Лента новостей Выбор региона Поиск
18+
Регионы {{ region.title }}
Закрыть
Лента новостей
Популярное

Станислав Стремидловский: Польша сможет переступить через смоленскую трагедию

0 Оставить комментарий

Станислав Стремидловский: Польша сможет переступить через смоленскую трагедию

10 января польская комиссия по расследованию катастрофы 2010 года Ту-154М воздушных сил Польши под Смоленском приняла выводы международного эксперта Фрэнк Тейлора о том, что на борту президентского авиалайнера произошло несколько взрывов. Таким образом, Варшава вновь попыталась «поднять на щит» версию о преднамеренном характере авиакатастрофы, унесшей жизни 96 человек — 8 членов экипажа самолета и 88 пассажиров, включая президента Польши Леха Качиньского.

11 января последовал официальный ответ российской стороны: «Версия о взрыве на борту самолета была проверена Следственным комитетом РФ в числе первоочередных, но своего подтверждения не нашла». При этом СК РФ подчеркнул, что к аналогичным выводам пришли и специалисты Международного авиационного комитета по итогам проведения собственного расследования.

Иными словами, российская сторона еще раз напомнила Варшаве, что непосредственной причиной крушения рейса PLF101 признано решение экипажа не уходить на запасной аэродром, а системными причинами — недостатки в обеспечении полета и подготовке экипажа Ту-154М воздушных сил Польши.

В связи с этим стоит напомнить, что первая польская комиссия под руководством экс-главы МВД Ежи Миллера пришла к аналогичным выводам, назвав причиной катастрофы снижение президентского авиалайнера, пошедшего на посадку, ниже дозволенного минимума, несмотря на густой туман.

Кроме того, в декабре 2017 года во время большой пресс-конференции президент России Владимир Путин в очередной раз отверг домыслы о якобы имевшем место взрыве на борту разбившегося Ту-154М, назвав такие заявления «блефом, чушью и несуразицей»…

Станислав Стремидловский: Польша сможет переступить через смоленскую трагедию

Личностный фактор брата-близнеца

Ситуацию вокруг расследования польской стороной причин авиакатастрофы 10 апреля 2010 года Федеральное агентство новостей попросило прокомментировать международного обозревателя Станислава Стремидловского.

— Польшу с Россией связывают давние и, прямо скажем, не самые простые отношения. Лишнее подтверждение тому — продолжающиеся польские попытки отыскать в катастрофе президентского авиалайнера некий злой умысел, большинством комментаторов понимаемый, как «русский след». Со дня катастрофы минуло уже более 6,5 лет, но страсти вокруг разбившегося под Смоленском самолета не утихают. С чем в Польше связана такая, можно сказать, сакрализация гибели рейса PLF101?

— Следует помнить, что на борту разбившегося самолета погибло довольно много представителей польской элиты. И это не только сам президент Лех Качиньский и его супруга Мария Качиньская

— Да-да, среди погибших также оказались руководитель канцелярии президента, глава национального банка Польши, два вице-спикеры Сейма, вице-спикер сената, начальник генштаба, оперативный командующий вооруженными силами Польши, заместитель министра национальной обороны, командующий ВВС, командующий сухопутными войсками, командующий ВМФ, командующий специальными войсками, командующий гарнизоном Варшавы, руководитель Бюро национальной безопасности Польши, полевой епископ Войска Польского, архиепископ Польской православной церкви и т.д. Словом, это был, конечно, жесточайший удар по польской элите.

Станислав Стремидловский: Польша сможет переступить через смоленскую трагедию

— Вот-вот. С учетом отдельных болезненных моментов польской истории, во время которых элита государства подвергалась уничтожению, гибель в авиакатастрофе президента, его супруги, а также других известных польских политиков и представителей общественного мнения закономерно вызвала у общества Польши шок. Вне зависимости от того, как поляки относились к взглядам оказавшихся на борту президентского самолета 10 апреля 2010 года, сама по себе случившаяся авиакатастрофа произвела очень тяжелое впечатление на страну.

— Что же было дальше?

— А дальше началось то, что, видимо, не могло не начаться… Свое влияние на события стали оказывать особенности характера Ярослава Качиньского — брата-близнеца погибшего Леха Качиньского и лидера правящей консервативной партии «Право и справедливость». Потеря брата и его жены стала для Ярослава огромной личной трагедией.

Читайте также: Чудеса украинского самопиара: ВМСУ взяли на абордаж танзанийский сухогруз

Рассказывают, что когда один из политиков обратился к Ярославу Качиньскому со словами соболезнования: «Я понимаю, как вам тяжело. Я понимаю, как тяжело потерять брата», — Качиньский резко его оборвал и сказал: «Нет, вы не понимаете! Потому что у вас не было и нет брата-близнеца!..»

— То есть налицо – личностный фактор?

— Да, и этот фактор сыграл огромную роль. Также нельзя не вспомнить, что в Польше нашлись люди, попытавшиеся сыграть на чувствах Ярослава Качиньского в свою пользу.

— Каким образом?

— В первую очередь, подогревая сомнения Ярослава Качиньского в объективности расследования обстоятельств катастрофы. Весь этот комплекс факторов в итоге и породил в Польше то, что злые языки называют «смоленской сектой». То есть убеждение части общества в том, что Ту-154М погиб под Смоленском вследствие злого умысла… Я думаю, что господин Ярослав Качиньский — вполне зрелый человек, чтобы уже принять случившееся, как-то его осмыслить и с ним примириться.

Станислав Стремидловский: Польша сможет переступить через смоленскую трагедию

Варшава прячется за спину ЕС

— Можно ли на основании последнего вашего предложения сделать вывод о том, что, по прошествии некоторого времени, Польша перестанет бередить рану, полученную 10 апреля 2010 года? Станет относиться к истории гибели рейса PLF101 более взвешенно и спокойно?

— Думаю, что так и будет. Причем это может случиться даже раньше, чем мы думаем. Наблюдается очевидная тенденция, позволяющая сказать, что Польша готовится переступить через смоленскую трагедию. Антоний Мачеревич, до недавних дней бывший министром национальной обороны Польши и инициировавший создание комиссии по расследованию катастрофы президентского Ту-154 под Смоленском, до своей отставки публично жаловался на то, что государственное польское телевидение и государственное польское радио перестали обращать внимание на трагедию, случившуюся 10 апреля 2010 года. На мой взгляд, это свидетельство того, что что-то в Польше начинает меняться. По крайней мере, очень хочется на это надеяться.

— Почти ровно год назад американские войска вошли на территорию Польши. Помнится, премьер Польши Беата Шидло и министр нацобороны Мачеревич произнесли трогательные речи о том, как долго Польша ждала прихода заокеанских «друзей» и что теперь-то, наконец, Европа «спасена». Присутствовавшие на церемонии «встречи друзей» поляки тыкали пальцами в американские знамена и объясняли своим детям, что «это наши защитники от России». С точки зрения среднестатистического гражданина РФ, совершенно не планирующего в ближайшее время вторгаться в польские пределы, вышеописанные телесюжеты из Польши выглядели, мягко говоря, странно. Неудивительно, что значительной частью россиян Польша сейчас воспринимается то ли бастионом, то ли передовым плацдармом НАТО, живущим исключительно идеей конфронтации с РФ. Так ли это на самом деле? Я помню, как вы рассказывали, что в польском обществе хватает людей, которые с иронией относятся к попыткам представить Россию «империей зла»… Но все же, Польша — это бастион НАТО или нет?

Станислав Стремидловский: Польша сможет переступить через смоленскую трагедию

— Я бы не торопился называть Польшу каким-то там бастионом Альянса. Тот воинский контингент НАТО, который сейчас присутствует на польской территории, в силу своей малочисленности серьезной угрозы для России не представляет и радикально соотношение сил на польско-российской границе не меняет. Касательно же мнения о стремлении Варшавы к конфронтации с Москвой, давайте обратим внимание не на слова, а на дела.

Читайте также: Украина как актив Трампа: предпродажная подготовка для покупателя из России

Варшава до сих пор не приобрела американские зенитно-ракетные комплексы Patriot — в отличие от Бухареста, кстати. При всех наших сложных отношениях, Польша поддерживает те антироссийские санкции, которые входят в программу европейских санкций, но ничего сверх этого. Фактически, тут Варшава прячется за спину ЕС. Варшава не вводила каких-то своих национальных санкций против российских политиков, в отличие от США и некоторых других стран Запада. Польша воздержалась от принятия своего аналога акта Магнитского…

— Чего нельзя сказать о Канаде и Литве, поспешивших продублировать у себя американские действия.

— Ушедший в отставку 9 января министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский, насколько я знаю, хотел начать диалог с Россией. И при нем, и сейчас Варшава посылала и продолжает посылать своих эмиссаров в Москву. Осенью прошлого года, например, у нас с визитом была делегация Польского института международных дел (PISM), являющегося, по сути, правительственным центром выработки внешней политики. Что любопытно, в самой Польше некоторые политологи и журналисты по этому поводу подняли бучу и требовали отчета. Мол, пусть нам скажут, о чем там сотрудники PISM договаривались с этими русскими!.. Сейчас в польское правительство приходят новые люди. Можно сказать — политическая молодежь, не страдающая неприятием России, как тот же Мачеревич. Разумеется, в первую очередь эти люди будут заботиться об укреплении связей Варшавы с Брюсселем. Но я не исключаю, что Варшава сделает пару-тройку шагов и в сторону Москвы. Так или иначе, но мне кажется, что у польско-российских отношений есть будущее.

P.S. Во второй половине 11 января стало известно, что польскую комиссию по расследованию катастрофы президентского авиалайнера возглавил бывший министр нацобороны Польши Антоний Мачеревич…

Автор: Андрей Союстов