность поддержки России для всего сирийского народа.

«Мы уже не можем говорить о России как о друге, только как о брате. Потому что Россия доказала своими действиями, что она нам больше, чем просто друг. Всех наших остальных союзников тоже можно назвать братьями. Но есть и те, кого мы считали братьями до кризиса, но эти люди показали свое истинное лицо. Больше они нам не братья, — подытожил Хайдар. — Так что, Россия нам как брат и даже больше. И я бы хотел поблагодарить российский народ и российское правительство, и всех тех, кто встал с нами на защиту Сирии от терроризма».

Автор: Нур Молхем